МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Дорогие читатели, предлагаем вашему вниманию записки отца Романа, названные словами из Послания апостола Павла: «Не сообразуйтеся веку сему» (Рим. 12:2).

Не всегда удаётся ответить на приходящие письма. Вот и задумал поговорить с обделёнными авторами писем и теми, кто желает присоединиться. Но одно дело — поэзия, восхождение души, прикосновение её к молитве или воспевание Божьего творения, а другое — обычные рассуждения на житейские и духовные темы священника-гражданина, желающего не сообразовываться с веком сим, не ожидающего понимания и одобрения от века сего. Не всё кого-то устроит, некоторых разочарует, но мы и не ставили себе такой цели — убаюкивать и очаровывать читателя. Главным было — пусть и с опозданием, но ответить на поднятые в письмах вопросы. Все мы люди, и ошибки — то, что нам свойственно, потому написанное и не выдаётся за продиктованное Свыше. Нет, это слова рядового представителя человечества, желающего спасения верным, живущим в последние времена. А последние времена богаты на сети.

+

Суетливость — признак живущего в этом мiре и побежденного этим мiром. Покой, безпопечительность — свойства гражданина будущего века. Невозможно достичь безстрастия, покоя, обременяя свою душу сиюминутными заботами. Сиюминутность — путь внешнего человека, падшего Адама. Что стоит на весах? Мгновение и Вечность. Но Вечность — это там, а мгновение — сейчас, и всем нужно сейчас и всё сразу.

+

Торопливость и спешка не дадут отстояться душе, и душа не познает себя. Желание человека скорей вычитать правило — обратно пропорционально тому, чтобы уразуметь написанное. Каждый раз, когда читаешь вдумчиво — хочется замедлить, остановиться.

+

Не ищи безстрастия в молчащей совести. Она или мертва, или спит, или внимает голосу любви. Последнее — состояние совершенных.

+

Молитва — единственная не проходящая реальность на этой земле, ибо она соединяет с Тем, Кто Непреходящ.

+

Молящемуся еще при этой жизни отверзает Господь Парадные Врата Вечности, ими он сыновне входит в радость Божию. Тати постигают Вечность с черного хода.

+

Человечество избрало буги-вуги.

+

Клонирование. Народный артист горячо мечтает о клонировании умершей мамы, чтобы ему растить её, заботиться о ней, баюкать сыновней любовью. И как-то забывает о главном: похожесть не тождественность, баюкать он будет не маму, а другого, похожего на маму человека — замена отдаёт изменой.

+

Нам заповедано обратиться в детей. Дети часто играют. Благо, если игры помогают познавать мiр, приучают к ответственности, взаимовыручке, развивают добродетель. Беда, если игры порождают страсти, жестокость, алчность. Но есть и те, кто игру сделал целью своей жизни. Артисты. Трудно представить более опасное занятие: каких только ловушек не расставлено на этой широкой и шумной дороге! Да и нужно ли удивляться, помня, что первым артистом был сатана? Это он вошёл в роль змия, он прельстил Еву. Входя в роль, артисты множат свои страсти и пороки, стирают границы добра и зла, жизни и игры и… теряют себя, своё неповторимое, личностное. Герои на сцене окрадывают себя в жизни. Вот актриса играет мать-героиню. Вокруг неё десять детей, всем она уделяет внимание, даёт тепло, на всех хватает её большого и доброго сердца. И многие зрители поверили ей, благодарили в письмах за труды по воспитанию многочисленного потомства. А в жизни? Незадолго до получения благородной роли она убила во чреве своё единственное дитя. Что уж говорить о тех, кто играет негодяев, воров, убийц. Всякий раз, вживаясь в порочную роль, они растят страсти и пороки. И не только в себе.

+

Юмор. Он нужен и оправдан для касания душ, для снятия напряжения в общении. Кроткой шуткой можно ободрить оробевшего, смягчить тяготу напраслин, приготовить душу к испытаниям и даже укрепить надежду на спасение. В этом созидательная сторона юмора. Но когда юмор используют ради гогота, когда высмеивают всё и вся — он разлагает личность, превращает и говорящих, и внимающих в пошляков, циников, зубоскалов. Хохмачу уже тесно среди живых: то он покупает костюм в магазине ритуальных услуг (от одной темы обхохочешься!), то в поисках материала отправляется на кладбище, выискивать весёлые эпитафии! Находит, записывает, читает — гогочут. И не понимает тщеславный осквернитель памятников, что скоро сам станет пищею для смеха пересмешника-дьявола.

+

Подвиг. Зачем он нужен верующему сердцу? Дабы убежать болота теплохладности, равнодушия. Мало кого оно не засасывает, мало кто из него вырвался. Кто вырвался — тот подвизался, кто подвизался, тот шёл путём Верности и Любви — узким, заповеданным Господом путём. И этот путь — ради Встречи с Любящим и Любимым, а не гордостная самоцель.

+

Артисты, писатели, политики обсуждают дедовщину в школе. Девятиклассница избила семиклассницу. Клеймят учительницу, родителей старшеклассницы с редким единодушием. И мимо ушей всех прошла причина драки — семиклассница (в присутствии учительницы!) крыла матом девятиклассницу и обещала ей «последние зубы выкинуть на асфальт» (в ответ на просьбу не кричать). Та, как умела, «смирила» малолетнее ничтожество. Жаждущие справедливости также обошли молчанием матерную ругань отца семиклассницы в директорской, где он требовал уволить учительницу из школы. Яблочко от яблоньки… точна руская поговорка.

И ведь уволят безправную учительницу к злорадству хама-родителя и его юного, но уже окончательно развращённого подобия. И будут оболтусы ходить на головах, материться, курить — приструни попробуй! Вылетишь из школы, а если что — можем и посадить! У нас все права! А глянуть трезво — нужны ли особые права отличникам и другим примерным ученикам? Они приходят получать знания, а не заявлять о своих правах. Вот и получается, что так называемые права будут разрушать последнюю дисциплину и порядок, мешать получать знания тем, кто приходит в школу ради знаний, а не ходить по потолку.

А всего-то и нужно было родителям — научить чадо знать своё место, не провоцировать более сильного на жестокое, но справедливое воздаяние. Не нужно быть пророком, чтоб увидеть её дальнейшую печальную участь: не вразумится побоями — может поплатиться головой. Жизнь — не безобидное школьное заведение… А борющийся с дедовщиной родитель, матом защищающий своё чадо пред беззащитными учительницами, показал великолепнейший образец ненавидимой им дедовщины. Нет, не в армии она начинается, а в семьях. Нечего твердить: «Наши дети хорошие!» и виноватить армию и школу. Как может один армейский год зачеркнуть восемнадцать лет жизни в родительском доме? Такие ли уж они были «хорошие», если за год стали садистами? Армия — это прежде всего ваши дети, собранные вместе. Несправедливо винить офицера, что не уследил за всеми, когда сами не уследили за одним.

+

Дедовщина — то, что приносят в армию из мiра. В этом слове и хамство, и насилие, и унижение слабого. Помню, в нашем селе жила семья Антиповых. Сначала умерла мать, потом от чахотки отошёл и Антип. И остались после них четыре сироты: три девочки — подруги моих сестёр, и мальчик Алик. Старшую звали Аллой, была она лет на шесть старше меня, училась классе в шестом или седьмом.

И вот вижу, как она еле тащит полные вёдра воды. Перешла через дорогу, уже и дом недалеко, как вдруг какому-то верзиле вздумалось пошутить: схватил пригоршню пыли, бросил ей в вёдра, да ещё дёрнул за коромысло. Бедная девочка от неожиданности разлила всю воду, села у вёдер и заплакала. А дурню весело, да и не только ему — кто-то ещё загоготал. И тут мне стало страшно: он же сироту обидел! С малых лет я уже знал от матери, что нельзя обижать вдов, сирот, калек, глухих, слепых, слабых, нельзя смеяться над ними — Господь за них! А этот решил повоевать с Богом! Не знаю, как сложилась его жизнь, но не думаю, что очень хорошо. А за сиротами вскоре приехали из города: увезли в детский дом.

+

Муки совести, стыд — это вопли, кровоточение больной, но ещё живой души, указывающие на язвы, требующие врачевания. Это и призыв оплатить покаянием, человеколюбием свои падения, неверные поступки и слова — нарушение Заповедей, это и призыв к подвигу. Бывает мучительно стыдно за тайные и явные дела. Милость Божия, что есть исповедь, что можно что-то на себя наложить, что-то понести, заглаживая греховные пятна прошлого (и настоящего). И вроде жил не хуже других, во всяком случае, старался не пакостить никому, для кого-то в чём-то, может, был примером, но — совесть, совесть! Глянешь на себя — и поражаешься Долготерпению Божию.

+

Права человека! Права человека! Только и слышишь об этих правах. Кто кого и от кого защищает? Включите телевизор и увидите, как уважают права целых народов. Миллионы зрителей протестуют, раздражаются, негодуют, плюются при виде идиотских реклам, переключают каналы — тщетно, она повсюду. Да заведите для рекламы один канал и рекламируйте сутками, что хотите. Нет, нужно вломиться в сознание прокладками, жвачками, пойлом, даже когда идут документальные фильмы о страдании и уничтожении народов, о жертвах войн, землетрясений и наводнений! Разве это не глумление над жертвами, не попрание нравственности? Реклама даёт деньги? Деньгам позволено попирать права? Тогда признайтесь, что они для вас важнее прав зрителей, что служите мамоне — и прекратите словоблудствовать о правах человека.

+

«То ли это ветерок мои губы колышет…» — что уж за губы имеет писавший эти строки, которые даже не ветер, а ветерок может колыхать? И не мешают же они ему слагать гениальные строки!

+

Содомлянам полегчало: Англия разрешила «венчать» мужеложников! На весь мiр показали довольные физии нравственных уродов — «новобрачных» педерастов (незачем скрывать гнусность безобидным «нетрадиционная ориентация» или «меньшинства»: пусть мерзкое слово обличит мерзость греха. Ведь, если даже слово режет уши — как можно оправдывать дело?). То, что в лагерях и зонах считается самым отвратительным и позорным — признано нормой в «цивилизованном» мiре! Вот и получается, что убийцы, грабители, воры чище, нравственнее «добропорядочных» граждан, оправдывающих содомство. Дожили! Места лишения свободы богоугоднее «просвещённых» государств! Не удивлюсь, если туманный остров смоет невесть откуда взявшееся цунами или наводнение: уже не просто выпрашивают, а вырывают кару Божию!

+

Из книги О. Починковской «Год работы с знаменитым писателем» (о Достоевском):

«— Они там пишут о нашем народе: «дик и невежествен… не чета европейскому…» Да наш народ — святой в сравнении с тамошним! Наш народ еще никогда не доходил до такого цинизма, как в Италии, например. В Риме, в Неаполе, мне самому на улицах делали гнуснейшие предложения — юноши, почти дети. Отвратительные, противоестественные пороки — и открыто для всех, и это никого не возмущает. А попробовали бы сделать то же у нас! Весь народ осудил бы, потому что для нашего народа тут смертный грех, а там это — в нравах, простая привычка, — и больше ничего. И эту-то «цивилизацию» хотят теперь прививать народу! Да никогда я с этим не соглашусь! До конца моих дней воевать буду с ними, — не уступлю.

— Но ведь не эту же именно цивилизацию хотят перенести к нам, Федор Михайлович! — не вытерпела, помню, вставила я.

— Да непременно все ту же самую! — с ожесточением подхватил он. — Потому что другой никакой и нет. Так было всегда и везде. И так будет и у нас, если начнут искусственно пересаживать к нам Европу. И Рим погиб оттого, что начал пересаживать к себе Грецию… Начинается эта пересадка всегда с рабского подражания, с роскоши, с моды, с разных там наук и искусств, а кончается содомским грехом и всеобщим растлением…»

+

Если извращенцы получат власть издавать законы, то, без сомнения, издадут законы, защищающие права извращенцев — что и показывает исчезнувшая из Уголовного кодекса статья о мужеложниках: кто-то о себе очень позаботился.
+

Если над человеком надругались (в тюрьме или лагере), и он страдает от случившегося, то порок не властен над ним, он не раб этого греха и для здравомыслящих не должен быть изгоем. Но если человек считает грех нормой и ещё гордится им — он отвратен, какие бы награды и звания ни дала ему королева Англии.

+

Странные суды в Росiи. Один убил пять человек, и ему дали десять лет (по два года за душу). Другой в синагоге ранил несколько иудеев и получил пожизненное (была б расстрельная статья — получил бы расстрел). А вот случай в Израиле. В Назарете семейная пара ворвалась в православный Храм и забросала верующих петардами. Видеокамера показала, как полицейские били и пинали возмущенных прихожан, дабы не дать в обиду возмутителей. Думаете, наказали нечестивцев? Как бы не так! Объявили психически больными и отпустили во своя си. Не только у нас странные суды. Но что-то есть у них пугающе общее.

Страницы ( 1 из 11 ): 1 234567891011Следующая »

Заметки на полях

  • ЛАРИСА, ВОРОНЕЖ , 21.02.2018 в 20:54

    БАТЮШКА ДОРОГОЙ,С РАДОСТНЫМ ПОСТОМ! БЛАГОСЛОВИТЕ.ВЫ,КАК ГОЛОС СОВЕСТИ,МАЯК. ПРОЯСНИТЕ МНЕ,ГРЕШНОЙ,НАСКОЛЬКО ДОПУСТИМО ОБРАЩЕНИЕ К ВАМ «ОТЧЕ»…,ЕСЛИ МОЛИТВА ГОСПОДНЯ НАЧИНАЕТСЯ С ОТЧЕ НАШ… ? ХРАНИ ВАС БОГ! ВАШИ ОТКРОВЕНИЯ БЕСЦЕННЫ.ЭТО НЕ ПРОСТО СЛОВА,ЭТО ПРОПОВЕДЬ.ЖЕРТВА. СОГЛАСНА С КАЖДЫМ СЛОВОМ И ПОДДЕРЖИВАЮ ВАС.НЕ УДАЛОСЬ ВОВРЕМЯ ПОЗДРАВИТЬ ВАС С ПРЕСТОЛЬНЫМ ПРАЗДНИКОМ СВ.ИКОНЫ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ «ВЗЫСКАНИЕ ПОГИБШИХ»(18.02),КОТОРУЮ НЕ ТОЛЬКО ПОЧИТАЮ,НО И ВОЗЛАГАЮ ОГРОМНУЮ НАДЕЖДУ ВО СПАСЕНИЕ ДУШ ЖИВЫХ И УСОПШИХ СРОДНИКОВ,ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН.

  • Елена, Неман , 18.07.2018 в 14:00

    Читать очень тяжело, почти невозможно, простите меня. 1, 2 страницы прочитала, то, что происходит в нашей жизни, большое спасибо. 3 страницу не смогла прочитать.

  • Светлана , 20.07.2018 в 23:32

    Елене, Неман.
    Почитайте «Люблю молиться Николаю Угодничку» — витаминка. А «Не сообразуйтеся веку сему» — лекарство

  • Н.С.Михаил , 21.07.2018 в 15:39

    «Научниками быть дано очень немногим, не всем можно и проходить науки, но обсуждать окружающие нас вещи, чтоб добыть определенные о них понятия, всем и можно, и должно. Вот этим и следовало быть у всех занятою мыслительной силе. Сколько она добудет – это судя по своей крепости, но она должна быть всегда занята серьезным делом обдумывания и обсуждения действительностей» — святитель Феофан Затворник

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на