col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Валерий Лялин. О Кресте Христовом

Пока набирала этот текст, думала о том, что исторические, богословские, филологические сведения о Кресте, которые приводит Валерий Николаевич Лялин (1928–2010), теперь легко найти в Интернете. Он отыскивал их в книгах, делился тем, что помнил сам, и не копировал, а набирал на печатной машинке. Он считал, что это важно знать читателям, раз написал этот очерк, такой непохожий на другие его рассказы. Наверное, писатель думал, что, делясь знаниями, перепечатывая отрывки из Священного Писания, и сам получает духовную пользу — как получали её дети, учившиеся читать и писать по Псалтири. Мы сегодня можем получить эти знания без особого труда, но с такой же лёгкостью забыть через пять минут о прочитанном и остаться такими же, как были прежде. И изменить это очень трудно – только если ограничить круг чтения и начать читать медленно и вдумчиво. Наверное, осудиться можно не только от написанных и произнесённых, но и от прочитанных слов…

Ольга Надпорожская

Крест – сим­вол стра­да­ния Гос­по­да на­ше­го Ии­су­са Хрис­та. Он при­шёл на Русь ты­ся­чу лет на­зад из гре­чес­кой Ви­зан­тии вмес­те с пра­во­слав­ной ве­рой.

Крест, Хрис­тос, Вос­кре­се­ние – вот три сло­ва, ко­то­рые, бу­ду­чи фи­ло­ло­ги­чес­ки раз­ны­ми, со­е­ди­ни­лись стра­да­ни­ем Хрис­то­вым на ве­ка.

Эти три слова вместили в себя всю христианскую историю.

Что же прежде был Крест?

Раньше, до Христа, этот предмет был орудием страшной позорной казни, наводящий ужас и отвращение. Одни говорили, что это – несчастное древо, проклятая виселица. Другие, услышав слово «Крест», убегали подальше в суеверном страхе.

Впоследствии учитель Церкви, блаженный Августин, писал о Кресте: «Между всеми родами смерти не было столь страшного и позорного, как смерть крестная».

По законам Римской империи этой казни подвергались мятежные, преступные рабы, а также злодеи и разбойники, не имеющие римского гражданства.

Наказание через распятие было медленным убийством. При этом пользовались той формой креста, которая нам наиболее известна. После приговора к распятию обычно соблюдался определённый ритуал казни: после бичевания толстыми ремнями приговорённый должен был нести свой крест до места казни, которое находилось вне города, у большой дороги.

Там с приговорённого снимали одежду, давали пить дурманящий напиток, распинали его на кресте гвоздями и верёвкой. На кресте прибивалась дощечка с наименованием вины распятого.

Затем крест воздвигали и утверждали в яме.

В конце Своего земного пути Христос сказал ученикам: Как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3: 14-15).

Эта интересная библейская история о вознесении медного змия на древо произошла с пророком Моисеем и еврейским народом в Синайской пустыне после исхода евреев из Египта.

Народ, не вынеся тягот перехода через пустыню, возроптал на Бога. И Бог в наказание послал им множество змей, которые напали на евреев и начали их умерщвлять. Тогда Моисей взмолился к Богу о помиловании и спасении народа, и Бог, услышав его моление, сказал ему: Сделай себе [медного] змея и выставь его на знамя, и… ужаленный, взглянув на него, останется жив (Числ. 21: 8).

В этом ветхозаветном вознесении медного змия – прообраз Распятия Христа Спасителя.

Блаженный Феодорит поясняет: «Как медный змей не имел яда, так Христос не имел греховной скверны. Как ужаленные, с верой смотря на медного змея, получали спасение, так и уязвленные грехом, несомненно веруя в страдание Спасителя, оказываются победителями смерти, приобретая вечную жизнь»[1].

Здесь знамя – хоругвь, имеющая вид Креста, впервые предстаёт не как орудие смерти, а как символ жизни и спасения.

Из далёкой древности нам был показан первоначальный образ Святого Креста, с которым мы побеждаем всех врагов видимых и невидимых.

Первым последователям Христа приходилось терпеть от язычников и насмешки, и глумление, и поругание за почитание Креста Христова. Язычники и иудеи кричали христианам: «Как вы можете почитать Крест – это проклятое древо, эту виселицу?»

И апостол Павел в Первом послании к Коринфянам пишет: Ибо слово о Кресте для погибающих (т.е. язычников) – юродство (т. е. безумие) есть. А для нас Спасаемых – Сила Божия (1 Кор. 1: 18).

Язычники и иудеи, понося Крест Христов, не хотели замечать его крестной благодатной силы, которой наполнена вся Вселенная, не хотели замечать его спасительного действия. В течение трёх первых веков языческий Рим вёл кровавую борьбу с христианской Церковью, но уничтожить её ему не удалось. Более того, язычники начали сознавать, что в Церкви присутствует Истинная Божественная Сила, чудесно защищающая её.

Для утверждения в мире Христианства Бог являл Свою волю в виде знамения Креста. Так, императору Константину Великому, первому из римских императоров, признавшему Христианство, перед битвой с Максентием в 312 году было чудесное видение в небе Креста с огненными словами: «Сим победиши». Знамения Креста, по свидетельству историков, на протяжении последних двух тысяч лет были неоднократно.

И в нашем городе осенью 1941 года, в самом начале блокады, по свидетельству академика Натальи Бехтеревой, в небе над театром драмы имени А. С. Пушкина в течение трёх дней было явление Креста, который видели многие ленинградцы.

Как известно, изображение Креста и веру в его спасительную благодать принесли на Русь византийские греки в 988 году во времена князя Владимира, когда совершилось Крещение Руси. Но Крест по-гречески – «Ставрос», и в четырёх Евангелиях на греческом языке Крест обозначен словом «Ставрос». Так почему же в Древней Руси привилось не греческое «Ставрос», а невесть откуда взявшееся слово «Крест»? Оно явно не славянского происхождения, что подтверждает современный этимологический словарь. Это позаимствованное слово в древнеславянском языке прослеживается уже с XI века, по свидетельству Словаря древнерусского языка академика Измаила Ивановича Срезневского.

Так откуда пришло на Русь слово «Крест»?

А пришло оно, по всей вероятности, из Рима, где деревянное орудие казни, состоящее из двух перекладин, называлось латинским словом «крукс». И эта казнь через распятие на кресте применялась не только в Риме, но была широко распространена по всем провинциям Римской империи.

Например, жители Испании крест называют «крус», а в Германии – «кройц», в Польше – «крыж», в Венгрии – «керест».

А вот на Украине его уже называют – «хрест», а в России – «крест».

И хотя Украина и Россия никогда не были провинциями Римской империи, слово «крукс» приобрело здесь звучание, близкое и удобное для славянского языка. Надо полагать, что византийские священники, принесшие на Русь Христианство, употребляли двоякое название Креста: «Ставрос» и «Крукс».

Здесь, конечно, не обошлось без влияния славянских текстов Евангелия и богослужебных книг, переведённых с греческого языка славянскими просветителями братьями Кириллом и Мефодием в 862 году, которые древнегреческому слову «ставрос», обозначающему деревянный кол, на котором издревле казнили преступников в Греции, предпочли слово «крукс», прямо обозначающее Крест Христов. Надо сказать, что у евреев не привилось ни римское «крукс», ни греческое «ставрос», хотя во времена Христа греческий язык был широко распространён в Палестине. У евреев было своё слово «таб», обозначающее крест. От него происходит слово «крестить» — «табаль». Вот когда-то на этом табе в Синайской пустыне Моисей и поднял медного змея для спасения еврейского народа.

В дореволюционной России Святой Крест Христов почитался, пожалуй, как нигде в мире. Он полагался на куполах церквей, и в церкви нет таких священных одежд, нет вещей и утвари, на которых не было бы Креста. Вне церкви Кресты любили ставить на развилках дорог, изображения Креста прикреплялись над воротами домов, над колодцами. Медные Кресты стояли вместе с иконами в красном углу крестьянских изб.


Иллюстрация Наталии Назаровой из книги
Валерия Лялина «Куда ведут дороги»

Священники Крестом освящали воду в реке на Празднике Богоявления. Каждый православный христианин от рождения и до смерти носил на груди нательный Крест. В Церкви есть такой чин, называемый «Братотворение», когда, обмениваясь нательными Крестами, люди становились братьями.

А после смерти православного христианина Крест устанавливали на его могиле, в напоминание о том, что лежащий под эти Крестом воскреснет в день Страшного Суда в надежде Спасения, в надежде на жизнь вечную.

В Православной Церкви есть также и Праздники, посвящённые Кресту Господню, когда поётся: Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим!

Высшей наградой в России, которой Государь Император награждал доблестных русских воинов, был Георгиевский Крест.

Церковь учит нас, что самое верное и действенное средство против тёмных демонических сил есть Крест Господень.

На древних медных Крестах-распятиях, которых раньше много было на Руси, часто была такая надпись:

Крест – хранитель всей Вселенной,
Крест – красота церковная,
Крест – царям – держава,
Крест – верным – утверждение,
Крест – Ангелам – слава,
Крест – бесам – язва.

Валерий Лялин
Из книги «Куда ведут дороги» (СПб.: Сатисъ, 2007)
Сайт «Ветрово»
3 апреля 2021

[1] В записках «Не сообразуйтеся веку сему» иеромонах Роман приводит другое толкование этого отрывка из Книги Чисел:
«Вызывало противление толкование о медном змие — как прообразе Спасителя: не мог принять, что Господь нам был представлен в виде человеконенавистника диавола. И так порадовался нижеприведённым словам!
“Медный же змий хотя и повешен против угрызающих змиев, однако же не как образ Пострадавшего за нас, но как изображающий противное, и взирающих на него спасает не чрез уверенность, что он жив, но потому, что низложенный (чего и достоин был) сам умерщвлен и умерщвляет с собою подчинившиеся ему силы. И какое приличное ему от нас надгробие? Где, смерть, твоя победа? Где, смерть, твое жало? (1 Кор. 15:55). Ты низложен Крестом, умерщвлен Животодавцем, бездыханен, мертв, недвижим, бездействен, и хотя сохраняешь образ змия, но предан позору на высоте!” (Свт. Григорий Богослов. Слово 45-е)». - Примеч. ред.

Заметки на полях

  • Рыбинск

    «Поюще величие твое, всечестный Кресте, восхваляем тя вси, яко победоносный скипетр Царя Небеснаго, нашего же спасения всерадостное знамение, темже и вопием: Радуйся, Кресте, православных христиан державо и несокрушимое их ограждение; радуйся, святителей украшение и всех подвижников веры и благочестия сила и подкрепление. Радуйся, Кресте, от колыбели и до гроба на всех путех жизни нас ограждаяй и по смерти на воздушных мытарствах от духов злобы нас защищаяй; радуйся, яко под знамением твоим почивающии, умершии в вере и благочестии, в последний день воскреснут в жизнь вечную. Радуйся, Кресте, явлением своим на Небеси предварити имый славное Второе пришествие Христово; радуйся, яко распеншии Христа и вси невернии узрят тя тогда и горце возрыдают, любящии же Господа, зряще тя, вельми возрадуются. Радуйся, Честный Кресте, всерадостное знамение нашего искупления.»
    (Акафист Честному и Животворящему Кресту Господню)

  • МО

    Действительно, толкование Свт. Григория Богослова (Слово 45-е), лучше воспринимается. На слуху распространено толкование о прообразе, но если внимательно вчитаться в Ин. 3: 14-15, то больше говорится о Распятии (простите, если так можно выразиться, как форме «вознесения на Кресте»). Прообраз — это гораздо более глубокое понятие.

  • Интересно, что по-польски крест — это «крыж»: видимо, отсюда произошло называние «крыжовник» (ветви у него с колючками, а форма листьев тоже напоминает о кресте).

  • МО

    Крыжом, ещё обозначается знамя в знаменном пении в конце песнопений. «Завершая почти каждое песнопение, крыж напоминает певцу о крестном знамении как печати песнопения» (знаменная нотация).

  • А крыж при этом выглядит как крест? «Печать песнопения» — очень выразительно звучит.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа