col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Эдуард Анашкин. Старатель слова

О творчестве Бориса Бурмистрова

Читая стихи Бориса Васильевича, даже на уровне дыхания и интонации сразу ощущаешь поэта победного послевоенного поколения. Никакого интеллигентского надрыва в строках суровых мужских стихотворений человека, дышавшего воздухом Победы. Никакого лукавства по отношению к читателю! Откровенно исповедальный разговор о жизни и судьбе. Стихи пронизаны сибирским простором, ведь Борис Васильевич сибиряк не просто по месту проживания, но по духу. И Сибирь повидал разную, работая в Прокопьевске, Кемерове, Березовском… Начинал свой путь в жизнь и в литературу не каким-то «легкотрудником», «белым чиновным воротничком». Освоил рабочие профессии слесаря, бульдозериста, механика, впоследствии дорос до заместителя директора завода… Есть в биографии Бориса Бурмистрова и работа в старательской артели на Крайнем Севере. Слово «старатель» сегодня встречается нечасто. А когда-то благодаря старателям наша страна прирастала мощью и величием. И в жизни, и в поэзии, и в литературе Борис Васильевич именно старатель. За что ни берется, будь то сотворение стихов или руководство крупной сибирской писательской организацией в Кемерово, будь то помощь молодым талантливым авторам или литературное просветительство в школах – все у старателя земли сибирской Бурмистрова ладится.

Север – особая страница в биографии. Ведь и первая публикация случилась именно на Севере в самом начале 70-х годов. Северу Бурмистров обязан и стихами, которые позже вернулись к нему в виде песен, записанных народом на магнитофон и передаваемых друг по дружке. А ныне северные песни Бориса Бурмистрова поют даже на Донбассе! А вот первая авторская книга стихов вышла в Кемерове, куда Бурмистров вернулся после своих старательских странствий в 1989 году. Называлась книга «Не разлюби», в которой слышится не просто лирическое кредо, но жизненный призыв, обращенный к самому себе! Ведь без любви ничего не создашь!

Насыщенная творческая судьба досталась Борису Васильевичу. Почти два десятка авторских сборников в его послужном списке – «Поклонись земле русской», «Живу, и радуюсь, и плачу», «День, зимнего солнцестояния», «Скажи люблю…», «Как жить на свете не любя»; «О чем не сказано ещё»; «Сквозь сумерки времён» и многих других. Поэзия Бориса Бурмистрова стала достоянием российских коллективных сборников, хрестоматий, антологий. Он постоянный автор литературных периодических изданий России – журналов «Наш современник», «Москва», «Сибирские огни», «Огни Кузбасса», «Бийский вестник», «Родная Ладога» …Лауреат Большой литературной премии России, лауреат Всероссийской литературной премии им. святого благоверного великого князя Александра Невского, Всероссийской премии им. В. Федорова. Заслуженный работник культуры России. Но самое главное: он испытанный воин того русского засадного полка, имя которому – русская поэзия. Они очень разные, воины этого полка. Но стоят плечом к плечу, перекликаясь друг с другом стихами во время этого боя. Каждый на своей творческой огневой точке, каждый держит свою высоту без права на поражение и с полным пониманием того, что народ пока что в большей части своей равнодушен даже к собственной судьбе, не говоря уж о судьбе России. Именно так читается стихотворение Бориса Бурмистрова, посвященное памяти Юрия Кузнецова:

И хорошо, и одиноко, //И по-осеннему легко. //Все, что до срока – то от Бога! //И все, что в срок – то от Него. //Светлеют призрачные дали, //Густеет воздух, как стекло. //Мы в жизни многое познали, //И не познали ничего. //Поэт уходит. Вслед ни слова – //Молчит любимая страна. //Когда еще родит такого //В России русская жена? //Когда в тиши земного сада //Плоды покатят по ветвям? //Страна моя, тебе бы надо //Знать цену лучшим сыновьям! //Гудит натружено дорога. //Над ней – вселенская тропа. //И хорошо, и одиноко. //И Богу вверена судьба.

От строчек так и веет грозовым свежим воздухом, которым хочется дышать. Литературные оппоненты скажут, что русские поэты наивные, потому что верят в русское возрождение. Но таким оппонентам хочу ответить – эти поэты, воители земли русской, и есть залог такого возрождения.

Вся надежда нынче на мессию, //А другой надежды, видно, нет. //Мне б вернуться в Русскую Россию //Через сто и даже триста лет. //Кто-то скажет, ничего нет проще – //Надо только выбрать верный путь, //Чтобы очутиться в этой роще, //Русский воздух с жадностью вдохнуть. //Чтоб услышать птиц весенних трели, //Чтобы слышать, как журчит вода. //Я еще с рождения поверил – //Русский мир, как космос, навсегда.

Примечательно, что даже к своим противникам, для которых Россия – просто звук пустой, русские поэты породы Бориса Бурмистрова относятся не как к врагам, а как к литературной и жизненной неизбежности. Это ли не истинная духовность, чтобы даже в своем враге видеть человека?

Во времена тотального вранья – //Где ты, «мой друг» и где сегодня я. //С какого краю и в каком ряду – //Ты за спиной у всех. Я не виду. //Я попадаю снова под прицел. //А ты опять тихонечко присел //И выжидаешь – снова пронесет – //И так всю жизнь – «везет тебе, везет» //Во времена тотального вранья – //Все стрелы зла направлены в меня. //Все потому, что за моей спиной – //Мой древний род: небесный и земной.

Поэзия Бориса Бурмистрова не только разящий меч, но и надежный щит, призванный охранить свой род и родину, которая в постсоветское время превратилась в неприкаянную страну, похожую на бомжа. Россия, не ощущая себя на земле предков дома, в лице своих граждане разбрелась по всем уголкам земного шара в поисках лучшей доли. Но где она, эта доля? Зато тоска по Родине, покинуть которую их вынудило полное небрежение власти, всегда остается с русским человеком. И каждый скиталец на свой манер пытается спорить с собственным одиночеством. Но при этом, как и полагается русскому человеку, не перестает глядеть в небо.

Ни угла, ни калиточки нету //И в кармане давно ни гроша. //Одиноко гуляет по свету //Позабытая всеми душа. //Дождь со снегом да северный ветер //Продувает беднягу насквозь… //И живет он мечтою о лете, //И надеется он на авось. //Со своим одиночеством спорит //И с надеждой глядит в небеса, //И кому-то незримому вторит, //И слезятся по-детски глаза.

Боль от того, что так обесценена в современной России значимость живого писательского слова – у каждого поэта сегодня своя. И у каждого, кто избрал стезю служения Русскому Слову, свой «путь кандальный». Думаю, можно было бы составить увесистый том из стихотворений разных поэтов на эту тему, что Слово, которое, как известно, было в начале, и которое было приравнено к Богу, теперь в общественно-культурной иерархии помещено едва ли не в конец. Болью сочатся строки Бориса Бурмистрова о том, что душа человеческая без оберега русской поэзии, осталась беззащитной и отданной во власть горлопанам.

Я тоже думал, что поэту дан //Бесценный дар – спасать людские души, //А оказалось – это все обман, //Поэт в России никому не нужен. //Сегодня, нынче все наоборот – //Нужны сегодня миру горлопаны, //Безумных зрелищ требует народ, //Где были божества – там истуканы. //Кто остановит этот блуд и бред, //Кто за других взойдет на путь кандальный. //Поэт в России, если он поэт? //Он боль и кровь земли многострадальной.

Сегодня словосочетание «духовная лирика» настолько распространено, что часто неискушенный читатель совершенно серьезно считает духовной лирикой стихи, где чем больше, тем лучше – упоминаний слова Бог. Потоки таких стихов заполонили издания. Хотя, по сути, духовная лирика – явление штучное. И суть ее, конечно же, не в поминутном поминании в стихах всуе имени Творца. Примета духовной поэзии – свет, исходящий от строчек. Такова духовная лирика Бориса Бурмистрова, в ней нет места мраку и страху несмотря на трагическое понимание, что люди во многом уподобились блуждающим теням. И далеко не всегда помнят, что созданы по образу и подобию божию. Пырей возомнил себя злаком – оттого и неладно на Руси! Вот и спрашивает себя каждый время от времени: «Как жить?».

Пока живёшь, живи без страха //В миру блуждающих теней. //Нательный крест, поверх рубаха, //Что для души еще нужней. //Не бойся правды, грех страшнее, //Признаться вовремя сумей. //Со стороны оно виднее – //Где ценный злак, а где пырей. //И нелегко в глухих потемках //Свет Божьей истины найти, //Чтобы потом в своих потомках //Продленье жизни обрести. //Кому-то власть, кому-то плаха – //Так мир устроен от зари. //Пока живешь – живи без страха. //И душу чистую храни.

Стихи о природе… Без них невозможно представить себе творчество поэта. В творчестве Бориса Бурмистрова природа не существует отдельно от человека и от народа. Деятельная натура поэта не терпит интеллигентской созерцательности, даже о природе Борис Бурмистров пишет энергично. Его лирический герой даже во временах года видит социальные явления и ищет выход для своего попавшего в беду народа:

Осень прохладою дышит, //Лист тополиный шуршит… //Друг меня, видно, не слышит, //Все о любви говорит. //Друг мой, очнись от обмана, //Все пребываешь во сне. //Поздно уже или рано //Думать, мечтать о весне. //Осень туманит овраги //И просветляется высь. //Друг мой, забудь свои страхи, //Все, что вокруг – это жизнь. //Время весенних разливов, //Знаю и верю, придет. //Господи, сделай счастливым //Мой несчастливый народ.

Неприятием античеловеческих установок апокалиптического времени пронизано многое из написанного Борисом Бурмистровым. Но благодаря таким поэтам, как он, душа спасается стихами, очищается стихами, объясняется в любви стихами, итожит прожитое тоже ими – стихами…

Жил и жил, никого не виня //В том, что видел своими глазами. //Всех прощаю, простите меня, //А за что – вы придумайте сами. //За любовь, за неистовый пыл, //Что любил я открыто и тайно. //Вы простите, что просто я был //В вашей жизни попутно, случайно. //Никого и ни в чем не виню – //Сам судьбу свою грешную правил. //Только лучшее в сердце храню, //Только лучшее в сердце оставил. //Все, что есть заберу я с собой, //Вам лишь капельку грусти оставлю. //Что отмеряно было судьбой, //Я уже никогда не исправлю.

…Мудрость души, помноженная на творческое горение и деятельная любовь к жизни – это о старателе слова Борисе Бурмистрове. Название самой первой его книги стихотворений «Не разлюби» на поверку оказалось не просто девизом, а пророчеством.

Эдуард Анашкин (село Майское Самарской области)
Русское воскресение

* * *

Все больше зимние пейзажи
Рисует мальчик, мой сосед.
И дарит девочке Наташе,
И говорит: «Прекрасный цвет».
Белеет серый лист бумаги
Под кистью юного творца,
Белеют рощи н овраги,
И снег белеет у крыльца.
Белым-бело во всей округе,
Что уместилась в полотне …
И мчит малыш к своей подруге
На белом, белом скакуне.
Рисуй, малыш, все белым цветом,
Пока так чувствует рука,
Пока еще ты с белым светом
Лишь познакомился слегка.

* * *

Заклубилась дорога степная,
Не видать горизонта вдали.
Русь моя, моя жизнь зоревая,
Где, скажи мне, зарницы твои?

Вдоль дорог лишь полынь да осока,
Ветер воет протяжно во мгле…
Овдовела ты, что ли, до срока?
Не видать мужиков на земле.

Так за что же такая нам доля –
Сирый дом на сиротской меже
Да бурьяном заросшее поле,
Да заглохшая песня в душе?!

ПОМИНАЛЬНОЕ

Мы бы могли жить совсем по-другому…
Лодка печали причалила к дому.
Мы же не звали ее, не просили.
Сел в эту лодку отец наш – Василий,
Дочка Светлана, сынок — Василечек,
Бабушка Дуня и сын ее – летчик,
Брат Анатолий и друг его странник –
Лодка отчалила, скрылась в тумане.
Лишь перевозчик махнул на прощанье
И, оглянувшись, сказал: «До свиданья».

Другие стихотворения Бориса Бурмистрова — на сайте поэта.

Заметки на полях

  • Тверь

    Спаси, Господи! Эти стихи очень откликаются в душе. Отражают то, что было и то, что ещё болит. И столько в них светлой грусти…
    Приводя в порядок внутренние ориентиры, дают надежду на лучшее.

  • Коломна

    Ольга Сергеевна, приношу сердечную благодарность за эту публикацию! Автору, Эдуарду Анашкину — низкий поклон! К стыду своему, впервые сегодня услышала имя поэта Бориса Бурмистрова, «испытанного воина того русского полка, имя которому — русская поэзия» (повторяю образное определение автора очерка).
    Сразу отыскала в интернете сборники стихов Бориса Бурмистрова — без преувеличения скажу, что давно уже не доводилось испытать такого потрясения, такого сильного сердечного отклика :
    многие стихотворения заставили сердце биться в унисон со строками, мерно и гулко.
    Перечислю те стихи, которые мне показались особенно глубокими и пронзительными:
    «Я снова загнан в угол…»,
    «Это дерево вечно растет… «,
    «Распутица, сумятица и слякоть…»,
    «Осень прохладою дышит…»,
    «Ты думаешь, грехи простятся…».,
    «Вы говорите, что стихи грустны… «,
    «Метаморфоза»,
    «Жил и жил, никого не виня…» …
    Пишу и понимаю, что всего перечислить просто невозможно…
    Поэзия Бориса Бурмистрова — широкая, глубокая, родниками наполняющаяся русская река… И встретившись с нею, русская душа, почувствовав родное, откликнется, — не раз, испытывая жажду, ища чистой воды, возвратится на берега этой реки, к ее звучащим родникам!..

    * * *
    Распутица, сумятица и слякоть,
    Храп и стенанье взмыленных коней,
    О Родине не только петь и плакать,
    Еще и думать надобно о ней.
    Истерзанные русские равнины,
    Могилы предков пылью занесло.
    Добро бывает часто без причины,
    Осмысленным бывает чаще зло.
    И потому мне больно и тоскливо,
    Мотивы зла понять я не могу.
    Два берега. Жизнь, как река, бурлива
    И на каком остаться берегу?
    Распутица.Тащу сапог из глины,
    Сезон осенних
    проливных дождей,
    Заезженные русские равнины —
    Храп лошадей и —
    взмыленных людей.
    ЗАПОВЕДЬ
    На грешную жизнь не ропщите, —
    Все было, все будет в судьбе.
    Друг в друге врага не ищите,
    Но Бога ищите в себе.
    Друг в друге лишь друга ищите,
    Отринув хулу и вранье,
    И памяти тонкие нити
    Не рвите во имя свое.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа