МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

О материале, опубликованном на РНЛ 15 февраля 2019 года

Ие­рей Ге­ор­гий Се­лин (да­лее Г.С.): ВРЛ (поз­воль­те мне здесь и да­лее так на­зы­вать ве­ли­кую рус­скую ли­те­ра­ту­ру) яви­лась, по мо­е­му мне­нию, на свет Бо­жий за­тем, что­бы от­вес­ти пра­во­слав­ных хрис­ти­ан от Церк­ви. По­э­то­му се­то­ва­ния свя­щен­ни­ка о том, что ли­те­ра­тур­ных ше­дев­ров нет, ибо ис­то­щи­лась поч­ва, я от рас­те­рян­ности не знаю, как на­звать.

Прот. Ага­фо­нов: «Игра­ет свою роль и фак­тор мас­со­вой псев­до­куль­ту­ры, ко­то­рая увле­ка­ет мо­ло­дежь. Она сби­ва­ет че­ло­ве­ка с пу­ти серь­ез­ных раз­мышле­ний».

Г.С.: Массовая псевдокультура является продолжением культуры, начало которой на Руси положила ВРЛ. Иначе и быть не могло, потому что к серьёзным размышлениям о жизни человека подводит только Церковь и только вера, а культура от этих размышлений и от веры уводит. Культура эти размышления ослабляет и разбодяживает, говоря неистощённым культурой русским языком.

Прот. Агафонов: Когда Александр Сергеевич Пушкин писал свои гениальные произведения, вокруг него почти все дворянство сочиняло стихи. Любой дворянин мог прийти в гости, где были специальные гостевые книги, куда он мог записать сочиненное четверостишие. Это было общим явлением, которое являлось неким гумусом, на котором расцветали гении. Удобрялась почва всеобщей любовью к поэзии, к литературе. Конечно, это было очень важно, потому что на такой почве и возрастает гений. Надо, чтобы это было массовым явлением.

Г.С.: Вот именно. В церковь дворяне не ходили. В лучшем случае (вернее, в худшем) состояли в масонских ложах. Зато стихи писали все.

Прот. Агафонов: Может быть, надо с ранних лет воспитывать детей в семье, прививать интерес к литературе, потом в школе развивать то, что привито в семье.

Г.С.: Боже упаси прививать интерес к ВРЛ с ранних лет! Как наркоману, освобождаемому от наркотический зависимости, так мне, привитому с детства этим интересом, пришлось освобождаться от литературной зависимости десяток лет, чтобы начать здоровый образ жизни.

ВРЛ – опиум для народа! И вообще, после прочтения этой статьи священника я ощутил себя вновь сидящим в стенах Литературного института им. А.М. Горького. Как будто не протоиерей Николай Агафонов, но мой достопочтенный мастер, руководитель творческого семинара Всеволод Алексеевич Сурганов, упокой, Господи его душу, делится с кафедры своими переживаниями, что у нас нет теперь (90-е годы прошлого века) литературы.

Собственно, почти так, как прот. Агафонов и В. А. Сурганов, говорил В.Г. Белинский в статье «Литературные мечтания» (1834): «У нас нет литературы: я повторяю это с восторгом, с наслаждением, ибо в сей истине вижу залог наших будущих успехов». Однако, видя воочию эти успехи через двести лет, я говорю: «Лучше бы у нас литературы не было». Почему? В двух словах не расскажешь. Для интересующихся вопросами ВРЛ рекомендую, простите, собственную статью «Взгляд на российско-советскую литературу через двадцать лет после ея кончины» из книги «Загадка 2037 года».

Прот. Агафонов: «Пока была цензура, литература расцветала».

Г.С.: Цензура нужна для охранения святыни. Если нет святыни, что охранять? Когда «ни церковь, ни кабак — ничего не свято», что цензуре ограждать? Впрочем, одна неприкосновенная святыня есть ещё на Руси – власть. А уж власть позаботится о себе лучше всякой цензуры. Пусть батюшка не переживает. Российская цензура есть, и она отлично работает. И массовая псевдокультура, т.е. поп-культура, и культура, т.е. ВРЛ, и протоирей Агафонов, сам того не замечая, ограждён этой цензурой. Только вот беда: священник, который отстаивает «святыню» ВРЛ, соответствует ли своей должности? Пригоден ли он профессионально? Что я имею в виду? Слова Нового Завета.

Апостол Павел:заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, Который будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его: проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием. Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху (2 Тим. 4:1-3).

Г.С.: Дело священника – проповедь Евангелия, а ВРЛ это и есть учение, льстящее слуху. И насколько прельщён ВРЛ прот. Агафонов, можно судить по этим его словам:

Прот. Агафонов: «Но, несмотря на это, все равно появляются достойные произведения. Возьмите Пелевина или Гришина. У них достаточно сложные произведения, заставляющие думать».

Г.С.: Если скрытую в творчестве А. С. Пушкина каббалу батюшка не видит и называет это творчество гениальным, то явную каббалу в творчестве В. О. Пелевина называет достойной. Достойной чего? По моему скромному мнению – сожжения. Во всяком случае, в собственной голове: сжечь и пепел развеять. А Вы говорите: «цензура». Для начала установите её в собственной голове в соответствии с заповедями Божиими, а потом она, даст Бог, и в законах человеческих установлена будет.

Иерей Георгий Селин
Сайт «Ветрово»
21 февраля 2019

Заметки на полях

  • Редактор, , 24.02.2019 в 20:14

    Отец Георгий, мы благодарим Вас за эту реплику! Вы правы: в стенах Церкви не должно быть сетований о нехватке шедевров светской литературы — там хранится гораздо большее сокровище.

  • Владимир Иванович, Абаза, , 24.02.2019 в 21:40

    Уходят в прошлое Великая Российская Империя, Великая Русская Литература.
    Историческая периодичность успехов, достижений, провалов всегда, в любом народе связана с этногенетической периодичностью. 19 век время расцвета русской литературы. Её душевного взлёта, духовного подвига. Без неё не состоялось бы нас сегодняшних. Это было время великой концентрации разума и духа русского народа. И большая часть написанного тогда проходило через морально-нравственную православную самоцензуру. Всякая культура имеет корни в собственном народе. Так и Великая Русско-евразийская Культура питалась из русско-евразийских родников. Отмечая душевные переживания и духовное становление людей той эпохи.
    Нам сегодняшним трудно понять ту эпоху. Когда после культурной европейской прививки 18 века русские переживали время заражения, выработки иммунитета, великих преобразований и тревожной психической революционизации. Если мы со своим сегодняшним не можем разобраться, пурхаясь в обломках уходящей Империи и времени, то что уж говорить о понимании прошлого?

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на