col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Александр Буздалов. «…В духе кротости»


Иннокентий Смоктуновский в роли князя Мышкина в спектакле «Идиот» реж. Георгия Товстоногова (БДТ им. М. Горького, 1957 г.)

1 августа 2019 года, в праздник обретения мощей преподобного Серафима Саровского, в проповеди патриарха Кирилла прозвучали слова (вернее – даже целое учение) о кротости как одной из основных христианских добродетелей. Из этих слов может сложиться мнение о кротости как о естественной силе души, присущей нам по природе, которую, соответственно, каждый человек способен проявить, реализовав эту врожденную потенцию, лишь приложив к этому достаточное усилие.

«В сегодняшнем апостольском чтении мы находим такие слова: Если впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости (Гал. 6:1). …Эти слова <…> как, может быть, никакие другие, говорят о самом главном, что было присуще святому преподобному Серафиму и многим другим преподобным отцам — духе кротости». «Это великая сила. Иоанну Лествичнику принадлежат замечательные слова о том, что кротость делает нашу душу недвижимой, сохраняющей одно и то же состояние и в чести, и в бесчестии. Мы знаем: когда мы в почете, когда мы в благополучии, все вроде как спокойно, но стоит каким-то обстоятельствам вторгнуться в нашу жизнь, разрушить это благополучие, душа приходит в смятение. Об этом и говорит Иоанн Лествичник. А если внешние обстоятельства вводят нас в смятение, значит, у нас нет кротости. Поелику так, кротость есть действительно сила, помогающая человеку выходить из самых трудных жизненных обстоятельств, сохраняя свой внутренний мир. <…> Все, чему учит нас Слово Божие, чему учит нас пример преподобного Серафима, нам следует постараться в своей жизни осуществить. А для того чтобы наша кротость не была наигранной, искусственной, кротостью сквозь стиснутые зубы, мы должны научиться терпению. Терпение, как говорится в сегодняшнем апостольском чтении, — это то, что и создает в человеке дух кротости. Давайте начнем с того, чтобы научиться терпеть друг друга, не раздражаться на слова, которые нас раздражают, не обижаться на неловкие поступки, прощать тех, кто осознанно пытается сделать нам что-то неприятное или даже опасное. Давайте попытаемся — в своей жизни, в своих мыслях, в своих словах — хотя бы минимально отобразить то замечательное и великое состояние души, которое явил нам преподобный Серафим Саровский и о котором сегодня свидетельствует нам апостольское чтение. <…> Пусть никогда в нашем сознании дух кротости не связывается со слабостью, с убогостью, но всегда с великой духовной силой, опираясь на которую, мы становимся способными преодолевать самые трудные обстоятельства нашей жизни, не разрушая внутреннего мира, сохраняя внутреннюю целостность». Однако тут же в качестве другого примера подлинной христианской кротости патриарх приводит художественный образ князя Мышкина, который объективно является как раз яркой иллюстрацией кротости «наигранной и искусственной», драматической, романтической, псевдоевангельской[1].

Юрий Яковлев в роли Льва Мышкина в одноименной экранизации романа Ф. М. Достоевского «Идиот» («Мосфильм», 1958 г.), реж. и сцен. Иван Пырьев

«Когда мы встречаем кроткого человека, то у большинства из нас он вызывает не самые лучшие чувства и часто воспринимается как нечто выпадающее из общего ряда привычных лиц. Когда наш великий писатель Федор Михайлович Достоевский решил создать художественный образ кроткого человека, он назвал свой роман «Идиот». И это было очень правильно подобранное название, потому что никто не мог понять главного героя — человека, в полной мере являющего окружающим смирение и кротость». Поэтому, может быть, не лишним было бы уточнить учение о кротости как христианской добродетели, обратившись к святоотеческому наследию.

Из него мы узнаем, что все христианские добродетели (то есть те, к которым призывает нас Святое Евангелие и которые явлены во Христе и в преподобных отцах наших) есть сверхъестественные силы, то есть Божественная благодать, а не природно присущие нашей душе силы, почему, собственно, святые и имеют принципиальное онтологическое отличие от «ветхого человека». «Целиком сотканный хитон Спасителя (Ин. 19:23) <…> есть взаимная связь и сплетение добродетелей <…>, или же благодать нового по Христу человека, сплетенная свыше Духом»[2]. И, в частности, добродетель кротости это не просто «состояние души», в которое человек может ее привести, если начнет упражняться в терпении. «Поскольку первой целью Бога было создать человека “по образу Божию и подобию” — а “по образу” означает нетленность, бессмертие, невидимость, [то есть] то, что отображает Божество, — Он передал это душе, передав ей вместе с этим владычество и самовластие [качества], которые все являются отображениями Божией сущности. А “по подобию” означает бесстрастие, кротость, великодушие и остальные черты Божией доброты, которые все являются составляющими Божией энергии [направленной на творение]. Так вот то, что относится к Его сущности — то, что обозначают [слова] “по образу” — это Он естественным образом передал душе. То же, что относится к Божией энергии, — [это] то, что отображается [словами] “по подобию”, — это Он оставил нашему самовластному решению (αατεξουσσσ γννμη), ожидая конца человека: сделает ли он себя подобным Богу, воспроизводя в себе богоугодные черты добродетели»[3]. «Особые действия христианской кротости: не роптать не только на Бога, но и на людей, и когда происходит что-либо против наших желаний, не предаваться гневу, не превозноситься. <…> приобретение силы для делания добра, а эта сила подается оправдывающей благодатью»[4].

Как всякое естество зверей и птиц, пресмыкающихся и морских животных укрощается и укрощено естеством человеческим, а язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло (Иак. 3:7-8), так и падшее человеческое естество, в свой черед, укрощается исключительно силой (благодатью) Божественного естества в христианах, которые именно что сами (природными силами своей души) неспособны победить это «неудержимое зло» падшего естества. …Если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину. Это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская, ибо где зависть и сварливость, там неустройство и всё худое. Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна. Плод же правды в мире сеется у тех, которые хранят мир (Иак. 3:14-18). Благодать Божия («нисходящая свыше» сила Божественного естества) производит соответствующее действие в человеческом естестве, порождая в нем мир и кротость. От человека же при этом требуется «хранение» этого «сходящего свыше мира», то есть воля к кротости как естественная сила души, или послушность и покорность самой «сходящей свыше» кротости. «…Чтобы, возродившись, человек мог делать добро духовное (ибо дела веры, будучи причиною спасения и совершаемы сверхъестественною благодатию, обыкновенно называются духовными), для сего нужно, чтобы благодать предваряла и предводила, как сказано о предопределенных, так что он не может сам по себе творить дел, достойных жизни по Христе, а только может желать или не желать действовать согласно с благодатию»[5].

Иными словами, одними и теми же словами («кротость», «мудрость») в Священном Писании и Предании порой обозначаются как естественные, так и сверхъестественные силы. Естественная «кротость» это как раз то «терпение», о котором говорит патриарх: «Терпение — это то, что создает в человеке дух кротости», не в том смысле, что естественная сила души (терпение) рождает сверхъестественную (благодатную) добродетель кротости («составляющую Божией энергии»), но в том смысле, что человеческая воля к исполнению Христовых заповедей активирует в христианине полученный в Таинствах Церкви нетварный дар Духа («дух кротости»). Терпение как естественная воля к кротости есть то, на что человек способен и что должен проявить каждый христианин. Но победить греховную страсть гнева (раздражения, сварливости, осуждения) способна только Божественная благодать, кротость как сила Божия, как христианская добродетель в собственном смысле слова. Так же как «вера — двояка. Есть вера от слуха (Рим. X, 17). Слушая божественные Писания, мы верим учению Св. Духа, <…> когда мы веруем на деле, живем благочестиво и соблюдаем заповеди Обновившего нас. <…> С другой стороны, есть еще вера уповаемых извещение, вещей обличение невидимых (Евр. XI, 1) или [другими словами] твердая и несомненная надежда на Божии обетования нам и на успех наших прошений. Первая вера есть результат нашего [свободного] расположения, вторая же есть один из благодатных даров Духа»[6], и как «двояка» мудрость в приведенном фрагменте Послания св. ап. Иакова (это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная (3:15)), так же «двояка» и кротость: первая (как естественное терпение тягостей) есть «результат нашего свободного расположения», вторая – «один из благодатных даров Духа». Преподобный «молится Отцу, Который прежде всего дает ему мир помыслов, как готовое вместилище для благодатных дарований, и вместе с ним совершенное смирение, родительницу и хранительницу всякой добродетели, – не то смирение, которое состоит в нетрудных для всякого желающего смиренных словах и позах, но то, которое свидетельствуется благим Божественным Духом и которое созидает дух, обновляемый в утробах наших (Пс. 50: 12)»[7].

Так же как невозможно усилием воли уверовать во Христа как Сына Божия, возлюбить ближнего (не говоря уже о врагах своих), невозможно человеку и сделаться кротким путем «нравственного самосовершенствования», которое проповедовал Достоевский и изображал в своих «идеальных» (квазихристианских) героях, типичных для общеевропейского романтизма.

Евгений Миронов в роли князя Мышкина в киносериале «Идиот» (ТК «Россия», 2003 г.), реж. и сцен. В. Бортко

Истинная христианская кротость есть Божественная благодать, сверхъестественная человеку («нисходящая свыше») «великая сила», которая производит в человеке богоподобное устроение души («Иоанну Лествичнику принадлежат замечательные слова о том, что кротость делает нашу душу недвижимой, сохраняющей одно и то же состояние и в чести, и в бесчестии»)[8]. Именно такую кротость как нетварный дар Святого Духа мы и почитаем в святых и в преподобном Серафиме Саровском, в частности.

Таким образом, выражение святого апостола Павла в духе кротости (Гал. 6:1) буквально означает «благодатью кротости», «духовным даром кротости», что гораздо дальше отстоит от человеческой способности к терпению, чем небо от земли. «…”В духе кротости” (духом кротости). Не сказал просто — “кротостью”, но — “в духе кротости” (духом кротости), показывая тем, что это угодно и Духу, и что способность исправлять кротостью согрешающих есть дар духовный»[9].

Александр Буздалов
Сайт «Ветрово»
7 августа 2019

[1] Здесь также на память приходят слова папы Римского Франциска, на недавней встрече с президентом Путиным сказавшего: «Я говорю своим священникам, что без книг Достоевского, без того, чтобы осознать всю глубину его философии, нельзя быть настоящим священником» (Путин рассказал о любимых писателях понтифика – Достоевском и Толстом).

[2] Преп. Максим Исповедник. Вопросоответы к Фалассию. Вопрос IV / Творения преподобного Максима Исповедника. М., «Мартис». Т.2. С.38.

[3] Преп. Максим Исповедник. Вопросы и недоумения. III, 1 / преп. Максим Исповедник. Вопросы и недоумения. М., Святая Гора Афон, «Никея», 2010. С. 220.

[4] Свт. Филарет Московский. Пространный Катехизис. §§448, 455. Цит. по изд.: «Пространный христианский катехизис Православныя кафолическия Восточныя Церкви». Изд. 66-е. М., Синодальная типография, 1886.

[5] Послание Патриархов Восточно-кафолической Церкви о православной вере 1723 г. Гл. 14 / Догматические послания иерархов XVII-XIX веков о православной вере. Изд. «Свято-Троицкая Сергиева Лавра», 1995. С.142-147.

[6] Преп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Гл.83. Цит. по изд.: св. Иоанн Дамаскин. Источник знания. М., «Наука», 2006.

[7] Свт. Григорий Палама. Ко всечестной во инокинях Ксении, о страстях и добродетелях и о плодах умного делания. §36 / Добротолюбие. 2-е изд. Т. 5. М., 1900. С.275.

[8] Слово Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти преподобного Серафима Саровского после Литургии в Серафимо-Дивеевском монастыре. http://www.patriarchia.ru/db/text/5480534.html

[9] Свт. Иоанн Златоуст. Толкование Послания святого апостола Павла Галатам. Цит. по изд.: Творения отца нашего Иоанна Златоуста архиепископа Константинопольского. В 12-и томах (24-х книгах). Издательство им. святителя Игнатия Ставропольского, 2009. Т.10. Кн.2.

Заметки на полях

  • Благодарю за интересную статью! Думаю, всё написанное о кротости относится и к Истинной христианской любви. Мы только думаем, что умеем любить, а на самом деле только заставляем, понуждаем себя к этому чувству своими естественными силами. Христианская любовь также есть Божественная благодать, сверхъестественная человеку.
    А что Вы скажете о смирении? Это Дар Божий или средство?

  • О добродетели смирения, ув. Алла, говорится в цитате из Письма Ксении свт. Григория Паламы: «…не то смирение, которое состоит в нетрудных для всякого желающего смиренных словах и позах, но то, которое свидетельствуется благим Божественным Духом и которое созидает дух, обновляемый в утробах наших (Пс. 50: 12)». Т.е. все то же самое, что и с остальными христианскими добродетелями, которые все суть сверхъестественные дары Духа.

  • Что то не так.Слишком благостная и правильная получается картинка.Хочется сложить ручки и умилиться как от сказки в детстве (что Алла и сделала).Наш Патриарх тоже красиво говорит о кротости и смирении,но любит только терпил.

  • Благодарю за ответ, ув. Александр. В общем, из всего вышесказанного — полнейшая духовная нищета.

  • Александр СПБ, о чем это Вы? Аргументируйте…

  • По- моему, картинка получилась печальная…

  • Спасибо за почти комплимент и реальную оценку.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок