col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иеромонах Роман. Земля Святая

27 апреля. Светлый Понедельник.

9 часов утра. Болен, лежу мокрый. Говорю басом, знобит. Жаль проводить день в постели…

…В автобусе. Отец Ириней, иеродиакон, Велчинова, я – едем в Старый Город. Непривычные лица пассажиров. Две женщины говорят на русском. Евреи из Союза. Олимы — так их называют коренные евреи. Презрительно это или почетно – не мне судить. Одно знаю, несладко им здесь. Особенно православным евреям. Страха ради иудейска они прячут иконы, зашивают кресты в ладанках, Храмы посещают тайно. В любое время могут потерять работу. Но как их ни жаль, я рад за них: может, это и есть тот «остаток Израиля», который спасется…

…В Храме поспокойнее. Часть туристов и паломников разъехалась. Узнаем у святогробца отца Пантелеимона, сколько стоит такси до монастыря Саввы Освящённого. Туда и обратно.

— Семьдесят шекелей.

Идем к стоянке, водитель восьмиместного такси требует сто семьдесят шекелей. Мы возмущаемся, но незнание английского не дает нам принять участие в переговорах. Надеемся на Арину и матушек (присоединились к нам). Но жесты матушек малоубедительны. Араб твердо стоит на своем. Арина устала, соглашается. Поехали.

…Показалась башня Иоанна Дамаскина. Мы оживились. И тут… машину останавливают. Два задрипанных доходяги. Террористы. Лица наглухо замотаны платками. В прорезях сверкают глаза. Вооружены длинными железными палками, камнями. Мы поднапряглись. Требуют пятьдесят шекелей. Потом великодушно (о, восточное гостеприимство) снижают до двадцати. Мы в раздумьи.

— Я заплачу, — говорит отец Ириней. — Они им дорого обойдутся.

Вид бумажки умиротворяет трудяг большой дороги. Нам дарят жизнь. Вежливо пропускают. Достаю блокнот.

— Пиши, — диктует отец Ириней. — Чудом остались живы.

Смеемся.

У стен монастыря нас окружают арабские детишки. Не отцепиться.

— Доллар! Доллар!

Раздаем конфеты. Звоним в колокольчик. Открывает монах. Христосуемся. Матушек не впускают. У входа остается и наша переводчица.

Идем наугад. Входим в Церковь. Появляется иеромонах.

— Савва, — указывает на стеклянную гробницу.

(Святые мощи Саввы Освященного.)

Поем с иеродиаконом величание, прикладываемся. Непривычно видеть открытую главу преподобного. В России святые мощи покрывают.

…Заходит рясофорный монах Иерофей. По-русски он говорит так же, как мы по-английски. Объясняемся знаками.

— Ватер, тринкен, — на англо-немецком прошу попить.

Изматывающая жара.

Монах кивает, приглашает в комнатку. Указывает на белобородого старца.

— Игумен.

Подходим, лобызаемся. Больше улыбаемся, чем говорим. Инок Иерофей приносит традиционные наперстки с кофе, фруктовую воду.

— Евхаристо.

Прощаемся с игуменом. Идем за Иерофеем. Еще одна Церковь. Поднимаемся высоко по лестнице.

— Дамаскин, — произносит инок.

Узкий вход в пещеру, где подвизался, творил преподобный-поэт. Сухо. Не встать в полный рост. На корточках поем величание. Молчим, вздыхаем (о том, как сами живем), целуем стены (преподобне отче Иоанне, укрепи, чтоб нам хоть приступить к монашескому житию). Выходим на смотровую площадку.

— Савва, — тычет проводник на мертвую противоположную скалу… Небольшой черный проем, дверь-окно. (Пещерка, где подвизался преподобный Савва.)

— Сейчас уже не залезешь, а залезешь, так придут: «Гони шекель», – сетует святогорец.

Спускаемся. Благодарим инока Иерофея, выходим. Снова окружают дети. Пристают, выпрашивают:

— Доллар! Доллар! Шекель!!

Теребят наши сумки.

— Какой доллар? – раздражается отец Ириней. – Фимиам!!!

Садимся. Едем.

…Машину тряхнуло: пятилетний карапуз приволок на шоссе длинную железяку. Шофер останавливается, выскакивает. Грозит. Довольный сопливый террорист с чувством исполненного долга улепетывает… Что ж, ребенок уже выбрал направление.

…Проезжаем арабское селение. Мальчишки с горок забрасывают камнями. Шофер, защищая голову, наклоняется к рулю. Я надеваю свой войлочный непробиваемый куколь. Слава Богу! Ни один камень не попал в машину. С другими бывает похуже!

Недели две назад арабы забросали камнями машину из Русской миссии. Выбили стекла, изуродовали двери, крышу. Милость Божия, жертв не оказалось. Увесистый камень попал в железную перемычку. Немного точнее — и инокиня Мария никуда бы меня уже не свозила.

Страницы ( 13 из 14 ): « Предыдущая1 ... 1112 13 14Следующая »

Заметки на полях

  • СпасиБо за правду, отец Роман! Не многим дано её говорить, даже в Церкви…

  • Отец Роман! Спасибо Вам за то, что Вы так просто и удивительно тонко показали всю многогранность мира. Вы так достоверно, детально описываете всё, что Вас окружает, что создается впечатление, как будто это ты сам путешествуешь по Святым местам. Несмотря на многие негативные факторы, которые там присутствуют (даже это Святое место, как вся Вселенная в миниатюре: и зло, и добро; и истина, и ложь; и чистота, и порок), тем не менее, высвечивывается, по крупицам складывается Святая Земля, по которой ходил Иисус Христос и которую Он нам завещал! Спасибо Вам за Свет и Истину, за Любовь, которую нам дарует Христос!

  • Начиталась, наплакалась, нарадовалась. Спаси Господи, о. Романа и редактора.

  • Как все мне это знакомо. Родилась и живу в г. Калининграде — свободной экономической зоне. Если конечно «зону» можно назвать свободной. По родителям своим ( их уж нет на этом свете) я — литовка. А вот по духу, вере и отношению к жизни — есть о чем задуматься…

  • Знаю, что не прочтет батюшка мою заметку, но все же.. Всегда читаю с умиленным сердцем, воздыханием и слезами Ваши стихи и прозы, отец Роман, и слушаю песни, спаси Вас Господи! Никогда не писала, но Ваш рассказ Земля Святая навел вот на какие мысли. Жаль, что Вы попали туда в такое время, когда было много людей и везде была толпа. Мы с мужем попали в феврали, когда народу практически не было. Спокойно везде побывали, приложились, помолились, поднялись на Голгофу. Только вот к вере я пришла много позже, и узнала ГДЕ я была, тоже намного позже, чем хотелось бы… К сожалению.. Но, всему свое время. В любом случае, благодарю Бога за все! Храни Вас Господи, отец Роман.

  • Спаси Господи, отец Роман, за такой прекрасный и искренний рассказ о Святой Земле и ее людях, и о всем увиденном и пережитом. И хочется сказать лишь одно: Благодарю за то, что Вы взяли меня с собой в эту поездку. Воистину только Святым Духом можно назвать Иисуса Христа! Доброго Вам здравия и сил на дальнейшее прохождение Вашего нелегкого подвига во славу Господа нашего Иисуса Христа и продолжайте говорить с нами (вразумляя нас) через Ваши произведения!

  • Благодарение от искреннего сердца моего, о.Роман. Почему то считала, что мало прозы у вас? Читала что-то, очень затронуло и сожалела, что мало в прозе написано. Слава Богу за все! Прочитала теперь с превеликим удовольствием, и посмеялась и поплакала дважды. Нет слов выразить чувства мои. И не хочется говорить лишнее. Словно еще раз побывала на Святой земле. И все ваши чувства разделяю. Болит душа и у меня от происходящего, словно все с ума сошли разом. Как случилось так, что люди даже мыслить разучились. Главное ни душа, ни совесть, ни добро, ни Бог, главное — деньги. Когда то в молодости была у меня тоненькая книжечка с вашими стихами. А песнопений я не знала. И вот Господь одарил меня такой радостью. Читаю и плачу. Слушаю и плачу. Раскаиваюсь. И возрождаюсь как верующий человек. К вере пришла в зрелом возрасте, так случилось, что не было у меня ни бабушек, ни дедушек. Мамочка моя осталась без матушки своей в 13 лет перед Великой Отечественной войной. Мама, что могла, дала нам, семерым своим детям- воспитание, совестливость, образование, чувство достоинства! Сложная была у нее жизнь и никогда она не роптала. Я это помню, чту и несу через свою жизнь с благодарностью. Но к вере полноценно привести видимо не могла, боялась может. Только в 80-х сказала после похорон отца: «Люба, окрести детей». Церковь действующую найти трудно было. Осуществилось это только через несколько лет в 1991-ом году. Крестилась сама вместе с детьми. Дорога ко Господу у меня не простая. Как и сама жизнь, далеко не гладкая. Я и не жалуюсь. Благодарю за все, иначе это была бы не я и не стала бы той, какая есть. Что было, все моя жизнь, значит так предначертано. Были испытания, бедность (считаю теперь благом для себя, а в детстве стеснялась), болезни врожденные, и приобретенные болезни, операции, скорби разные. Что и привело меня в храм. И вот, наконец я обрела то, что искала душа моя, подтверждение чистой веры ! Почему то именно через стихи и песнопения Ваши я стала понимать многое, истинность смысла жизни, постигать многие вещи. Вы стали живым примером чистой веры, не стяжателем благ земных, а стяжателем духовной благодати. И настоящим борцом. И смелым человеком, говорящим правду. И истинным патриотом Великой Руси. Простите за слова мои, тоже не люблю громких слов, но я глубоко почитаю Вас, о.Роман, ваше подвижничество. Наконец-то стала ощущать истинную любовь к людям и, главное, любовь к Богу. Начала больше понимать и прощать людей, и просить прощения чаще. Главное в душе становится спокойнее. Грехов много, но что то повернулось. Нет желания больше жить как все, как прежде. Я из тех, кто про себя думал, что много то и не грешу… Прости Господи! Наставляйте нас, о.Роман. Помогайте нам через свое творчество, своим словом и всей своей жизнью о.Роман. Помощи Божией Вам и здравия! Долгая лета! Если можете, помяните рабу божию Любовь в своих молитвах, призвать помощи Божией в здравии телесном и духовном особенно, чтобы не было пустых и дурных слов и мыслей, больше терпения и смирения. Спаси Бог!

  • Добавлю, что работаю в школе. Очень тяжело. Действительно идет борьба за души. С детьми говорю и стараюсь, чтобы понимали, рассуждали, думали. С детьми тяжело, но как тяжело со взрослыми всех уровней и мастей! Не высказать. Потому и боюсь за душу свою … Извините за такую, как получилось, по сути исповедь

  • Ишим

    Слава Богу! Прочитав, побывал на Святой Земле! И радость, и слёзы, и правда, трепет, и любовь! Спаси Господи, отца Романа! Как хочется обнять дорогого батюшку! Низкий ему поклон!

  • г.Санкт- Петербург

    Прочла только сейчас… Спасибо о. Роман!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа