col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иерей Георгий Селин. Предисловие к книге «Загадка 2037 года»

Сре­ди мно­гих пред­по­ла­га­е­мых на­зва­ний для это­го сбор­ни­ка ста­тей о клас­си­чес­кой «рус­ской» ли­те­ра­ту­ре бы­ли и та­кие – «По­ро­див­шая ре­во­лю­цию» и «Се­ю­щая тлен». Пер­вое бы­ло от­верг­ну­то по при­чи­нам, из­ло­жен­ным ни­же, а вто­рое, по­черп­ну­тое из По­сла­ния апос­то­ла Пав­ла к Га­ла­там[1], хо­тя и весь­ма точ­но вы­ра­жа­ло суть во­про­сов, под­ни­ма­е­мых в сбор­ни­ке, но ед­ва ли мог­ло при­влечь вни­ма­ние чи­та­те­ля, при­шед­ше­го в книж­ный ма­га­зин. По­то­му ос­та­лось на­и­бо­лее, на наш взгляд, ин­три­гу­ю­щее на­зва­ние, ко­то­рое но­сит статья, по­свя­щен­ная твор­чест­ву А. С. Пушкина.

По­че­му не по­до­шло на­зва­ние «По­ро­див­шая ре­во­лю­цию»? Во-первых, потому, что образ рождения литературой революции хотя и верен – в его подтверждение вспоминается стих Псалтири: се боле неправдою, зачат болезнь, и роди беззаконие (Пс. 7:15), – но слово «породившая» указывает на прошедшее время, тогда как роковое действие так называемой Великой Русской Литературы (ВРЛ), увы, не осталось в прошлом. Литературно-художественная классика вновь и вновь рождает смятение в умах читающих её. Растлевающее влияние этой литературы на общество не прекращалось и не прекратится, оно перманентно, как перманентна революция, оставленная без покаяния и осознания грехов, приведших к ней.

Столетиями подготовлявшаяся Великая Октябрьская Революция (ВОР) совершилась. Русский человек удалён от Богообщения на 70 советских лет. Кто и что тому причиной? Вольтерьянцы, масоны, жиды, коммунисты, онемеченное государство, обюрократившаяся церковь, Петр, Ленин, Сталин, Хрущёв… Кто угодно и что угодно… Вас не удивляет, уважаемый читатель, что в подобных перечнях мы никогда не видим имён великих русских писателей? Но в том-то и дело, что со времен Ломоносова именно они стремились быть учителями народа, предлагая ему услуги по духовно-нравственному окормлению и воспитанию.

Веками жил русский человек, как учила его святая Церковь, но вот возникает художественная литература, и… через 200 лет Христос низвергается, а на Его место поставляется новая учительница жизни – светская литература, и вместо Евангелия и творений святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста издаются миллиардными тиражами сочинения Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского, Есенина и т.д. Так чего мы хотим? Какого духовного мира? Какого Христа в душе? Неужели это не очевидно, что до тех пор, пока Пушкин и Достоевский будут пророками России, до тех пор Ленин и Сталин будут её апостолами?

А, во-вторых, и это главное, речь теперь должна идти о другом. 70-ти лет сидения на реках Вавилонских хватило иудеям, чтобы извлечь урок из постигшего их Божиего наказания. Тогда как именующим себя новым Израилем двух 50-летних сроков – двух библейских юбилеев – оказалось недостаточно для опамятования и осознания своих грехов. Приближается столетие со дня духовного и имущественного ограбления русского народа, но урока из попущенного Богом испытания за это время извлечено не было и, похоже, уже не будет. Очень хотелось бы ошибиться в своём сугубо частном мнении, но многое из происходящего в нашей стране говорит о том, что всенародного покаяния и обращения ко Христу (а не к православным обрядам) вряд ли – если не явится чудо Божие – состоится. А это значит, что уже не обновлённые версии Ленина и Сталина как предваряющих антихриста деятелей нам следует ожидать, но его самого, замаячившего на границе прекращения времён и сроков.
Дело ведь не в Пушкине и не в Достоевском. С писателей какой спрос? Суд Божий всегда начинался и начнётся с дома Божиего (ср.1 Пет. 4:17). Спрашивать нужно с пастырей, как спросил Моисей с Аарона, когда застал песни и пляски у золотого тельца, слитого братом: что сделал тебе народ сей, что ты ввел его в грех великий? (Исх. 32:21).

Как бы высокопарно и самонадеянно это ни звучало, но данную книгу можно назвать запоздалым словом о грехе идолослужения в нашем отечестве. Его должны были сказать священнослужители в прошедшие времена. Почему же не сказали? Потому ли, что не предполагали, что допущенная в народное образование художественная литература принесёт великий вред? Или потому, что не решались этого сказать? Или говорили, но тихо, и потому не были услышаны? По-моему, последний вариант ответа правильный. Ибо, если примерить на прошлые времена современную ситуацию, то можно догадаться, что над мнением безголосого большинства, всегда преобладало «слово и дело» властного меньшинства.

Или я преувеличиваю? Или нынешнее церковное возрождение говорит об обратном – о нашем возвращении к истокам Православия? О, если бы к святым отеческим началам возвращалось русское Православие. Но отнюдь не к ним, а к той излучине, что вынесла русскую жизнь в море безбожия. Мы возвращаемся к тому лукоморью, где дуб зелёный да кот учёный, где сказки да златая цепь.

После вытеснения церкви на околицу жизни ей было отведено место парикмахерской. Корешки, т.е. страсти обильно поливались миром, а вершки, т.е. грешки для придания общей картине жизни пристойного вида, подстригались. Совершались и другие требы – для удовлетворения религиозных потребностей населения. Так заботливо обеспечивало работой все свои органы Российское государство. Не к этой ли симфонии властей, духовной и светской, мы возвращаемся? И не для того ли возвращаемся, чтобы вылиться, но уже окончательно и бесповоротно в огненный океан?

Слабо нам вырвать корешки? Так постараемся хотя бы не поливать их. Может, труд неполивания, который и трудом-то назвать стыдно, вменит человеколюбивый Бог в наше оправдание?

Примечания и все статьи сборника, за исключением первой, принадлежащей В. М. Острецову, и последней, принадлежащей иеромонаху Роману (Матюшину-Правдину), написаны священником Георгием Селиным. «Похоже, составитель любит себя больше всех, – скажет читатель, – если, взяв только по статье других писателей, он включил в сборник одиннадцать своих сочинений». Что тут отвечать? «Загадка 2037 года» задумывалась не как сборник, но как книга одного автора, однако вышел сборник, и теперь я понимаю, почему. Потому что недостаточно одного свидетеля против кого-либо в какой-нибудь вине и в каком-нибудь преступлении и в каком-нибудь грехе, которым он согрешит: при словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится [всякое] дело (Втор. 19:15).

Теперь, когда читателю стало ясно, какую книгу он взял в руки, авторам и издателям остаётся пожелать ему либо душеполезного чтения, либо… избавления от мучительного труда переосмысления нравственных и идеологических «ценностей», вложенных в нас гуманитарным образованием. Сделать последнее легко – не читать эту книгу.

Иерей Георгий Селин
Из книги «Загадка 2037 года» (М.: НИЦ «Академика», 2016)

Заказать книгу «Загадка 2037 года» можно в магазине «Фаланстер» по цене 580 рублей. При заказе от трех экземпляров книгу можно приобрести по оптовой цене, написав по адресу vn16@bk.ru

[1] Слова апостола Павла стали эпиграфом к книге "Загадка 2037 года": Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную (Гал. 6:7,8).

Заметки на полях

  • Согласен с Вами, отец Георгий, что Вы утверждаете в данном предисловии, и что ранее выражал отец Роман (4 января 2009 г.)
    Иоанн Кронштадтский писал: «Священник, как Ангел Господа Вседержителя, должен быть выше всех страстей и возмущений духа, всех пристрастий мирских или суетных страхов, наводимых от бесов; он должен быть весь в Боге, Его одного любить и бояться…»
    Вам Божией помощи в дальнейших трудах!

  • Уважаемый Михаил, Вы на священников такую ответственность взвалили словами праведного Иоанна Кронштадтского, что я даже не знаю, как Вас благодарить. Это отец Иоанн про самого себя сказал. А за пожелание Божией помощи спасибо.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Просьба

Помогите справиться с мошенником!