col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Митрополит Вениамин (Федченков). С Новым Годом и Рождеством Христовым

Из писем Надежде Павлович

С Н<овым> Го­дом и Р<ож­дест­вом> Х<рис­то­вым>.

До­ро­гая и лю­без­ная сест­ра моя во Хрис­те Гос­по­де (не смел бы про­из­но­сить по­след­них слов!)!

По­лу­чил я ва­ши стро­ки… И не хва­ти­ло сил для ре­а­ги­ро­ва­ния: так все это не по мо­ей мер­ке («Триш­кин каф­тан» — аз есмь)…. И сми­рить­ся то­же не мог…

А знаю, что от всей души, от всей искренности Вашей — слетели слова те. А нарядиться в них — нет сил…

О, Господи, Господи! Иисусе Христе мой! Милостивый! Без конца, без пределом Милоствый! Прими воздыхания и нечистые вздохи души моей бедной!

…(И вот чуточку началось облегчение дущи моей, — со слезинкой). Да надолго ли?.. Чтобы опять и опять?…

Но не будем спорить: «кто хуже»?! Это не спасительно ничуть… Впрочем, и Вы — «тоже человек». А «человек» это звучит «бедно». И только в Одном Человеке было «бог-атство», — так что даже Ангелы запели от восторга: «Слава в вышних, в человецех благоволение»…

И к Нему Единому, Единому (иного никого, никого решительно и ничего, ничуть — нет!) лишь и могу закричать (иной раз и в «голос»: «Гласом моим ко Господу закричал (воззвал)»). А иной раз в тихой слезе… А иной раз — никак…

И зачем так?! Не виню никого, кроме себя! А Вы затащили меня куда-то на облака (титулами ко мне в заглавии)!.. Ну, довольно препираться… А все же я почувствовал, что «сестрою» могу назвать (т.е. смею, кажется… Да и то недостоин!) Но чтобы Вас не «бить» смирением: не буду сомневаться в этом… Но никак не выше! Иначе тяжело будет мне: плакать буду — иначе… Пожалейте мою худость!.. Сейчас плачу, сестра моя… Дорогая… Знаю, что жалеете меня всей душою… Спасибо… И еще пожалеете когда-нибудь, — вспомнив о «Тришкином кафтане»…

А как перешить его «в одежду украшенную» для чертога, — и знаю, но нет сил. И только в сердце опять «кричу» (беззвучно): «Спасе, спаси мя». Простите… И Вас расстроил, вероятно?… Ну, так кончим это…

Поздравляю вас с праздниками и Н<овым> Годом!

— Просил себе о двух вещах: дожить до следущего Н<ового> Года; и — спасать меня — вопреки хищности Диавола, — якоже Сам весть… Мне же пути известны: покаяние и смирение! —

А Вам желаю — мира душевного с упованием на Промышляющего. Безбоязненности (непременно: «Если Бог за нас, кто против нас?»)… А прочее приложится! В сомнительных случаях — лучше радуйтесь, чем малодушествовать. — В монахи (а вы внутри уже монахиня — по мысли батюшки[1] и моей) идти — нужно «веселому» духом; т.е. уповающему!.. Я не о форме монашеской говорю, а о внутреннем духе, и же в Вас! Впрочем, Он Сам и учит Вас всему!

О «бабанином» парамане, думаю (сейчас лишь вот!) так: это не случайно вышло… И никуда не закапывайте. А возьмите его себе (Бог благословит, именем о [неразб.]) от нее; и молитесь за нее… Не о «постриге» опять я говорю (Вы же помните мое письмо об этом?) И утешьтесь этим подарком. — Нимало не сомневаюсь, что это так лучше всего! —

— Молодым привет! Пусть радуются, как дети! Еще есть время для этого… То и выше, — но в свое время!

О «крохах» не жалейте. Вообще, — «задняя забывайте», как не сущее, — а «в предняя простирайтесь»[2], — к<ак> сов<етует> ап<остол> Павел.

Воробьи каждый день собирают крохи… отовсюду…

Ой, — я уже опять начал учительствовать?! Какое легкомыслие… На одной странице плачешь, — на другой учишь… Впрочем, у «худых» так и должно быть; иначе «они» были бы хорошими…

1948 г., январь

[1] "Батюшкой", "Б. Нектарием" митр. Вениамин называет преп. Нектария Оптинского, духовной дочерью которого была Н. А. Павлович. В первый раз она приехала в Оптину пустынь, чтобы собрать материалы для статьи об этой обители. Знакомство со старцем Нектарием произвело в ней духовный переворот. Вскоре она переехала в Оптину из Петрограда и по благословению старца Нектария стала сотрудницей первого Оптинского краеведческого музея. В 1923 г. Оптина пустынь была закрыта. Её насельники не могли получить прописку в её окрестностях, их старались высылать подальше, как правило, к месту рождения. Выдав старца Нектария за своего дедушку, Н. А. Павлович при поддержке Н. К. Крупской (секретарем которой Надежда Александровна была в первые годы после революции) добилась разрешения для старца Нектария жить недалеко от Оптиной пустыни в селе Холмищи. Там она навещала старца, подолгу оставалась в этом селе, заботилась об обеспечении старца всем необходимым. Перед своей кончиной в 1928 г. старец Нектарий благословил духовную дочь помнить Оптину и заботиться о ней. Н. А. Павлович собрала и записала множество рассказов о последних Оптинских старцах, написала свои воспоминания об Оптиной пустыни.

[2] Флп. 3:13.

Из книги «Побеждайте молитвой!..» Письма митрополита Вениамина (Федченкова) Надежде Павлович. М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2020

Заметки на полях

  • Выражение «Тришкин кафтан», которое митрополит Вениамин относит к себе, пришло из одноимённой басни Крылова:

    Тришкин кафтан

    У Тришки на локтях кафтан продрался.
    Что долго думать тут? Он за иглу принялся:
    По четверти обрезал рукавов —
    И локти заплатил. Кафтан опять готов;
    Лишь на четверть голее руки стали.
    Да что до этого печали?
    Однако же смеется Тришке всяк,
    А Тришка говорит: «Так я же не дурак
    И ту беду поправлю:
    Длиннее прежнего я рукава наставлю».
    О, Тришка малый не простой!
    Обрезал фалды он и полы,
    Наставил рукава, и весел Тришка мой,
    Хоть носит он кафтан такой,
    Которого длиннее и камзолы.
    _____

    Таким же образом, видал я, иногда
    Иные господа,
    Запутавши дела, их поправляют,
    Посмотришь: в Тришкином кафтане щеголяют.

    Интересно соотнести видение митрополитом Вениамином своего духовного состояния как Тришкиного кафтана с пожеланием свт. Феофана Затворника:

    «При­шло на мысль… по­же­лать неч­то осо­бен­ное. Что же имен­но? То, что­бы вы ста­ли но­вень­кой. Как но­вень­кой? Так, как бы­ва­ет вся­кое но­вень­кое плать­и­це: все на сво­ем мес­те, ни пят­ныш­ка, ни по­мя­то­сти, так и ве­ет от не­го све­же­стью. Вот по­доб­но­го се­му же­лаю ду­ше ва­шей. По те­лу вы, как о пла­тье го­во­рит­ся, толь­ко что с иго­лоч­ки, со­вер­шен­но но­вень­кая. А душа наша и на свет является со старым и, если не отнять от нее этого старья, она так и останется старой, не вкусив новинки. Старое в душе – суета и страсти. Выгоните все такое – и станете новенькая».
    http://vetrovo.ru/selected/svt-feofan-zatvornik-novogodnee/

  • Рыбинск

    Обращение епископа Рыбинского и Даниловского Вениамина после благодарственного молебна, совершённого в новогоднюю ночь в нашем Храме:
    — Сегодня мы совершили благодарственный молебен. Господь, хотя и испытывает нас, но даёт нам время на покаяние, исправление, добрые деяния, — на спасение. Следующий год — это тоже время нашего спасения. Мы просим, чтобы Господь избавил нас от всяческих бед, скорбей, обстояний, трудностей, и чтобы послал Своё благословение на наши труды. Поэтому всякая молитва, если она истинна, от сердца, доходит до Бога. Мы молимся, чтобы Господь и в наступающее лето помогал нам, исправлял, чтобы мы с вами своё сердце и душу открыли для слов Спасителя и Его заповедей, старались быть милосердными, изгоняли из своего сердца все греховные страсти, гордость, раздражение, осуждение — всё то, что мешает нам быть сосудами благодати Духа Святаго.
    Господь да поможет нам оставшиеся дни до праздника Рождества Христова провести в молитве, покаянии, добрых делах, осознании того великого дара, который мы с вами имеем: Сам Господь пришёл на землю, воплотился, дал нам свою плоть и кровь. Будем благодарить за этот дар и за это время, несмотря на все трудности и испытания, скорби и болезни.Наверно, эти испытания должны побуждать нас к милосердию, внимательному отношению к ближним, более строгому отношению к самим себе, своим поступкам.
    Мы должны во всём видеть Промысл Божий, за всё благодарить Бога.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа