МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Год тому назад в день Усекновения главы святого Иоанна Предтечи телеканал «Культура» показал передачу из цикла «Библейский сюжет». Она была посвящена эпизоду из Евангелия от Марка, в котором говорится о мученической кончине святого Иоанна Крестителя. Но в центре сюжета оказалась не личность пророка, а то, что стало причиной его гибели: танец Саломеи.

Автор программы, журналист Дмитрий Менделеев, рассказал о том, как 20 декабря 1908 года в Большом зале Петербургской консерватории Ида Рубинштейн в роли Саломеи впервые исполнила «танец семи покрывал». Танец был частью спектакля по пьесе Оскара Уайльда «Саломея», который цензура запретила за полтора месяца до этого. «Но Ида Львовна — эта блудная дочь дома харьковских миллионеров — всё же сумела добиться своего, — с огоньком рассказывал автор. — И вот одно за другим, на глазах у наэлектризованного зала, она пластично скинула с себя все вуали и осталась под конец, как показалось самым впечатлительным, в одних лишь бусах. Стояла мёртвая тишина, зрители оцепенели от того, что, фактически, стали свидетелями того самого танца, из Евангельской трагедии. А потом на Иду обрушился шквал аплодисментов».

Выражение «блудная дочь» как будто взято из вступительной статьи к сборнику стихотворений иеромонаха Романа «Лазурь святая», где приведены его слова: «Все мы знаем из Евангелия о блудном сыне, но есть еще и блудная дочь — культура. Блудный сын голодал, хотел напитаться рожцами, которыми кормят свиней, но ему их не давали — и тогда он вернулся к Отцу. А блудная дочь, расточив наследство и начав голодать, научилась готовить рожцы сама и стала питать ими других. И пока она не вернется к Отцу — будет гибнуть сама и других вести к погибели».

Конечно, человеку культурному образ танцовщицы в Евангелии гораздо ближе, чем образ пророка. Не понимая сути пророческого служения, он наделяет это слово собственным смыслом и использует по-своему — например, называет пророками поэтов. А вот что такое танец, культурный человек знает хорошо: это вид искусства. Самый телесный из всех, независимо от того, где его исполняют — на дискотеке или в театре балета.

Нелепо называть Ирода страстным поклонником танца, но разве это не так? Он был готов положить к ногам танцовщицы даже до половины царства, но услышал от неё совсем другую просьбу: «Хочу, чтобы ты дал мне на блюде голову Иоанна Крестителя» — голову того, кого он, как сказано в Евангелии, любил. И выполнил эту просьбу — ради клятвы, данной в порыве чувств, порожденных искусством. Ведь искусство, как известно, требует жертв. А Искуситель — тем более.

И вот спустя две тысячи лет для людей культуры именно танец Саломеи остается тайной в этом евангельском эпизоде, и они хотят видеть его. Не случайно в этом году накануне Праздника Усекновения главы Иоанна Предтечи в Большом театре Беларуси должна была состояться премьера оперы Рихарда Штрауса «Саломея». А в театре Романа Виктюка уже много лет идет знаменитый спектакль «Саломея» по всё той же пьесе Оскара Уайльда, и в нем «танец семи покрывал» исполняет уже не «блудная дочь», а почти обнаженный мужчина. Ведь «художник» имеет право на собственное видение мiра — так почему у царя Ирода, как и у самого Оскара Уайльда, не могло быть тяги к однополой любви?

Митрополит Антоний Сурожский говорил, что, читая Евангелие, хорошо попытаться понять — как бы ты повел себя в той или иной евангельской ситуации, на чьей ты стороне, чьи слова и поступки тебе ближе. Любуясь танцем Саломеи, зрители как будто становятся гостями на пиру у Ирода.

Но образ святого Иоанна Предтечи по-прежнему остается для мiра чужим, потому что кому же хочется вместо звуков музыки слышать требовательное: «Покайтесь!».

Ольга Надпорожская
10 сентября 2018
Сайт «Ветрово»

Заметки на полях

  • Елена, Неман , 10.09.2018 в 12:42

    Спаси Господи, Ольга Сергеевна, за статью. Мне очень запомнилась служба в канун «Усекновения Главы Иоанна Крестителя», пир, танец Саломеи, смерть праведника, пророка. Ровно через год, родители Саломеи станут свидетелями ее кончины, когда, провалившись в воду, лед сковал вокруг шеи Саломеи, так что тело и ноги «танцовщицы» были в воде, а глава оказалась отрезанной льдом на поверхности. Незавидна и судьба Ирода. Праведники во веки живут, а грешники, незавидна их судба.

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на