col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Людмила Ильюнина. Книга «Слово жизни» — завет старца Николая

24 августа — день памяти старца Николая Гурьянова

Когда уходят из земной жизни праведники, мы стремимся узнать их завещание. Приснопоминаемый старец Николай оставил нам свое завещание в поэтической книге «Слово жизни»[1].

Бледными устами
Священник Слово пел,
Печальными очами
Он на мир глядел.
И клавиши, сроднившись
С недужными перстами,
В тиши уединившись,
Как будто пели сами.
О, сколько в этих звуках
Невысказанной боли…

Таким видели старца, протоиерея Николая Гурьянова, его ближние. Отец Иоанн Миронов вспоминает, как любил старец пропеть вместе с кем-то из паломников духовные песнопения, сам аккомпанируя на фисгармонии. «И поплачем вместе, и помолимся — и так хорошо на душе, — рассказывает отец Иоанн. — Батюшка всю жизнь собирал псалмы. Просил, чтобы ему привозили все, что услышишь или найдешь в дореволюционных книгах для народного пения. Многие песнопения он сам положил на ноты. Показывал я рукопись батюшки профессору ЛДА Н. Д. Успенскому — литургисту. Он одобрил. Батюшка потом благословил издать книгу “Слово жизни”. Несколько раз она переиздавалась. В ней — вся жизнь батюшки. Ни одной минуты он не пропускал, как мы, грешные, вся жизнь его — с Богом и ради Бога прожита».

После этих слов отца Иоанна мы попробовали по-новому перечесть «Слово жизни». И дерзнуть написать о том, что открылось в этом молитвенном чтении. Да, книгу старца нельзя читать как обычную книгу стихов, вникая в эстетические достоинства. Вообще эту книгу не стоит — как это делают некоторые — оценивать с точки зрения художественности. Не для этого она собрана, составлена и издана. А для чего же?

Вот что сказал духовный сын старца иеромонах Нестор (Кумыш): «Вы замечали, что отец Николай часто спрашивал: “А у вас есть моя книга?” Дарил ее, если у человека ее нет. И добавлял: “А ты пой по ней”. Я на себе это испытал — какую благодатную помощь оказывают песнопения из “Слова жизни”. Каждый человек, живущий духовной жизнью, знает периоды уныния. Это тяжелейшее состояние, когда даже молиться не можешь. И вот именно тогда помогает пение этих бесхитростных, простых на первый взгляд кантов. Через них получаешь благословение старца, его помощь. Потому что они отражают ту борьбу, которую перетерпел он сам, и дают приобщиться к его опыту преодоления немощи человеческой благодатию Божией».

…Ступи ж Божественной стопой
На волны сердца моего,
Оно умолкнет пред Тобой
И вкусит мира Твоего.

…Дух, скорбию стесненный,
Сдавила грусть свинцом,
И в плоти моей бренной
Под тяжким я крестом.

Все собранное в «Слове жизни» — это свидетельства о Божьей благодати. Это рассказ, от страницы к странице, о том, что такое благодать и как она действует в человеке. Поэтому эти стихи не сопоставимы ни с какой светской поэзией: там на первом месте стоит «я» автора, а здесь — благодать Божия. И даже включенные в сборник хрестоматийные произведения М. Лермонтова, Г. Державина, А. Хомякова, Ф. Глинки, Я. Смелякова преображаются — они становятся в иной ряд, не в тот, в каком существуют обычно (творческий путь того или иного поэта). В «Слове жизни» важно не то, кто написал эти стихи, а о чем они. Эта книга составлена как памятник соборного творчества.

Вспоминаю, как вместе с детьми из воскресной школы Валаамского подворья мы пели «О, дивный остров Валаам» на палубе теплохода, заходя в монастырскую бухту. Было чувство, что через это пение мы общались с отшедшими поколениями, с теми, кто до нас пел эти слова на том же самом месте. С теми же чувствами поют паломники кант «Гора Афон, Гора Святая», подплывая к Пантелеимонову монастырю на Святой Горе. «Прощай же, обитель святая» — этот кант пели старушки—монахини, поминая закрытый монастырь, и этим пением приобщали молодое поколение к тем переживаниям, которые выпали на долю исповедников Христовых в нашей стране в начале ХХ века.

Низкий-низкий поклон батюшке Николаю за то, что он собрал все эти воздыхания народной души и соединил их под одной обложкой. Они — правда о Руси народной, о той, которую так старательно уничтожают. В «Слове жизни» звучит бесхитростный, чистый народный голос простых людей, которых так мало осталось… Ведь мы — последние поколения русских людей — в основном все «умники», сухие рационалисты, эстеты, «богословы» и прочие специалисты. И нам так нужно напоминание, что главное в жизни — не эти «достижения», а ласка, тепло, любовь, всепрощение, родственное внимание к людям.

Все эти песнопения — дар нам, плененным «окамененным нечувствием». Они — если их петь, а не читать, как обычную книгу стихов — могут расшевелить душу, разбудить ее, размягчить.

В «Слове жизни» перед нами предстает картина народных бедствий: сиротства, вдовства, бесприютности, пьянства. Мы видим образы великих страданий Богочеловека, Его Матери, Его святых. Мы слышим слова утешения ко всем страждущим и унывающим, призыв стремиться «от тленности земной к вечности небесной». И так хорошо, когда прихожане во внебогослужебное время поют все вместе… Для того чтобы петь стихиры, каноны, тропари, нужно знать нотную грамоту, да и церковнославянский язык неплохо знать — не всем это под силу, а вот эти простые слова, подобранные к простой мелодии, для всякого доступны.

Дух книги отца Николая можно сравнить с духом писаний преподобного Силуана Афонского — это то же предстояние Творцу за весь страждущий мир, это «Адамов плач» за всех и за вся, это оплакивание земной жизни перед лицом грядущей смерти и Суда.

Прошел мой век, как день вчерашний,
Как дым, промчалась жизнь моя,
И двери смерти страшно тяжки,
Уж недалеки от меня.

Часто повторял старец эти строки приезжающим к нему паломникам. Посылал их помолиться на кладбище, что напротив его домика, где могилка его мамы, а теперь и его могила. Там на память приходит песнопение «И мы будем такими…».

Познай, откуда ты и кто,
Зачем пришел, куда идешь.
Что ты велик, и ты — ничто,
Что ты бессмертен, и умрешь.

Перелистывая «Слово жизни», мы как будто слышим беседы старца с Господом. Они рождены желанием воспеть, прославить то, что дорого, выплакать то, что тяготит, — в них живая душа. Они нам показывают, что такое живая душа, душа, которая «скучает по Богу и слезно ищет Его». Душа, которая «бегает бессловесия», которой недостаточно только «выполнять правила», она живет жаждой выразить Творцу и Создателю все свои движения — и скорбные, и угнетающие греховным наваждением, и радостные. «Слово жизни» — это разговор со своей душой, это, как сказано в предисловии к книге, — «проповедь самому себе».

Вот он, блаженный пустынник,
                        взыскующий
Века грядущего благ неземных.
Вот он, в скорбях, как мы в счастье,
                        ликующий,
Душу готовый отдать за других!
…Силою он одарен благодатною:
Чуткой душой прозревает он вдаль,
Видит он язвы людские, невнятные,
Слышит он вопли, — и всех ему жаль…
Учит искать он богатство нетленное,
Чтоб не владела душой суета, —
Ибо все мира сокровища бренные
Нашей душе не заменят Христа!

Когда поешь или читаешь это стихотворение Леонида Денисова о преподобном Серафиме из книги «Слово жизни», видишь не только во славе Отчей пребывающего преподобного, но и нам на утешение данного смиренного старца Николая с Талабского острова. Сам он о себе в конце книги говорил:

А я? Лишь утро наступает,
Стою пред образами.
Вам в помощь Бога призываю,
С надеждой, верой и слезами.

Прошу я Необъятного,
Не познанного Вами,
Спасти от неприятного
Семью и Вас с друзьями.

«Отец Николай для нас как скорая помощь, — сказал мне один паломник, — и не только при личной встрече он помогал, но помогает и через вылившиеся из его души слова, положенные на ноты в “Слове Жизни”». Помогает и после блаженной кончины своей. Как он сказал одной паломнице, подарив ей свою книгу и прижав ее к сердцу: «Я тебе все сказал», благословил черпать со страниц собираемой им почти всю жизнь книги, ответы на трудные духовные вопросы.

Краткие изречения старца Николая. Чему учил старец

Чтение старцем Николаем одних и тех же стихов разным людям, так же как и вынужденные прилюдные исповеди у калитки, созидали то, что можно назвать высоким словом соборность, а попросту: делали всех родными, близкими друг другу, народом Божиим.

Поэтому мы считаем, что и те краткие изречения старца, которые запомнили и записали отдельные люди, значимы не только для того человека, к которому они были обращены, но и для всех нас.

Батюшка вообще говорил мало, видимо, он был от природы молчалив, потому его редкие высказывания были афористичными — в одной фразе заключалась целая жизненная программа. Потому так ярко запоминалось все сказанное старцем.

Краткие изречения мы извлекли из многочисленных воспоминаний об отце Николае и писем старца[2].

«Будьте всегда радостны, и в самые тяжелые дни вашей жизни не забывайте благодарить Бога: благодарное сердце ни в чем не нуждается».

«Ты не рвись, а молись святому (тому, кому был посвящен храм), и он все устроит».

«Все слава Богу! Все будет хорошо. Господь поможет».

«Живи просто — доживешь до́ ста».

«Пекись о своем мире душевном, вот и в мiре будет порядок».

«Радуйтесь, ведь вы с Богом».

«Радуйтесь, что вы верующие, православные».

«Ходи в храм и веруй Господу. Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец. Смирение и молитва — главное. Одна черная одежда — еще не смирение».

«Поздравляю вас с очищением совести» (после исповеди).

«А ты хорошо выучил, как пишутся частицы “не” и “ни”?»

«Положитесь, дорогие мои, на волю Божию, и все будет так, как вам нужно».

«Мы с вами, моим драгоценные, самые счастливые, потому что Господь с нами, Царствие Небесное здесь и Ангелы Божии рядом…»

На вопросы отец Николай обычно отвечал кратко: «Благословляю… Не надо… Пусть потерпит… Не скажу… Все будет хорошо». Чаще всего говорил: «Надо помолиться».

«Скорбеть — терять благодать Божию, а надо радоваться и веселиться».

«Мы должны побеждать зло добром, а сами не должны побеждаться злом».

Иносказание о нашем состоянии и общем состоянии мира: «Облака, осень скоро, холодает, а потом зима, лед, а по льду скользко ходить. А мы еще и танцуем. Так можно упасть и разбиться».

«Только не оставляйте духовной жизни».

«Ведь какое счастье, мои драгоценные, что вы сохранили Истинную Веру! И если кто будет вам обратное говорить, не верьте. Ведь это мы сейчас в гостях, а потом все пойдем домой. Но только, мои драгоценные, горе будет нам дома, если мы в гостях были, да что-то нехорошее делали.

Мы сейчас в гостях, а пойдем домой. В гостях хорошо, а дома лучше. Но там, дома, двоякое направление жизни — там вечная радость для праведников и страшный геенский огонь для грешников. И это не какие-то выдумки, нет, это — Истина.

Я только хочу сказать вам, мои драгоценные: берегите растительный и животный мир… Ведь посмотрите, как все Бог устроил».

«Надо жалеть неверующих людей и всегда молиться, чтобы Господь их избавил от вражеского помрачения».

«Человек рожден для того, чтобы беседовать с Богом».

«Радуйтесь и благодарите Бога, что вы родились в России, что вы — православные».

Любил повторять псаломские слова: Стопы моя направи по словеси Твоему, и да не обладает мною всякое беззаконие (118:133).

«Никогда не снимайте крестик. Читайте утренние и вечерние молитвы обязательно».

«Можно спасаться и в семье, и в монастыре, только живи свято мирной жизнью».

«Цель нашей жизни — вечная жизнь, вечная радость, Царство Небесное, чистая совесть, покой — и все это в нашем сердце».

«В первую очередь любите труд, Отечество, человека и помните изречение Слова Божия: “Трудящийся да яст”, то есть кто работает, тот и ест».

«Не огорчайтесь, Роднуша, за посещение неприятностей, это — спутники жизни в наших оздоровлениях».

«Свет Божий не без добрых людей. И вы, в свою очередь, будьте со всеми в любви и светлой радости».

«Милая сестрица, принесем в жертву Спасителю нашему все свои лучшие чувства: волю, любящее сердце, крепкую Веру. И будет пребывать Господь в сердцах наших ныне и во веки».

Проходят годы, мы вспоминаем те или иные слова старца и только сейчас начинаем понимать, почему он так говорил, что значили его слова.

Из всех вышеприведенных слов, да и из всего жизнеописания старца Николая мы можем составить ответ на вопрос: чему учил батюшка людей? — Учил духовному бодрствованию (или трезвению) и собранности, терпению, послушанию, скромности, устремленности к Вечности, при этом — бережливому отношению к ближним, жалости, скромности, трудолюбию, стремлению к постижению воли Божией и недопущению уныния. В целом — не головному мудрованию, а устремленности к жизни по евангельским заповедям.

«Слава Богу за все, слава Богу за все, слава Богу за скорбь и за радость!»

Людмила Ильюнина
Из книги «Роднуша моя». М.: Символик, 2020. Автор-составитель Л. Ильюнина
Сайт «Ветрово»

[1] Книга переиздавалась четыре раза — в 1995, 1996, 1998, 2003 годах.

[2] Составлено по книге: Служитель Божий. Жизнеописание старца митрофорного протоиерея Николая Гурьянова. Книга 1, СПб., «Диалог», 2011; а также: Протоиерей Старец Николай. Жизнеописание. Воспоминания. Письма. СПб., 2012.

Заметки на полях

  • Тверь

    Большое спасибо автору статьи Людмиле Ильюниной за рассказ о книге «Слово Жизни» и приведённые цитаты старца Николая.
    Сердце переполняется радостью, теплом и благодарением, читая о Великом старце.
    Вечная память! Вечная память! Вечная память!

  • г. Москва

    Спасибо великое!
    «воздыхания народной души» — как славно сказано!
    Как всегда утешительны и милостивы слова батюшки!

    Я скоро улечу… На крылиях… Они у меня огромные и сильные… Долечу вмиг… И Дома буду молиться за всех вас. Странники мы все на земле… Одинокие странники..

    Старец Николай Гурьянов

  • Днепр

    Спасибо, Людмила. Интересно читать об отце Николае и каждый раз удивляться мудрости и силе духа старца. Наш Храм тоже некоторым образом связан с отцом Николаем Гурьяновым. Настоятель нашего Храма — духовное чадо отца Иоанна Миронова, бывали они с матушкой и у отца Николая. Вообще наш Храм имеет тесную духовную связь и с Санкт-Петербуром, где учились наши батюшки и продолжают учиться их дети, и с Вырицей и преподобным Серафимом Вырицким. Очень интересно переплетаются судьбы. И разве возможно нас разделить? Чисто формально можно, настроить границ, стен, но не духовно. Как бы некоторые ни старались, такие связи не прерываются.
    Отче Николае, моли Бога о нас.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок