col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово. Ноябрь

Ольга Надпорожская. Стихотворные притчи иеромонаха Романа

О стихотворениях 2017-2018 годов, опубликованных в книге «Лазурь святая» (СПб.: Пальмира, 2017) и на сайте «Ветрово»


Фотография Александра Мелехова

Когда речь заходит о притчах, мы вспоминаем в первую очередь Евангелие: Вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, потому что они видя не видят и слыша не разумеют, — сказал Спаситель ученикам (Лк. 8:10). Вслед за Спасителем форму притчи использовали святые отцы: они объясняли законы духовной жизни, используя наглядные примеры из жизни мiрской. Внимательно читая стихотворения иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина), нельзя не заметить их глубинной связи не только со Священным Писанием, но и со святоотеческими произведениями. Выражается это и в том, что он тоже использует жанр притчи: деревья, цветы, облака — всё то, что отец Роман видит вокруг себя каждый день — становятся в его стихах образами людей.

Некоторые стихотворения иеромонаха Романа, не только поздние, но и ранние, перекликаются с главами из книги святителя Тихона Задонского «Сокровище духовное, от мiра собираемое», которая построена именно как собрание притч. Например, у отца Романа есть известное песнопение «Ах, оставьте, не нужно тревожить…»: в нем рассказывается о лужах, в которых грязь по ночам опускается на дно, они становятся чистыми и прозрачными и отражают месяц и звезды. Это — образ человеческой души. В книге святителя Тихона Задонского есть главка с похожим содержанием, которая называется «Тина или грязь на дне ключа». В ней святитель Тихон пишет: «Видим, что хотя в ключе и чистая вода имеется, однако на дне его бывает тина или грязь. Так и в глубине сердца человеческого имеется всякая нечистота. Как смердящая тина и зловоние, там кроется гордость и высокоумие, сребролюбие, гнев, злоба и зависть, скотская нечистота и всякая мерзость. В ключе на дне его лежащую нечистоту видно тогда, когда жезлом или иным каким-нибудь орудием по дну его ударяют; тогда от тины или грязи, на дне его лежащей, вся вода в ключе возмущается и становится мутной. Так и нечистота страстей и скотский злой нрав, в глубине сердца человеческого лежащий, во время искушения и соблазнов проявляется».

В отличие от более ранних стихов, у поздних стихотворений отца Романа почти всегда есть названия — в них задан тот основной образ, через который автор раскрывает свою мысль. Давайте прочитаем одно из них, которое называется «Страна берёз»:

Не миновать войны и гроз,
Пока живём единым хлебом.
Мне по душе страна берёз:
Вон как берёзы рвутся к небу!

Земная ширь им ни к чему,
Растут одной семьёю дружной,
Избрали свет, и потому
Им воевать совсем не нужно.

Ненастье не всегда в былом,
От лиха никуда не деться,
Но самый страшный бурелом
Не обломал вершины в детстве.

Вовсю стремятся к высоте,
Являя истину простую:
Что никогда не тесно тем,
Кто возлюбил лазурь святую.

Но почему лазурь свята́
И шлёт земле благословенье?
Где высота, там чистота,
Где чистота, там освященье.

15-16 января 2017

В первых строчках отец Роман предлагает нам, живущим единым хлебом (то есть только земным), брать пример с деревьев. Никакое дерево не может жить без земли — оно укоренено в ней, питается от неё, но при этом не зарывается в землю вместе с кроной, а всю жизнь тянется ввысь, к свету.

Дальше об этих деревьях рассказывается более подробно:

Земная ширь им ни к чему,
Растут одной семьёю дружной…

Дерево может расти и вширь, если стоит одно — как человек, который живет только для себя и делается все более тучным и внешне, и внутренне. Но в лесу или в роще дерево вширь не растет — ведь рядом стоят соседи: не мешая друг другу, они вместе устремляются к небу.

В следующей строфе читаем:

Но самый страшный бурелом
Не обломал вершины в детстве.

Если дереву отрезать верхушку, ровной вершины у него уже не будет, и оно пойдет вширь. Точно так же, если в детстве лишить человека веры (как это бывало, например, в советские времена), он уже не будет расти духовно. Но «страна берёз», о которой говорит отец Роман, свободна: там никто не обрезает деревьям вершины, не придает им надуманную форму шара или треугольника, не сажает их корнями вверх. Деревья дорастают до Неба и окунаются в лазурь — и в последних строчках отец Роман объясняет, почему называет её святой:

Но почему лазурь свята́
И шлёт земле благословенье?
Где высота, там чистота,
Где чистота, там освященье.

Чтобы пояснить эти строчки, нужно вспомнить святых отцов, которые говорят, что душа сначала очищается покаянием, а уже потом просвещается благодатью Духа Святаго. Можно процитировать, например, такие слова святителя Игнатия (Брянчанинова): «Одной чистоты недостаточно для человека: ему нужно оживление, вдохновение. Так, чтоб светил фонарь, недостаточно часто вымывать стекла, нужно, чтоб внутри его зажжена была свеча. Сие сделал Господь с учениками Своими. Очистив их истиною, Он оживил их Духом Святым, и они соделались светом для человеков. До приятия Духа Святаго они не были способны научить человечество, хотя уже и были чисты. Сей ход должен совершиться с каждым христианином, христианином на самом деле, а не по одному имени: сперва очищение истиною, а потом просвещение Духом».

О чем это стихотворение — «Страна берёз»? Понятно, что о некоем христианском братстве. Это может быть и православная семья, и монастырь, и вся Россия: ведь берёза — это символ Руси. Конечно, современная Россия мало похожа на страну берёз, о которой говорит отец Роман, но это стихотворение можно назвать её идеалом, иконой. Берёза является и символом Праздника Святой Троицы, Пятидесятницы — того дня, когда на апостолов сошла благодать Духа Святаго, и который считают днем рождения Церкви. Значит «страной берёз» можно назвать и Православную Церковь, где люди растут духовно, очищаются покаянием и просвещаются Духом Святым.

В другом недавнем стихотворении, которое называется «В бору», отец Роман пишет о лесе как о Храме, в котором деревья говорят о Вечности, а человек отрешается от всего земного и встречает Бога:

Среди дерев — не средь людей,
Заходишь в лес, как в Божий дом.
Ни разговоров, ни вестей,
И думы только о святом.

Во всём высокая волна,
Дух от земного отрешён.
Шумит о Вечности сосна,
Душа поёт: ей хорошо.

Приют молитвы вековой…
Плывут в лазури облака.
Водой небесною, живой
Кропит погода грибника.

И никого на свете нет —
Одна душа да горний Свет.

12 ноября 2017

Отец Роман часто использует образ дерева не только в стихах, но и в беседах с паломниками, которые приезжают в скит Ветрово. Совсем недавно недалеко от скита росли дуб и берёза — настолько близко друг к другу, что стали почти одним деревом. Было видно, что они мешают друг другу, и особенно тяжело берёзе — дуб совсем заглушает, сушит её. Два этих дерева отец Роман называл «Неравный брак». А потом во время грозы в берёзу ударила молния, и теперь рядом с дубом — только обломок сухого ствола. Действительно, тесное соседство двух разных деревьев напоминает мучительные отношения мужа и жены в некоторых семьях, которые иногда разрешаются только со смертью одного из них. И еще вспоминается народная песня «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина…». Конечно же, это очень красивая песня о любви, которой не суждено сбыться — но, может быть, это и к лучшему? Не лучше ли рябине оставаться на своем месте, не перебираться к дубу за реку? Нужно ли и в человеческой жизни совершать непомерные усилия, пытаясь соединить то, что несоединимо?

И еще одно дерево отец Роман показывает паломникам в лесу. Это довольно тонкая берёза, которая согнулась настолько, что превратилась в дугу и головой касается земли. А из ее ствола, как из свода арки, растут маленькие деревца. Отец Роман поясняет, что это дерево — как мать, которая все вложила в своих детей, прогнулась под ними — а теперь и сама гибнет, и дети обречены, потому что неспособны к самостоятельной жизни.

А теперь давайте прочитаем стихотворение отца Романа, которое покажется очень контрастным после двух предыдущих. Это уже не икона России, а её неприглядный портрет, к сожалению, очень узнаваемый. Стихотворение называется «Перекати-поле» — вы, конечно, знаете, что это растение, которое не имеет корней и носится по земле по велению ветра. У него нет ни верха, ни низа, и напоминает оно круглый высохший куст или комок травы. У этого стихотворения есть эпиграф — слова из Евангелия от Луки: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17:21).

Что-то с нами случилось,
Суетой дорожим.
Ну, скажите на милость,
От кого мы бежим?

Уж не пашем, не сеем,
Ржой рассыпался плуг.
Едем с юга на север,
А оттуда — на юг.

От родного порога
На случайный порог.
То на запад с востока,
То опять — на восток.

Силы нет подвизаться,
Как же душу спасать?
Всё хотим развлекаться,
Всё хотим отдыхать.

Манят чуждые дали,
Но не ради святынь.
От чего мы устали?
От своей пустоты.

В развлечениях тонет
Вечный смысл бытия.
То ли ветреность гонит,
То ли серость своя?

Или сдвинуло время
Мiроздания ось?
Перекатное племя
От глубин отреклось.

Верховодками стали
И таких же растим.
Вдалеке расцветаем,
В отчем доме грустим.

Что бы плоть ни велела,
Побежим ублажать.
Коль душа обмелела,
Чем ей жить и дышать?

Все задворки исходим,
А внутри пустота:
Глубину с мелководьем
Не сдружить никогда.

Обворованы раем
Бездуховных чужбин,
Потому вымираем,
Без корней, без глубин.

Но своё отвергая,
Чужебесьем грешим.
От себя убегая,
Мы от Царства бежим.

2 февраля 2018

В стихотворении «Страна берёз» отец Роман ставил нам в пример деревья потому, что они стремятся к небу. Но из стихотворения «Перекати-поле» мы узнаём, что бывает с тем, кто совсем не укоренен в родной земле: убегая от себя, он убегает от Царства Небесного, которое внутрь нас есть. Оказывается, тот, кто лишен корней, лишен и глубины, и высоты.

В другом стихотворении иеромонаха Романа образом человека становится роза.

Безмолвно роза говорит:
Не всё добро, что око просит.
И запах мил, и нежен вид,
Одна беда — не плодоносит.

Что́ красота живых цветов,
Когда приходит лихолетье?
Не зря цветенье без плодов
Зовут в народе пустоцветьем.

На красоту ль идём войной?
Безумен тот, кто Божье хает.
Что обличает род людской,
Цветы совсем не обличает.

Им оправдание — Господь!
А человек не оправдится:
Не может тем, что ищет плоть,
Душа небесная живиться.

Как часто походя грешим,
До края полня чашу гнева,
Когда желания души
Идут от похотенья чрева.

23-29 мая 2017

В стихотворении «Роза» отец Роман возвращается к теме, которая уже не раз звучала в его стихах: человек должен не только цвести, но и плодоносить. Если бы сады всегда были в цвету, а плодов не приносили, мы бы умерли с голоду. В природе все совершается по воле Божией, цветы и деревья таковы, какими их сотворил Господь — в другом стихотворении отец Роман говорит об этом так:

Природа учит здраво рассуждать.
Взгляни вокруг — премудростью повеет.
Что согревает, не должно питать,
И что питает, не всегда нас греет…

А вот в мiре людей многие, вопреки Божьему замыслу, не хотят ни питать, ни согревать — только цвести, радуя в первую очередь самих себя. По сути, это то же самое, что и дерево, растущее вширь.

В следующем стихотворении, которое называется «Облака», отец Роман размышляет о том, что человека возвышает не положение в обществе и даже не священный сан, а только его сущность. («Что означает слово благородство? — говорит иногда отец Роман в беседах с паломниками. — Родство с Богом: ведь Благий — одно из имен Божиих. Стал ближе к Богу, стал благороднее, и наоборот».)

Кто позабыл, зачем он в мір пришёл,
Гордится положением и саном.
И облака становятся туманом,
Когда с Небес опустятся на дол…

Блаженна жизнь, коль сущность высока,
Как в чудном Небе чудо-облака.

Но облака туманами падут,
Коль вместо Неба землю изберут.

И каждый должен с малых лет решить:
Туманом стать иль облаками плыть.

8 декабря 2017

От падения душу оберегает благодать Духа Святаго, символом которой во многих стихотворениях отца Романа является снег. В стихотворении «Снежинки» говорится о том, как ниспосланная Богом чистота укрывает душу, словно снег землю, и возводит её к святости:

Снег не падает, поверьте —
Кружится, парит.
После снежной круговерти
Сад огнём горит.

Полдень солнечный в новинку:
Солнцу каждый рад!
Невесомые снежинки
За окном искрят.

Над землёй снежок играет,
Звёздочки летят.
Словно мама укрывает
Милое дитя.

Всё под солнцем оживает,
И душа поёт.
Чистота оберегает
Любящих её.

Небеса покоят ладом,
И земля свята.
Чистота не может падать:
Ибо — чистота!

5 февраля 2018

В ноябре прошлого года иеромонах Роман написал стихотворение «Неприкаянность», о котором минский поэт Марина Наследникова очень справедливо сказала, что оно выражает суть монашества. Это одно из самых гармоничных и печальных стихотворений, написанных отцом Романом в последнее время — наверное, оно могло бы стать песней, но еще не нашелся тот, кто смог бы написать к нему музыку и исполнить его.

Забелила метель и дороги, и стылые кущи,
В лунном свете печаль — красота Красоте не чета.
И напрасно заснеженный сад так похож на цветущий:
И цветенье, и снег — всё пройдёт без следа.

Нет опоры душе, и она, как открытая рана,
Не найти ей покоя, отрады в юдоли земной.
Не печалься, душа: над тобой в Небесах постоянно
Звёзды ясно горят и зимой, и весной.

Вот и ростепель, дождь — ничего под луною не ново,
И заплакали стёкла, стирая узорчатый лес.
Мой неведомый друг, неприкаянность міра земного
Уврачует навек постоянство Небес.

30 ноября 2017

В строчке «красота Красоте не чета» не случайно первое слово «красота» написано со строчной буквы, а второе — с большой, прописной: земная красота не может равняться с Красотой Небесной — Божьей, и человек, который тоскует о Боге, никогда не насытится земным, преходящим. Но душа, «как открытая рана», наверное, не только потому, что не может найти утешения в земной жизни, а еще и потому, что болит за всех. Как писал преподобный Силуан Афонский, «монах — молитвенник за весь мiр; он плачет за весь мiр; и в этом его главное дело».

Почти тридцать лет тому назад иеромонах Роман написал такие строки: «И я шепчу, теряя силы, //Кровавя скользкую дорогу: // Вода стоячая — трясина. //Благословен идущий к Богу». Некоторые из новых стихотворений отца Романа продолжают тему дороги, только теперь автор смотрит на этот путь как будто со стороны, осмысливая в свете Священного Писания. Одно из таких стихотворений называется «Два пути»:

Что избираем, то и воздаёт.
К чему винить превратности судьбы,
Коль путник обязательно придёт
Туда, куда направлены стопы?

Идущим в пропасть оправданья нет,
Закон извечный разумеет всяк:
Свет просвещает возлюбивших Свет,
Мрак поглощает возлюбивших Мрак.

4 мая 2017

Казалось бы, все верующие люди хотят идти к Свету и даже думают, что идут к Нему. Однако часто мы обманываем себя и не замечаем, как теряем внутренний ориентир и смешиваемся с теми, кто идет удобной, широкой дорогой, но уже не в том направлении. Об этом стихотворение «Широкий путь», эпиграфом к которому стали слова из Евангелия от Матфея: Внидите узкими враты: яко пространная врата и широкий путь вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им (Мф. 7:13).

Проходим точку невозврата,
Избрав широкую дорогу.
На куполах сверкает злато,
Но злато не приводит к Богу.

Душа народа ржой побита,
Не знает радости полёта.
Коль благочестие забыто,
Что уповать на позолоту?

В домах молитвенных концерты —
За отступленьем отступленье.
Гляжу, болезнуя, на Церковь
И жду гонений, как спасенья.

28 декабря 2017

Во многом это стихотворение перекликается с известным пророчеством преподобного Серафима Вырицкого: «Придёт время, когда не гонения, а деньги и прелести мiра сего отвратят людей от Бога, и погибнет куда больше душ, чем во время открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла».

Еще в одном стихотворении отец Роман сравнивает земную жизнь христианина со странствиями евреев по пустыне — оно называется «Исход». Исходом называется и Книга Ветхого Завета, в которой рассказывается о том, как Бог вывел евреев из египетского рабства. Идя вслед за Ним в Землю Обетованную, еврейский народ непрестанно искушался, роптал, вспоминал Египет, в котором было вдоволь еды, и впадал в идолопоклонство.

Прискорбно из Египта исхожденье:
Нет ни высот священных, ни богов,
Котлов мясных — одно маннояденье
И страх перед набегами врагов.

Земля Обетованная далече,
А треволненьям нет и нет конца.
Всё громче ропот, всё безумней речи:
Раб жаждет мяса, игрищ и тельца.

Кумиры — наше всё! Творца забыли!
И скрыла бездна ропщущую рать:
Тому, кого кумиры обольстили,
Земли Обетованной не видать!

Удел Обетованный — Божье Царство,
Египет-мiр не мыслит о святом.
Скитанья по пескам сродни мытарствам
Во все века идущих за Христом…

На теле крест и на устах Всеправый,
А дух влечёт чужая сторона.
Пока милы египетские нравы —
Душа для Царства Света не годна!

19 февраля 2018

Церковь Христову часто называют Новым Израилем, и в тех, кого описывает в этом стихотворении отец Роман, легко узнать себя. Говоря о том, что знаем Бога, мы отдаем свое сердце не Ему, а житейскому попечению, кумирам — у каждого они свои, и мало кто из нас может искренне сказать: «Христос — наше всё!» Христианство лежит как бы на поверхности нашей души, а в глубине её находятся те мнимые сокровища, которые мы собирали, пока жили без Церкви — у каждого они свои.

Поэтому в завершение рассказа о стихотворных притчах иеромонаха Романа хочется пожелать всем возлюбить Свет всем сердцем своим, и всею душою своею, и всем разумением своим, и всею крепостию своею и не сбиваться с пути, ведущего к Богу!

Ольга Надпорожская
Июнь 2018
Сайт «Ветрово»


Фотография Александра Мелехова

Заметки на полях

  • Врло лепо, драга Олга, врло исцрпно и тачно.
    Моја сестра Гордана, која је преводилац за руски језик, поздравља Вас, и ужива у Вашим текстовима.

  • Ольга, огромное Вам спасибо за статьи!

  • Ольга Сергеевна, огромнейшее вам спасибо за анализирующую, обзорную статью , в которой вы приводите стихотворные притчи отца Романа и разъясняете нам, читателям, как все они перекликаются с Евангелием, как учат любить прекрасное, двигаться к Свету, то есть — к Богу.
    Перечитываешь стихи Батюшки и будто открываешь новый мир для себя, В каждом стихотворении что-то новое, в каждом стихотворении — глубина мысли. Их хочется читать и запоминать. Поклон земной Батюшке за его труды, за умение видеть прекрасное и облачать в словеса, за его необыкновенное отношение ко всему живому и за то что он есть.
    А мы, читатели, в свою очередь будем стремиться к тому, чтобы возлюбить Свет всем сердцем своим, и всею душою и не сбиваться с пути, ведущего к Богу! (Спасибо вам, Ольга Сергеевна, за такое замечательное пожелание!)

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.