col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово. Ноябрь

Ольга Надпорожская. Полный штиль

Однажды в руки мне попала открытка советских времен с фотографией Невского проспекта. Помню, что рассматривала её с удивлением: по очень просторному, залитому солнцем проспекту шли всего несколько человек и ехала одна-единственная машина — «Волга». Идя вчера по Невскому в двенадцатом часу утра, вспомнила эту фотографию: город стал неузнаваем. То ли потому, что многие действительно перестали выходить из дома, то ли из-за того, что исчезли иностранные туристы, центр города стал свободным и малолюдным. Автомобилей тоже намного меньше, некоторые магазины и рестораны закрыты, концерты в Малом зале Филармонии отменены, а в одной витрине бодрящая надпись: «Дезинфекция обеспечена!»

Возле Казанского собора и вовсе кажется, что видишь сон. Уж кого только нет обычно перед входом — и туристы, и нищие, и продавцы сувениров, и артисты в костюмах исторических деятелей и животных, мимо которых стараешься проскользнуть незамеченным — они всегда норовят обняться с прохожими. А теперь только солнечный свет, только несколько человек да голуби.

И перед чудотворной Казанской иконой Божией Матери не было никого, а ведь обычно очередь тянется на полхрама. В боковом приделе завершалось богослужение, и священник в проповеди говорил о Ветхом Завете, о пророке Исайе — о том, как он обличал не только язычников, но и Израиль, который отступил от Бога и был за это наказан многими бедствиями. И, добавил он, раз слова пророка и сегодня звучат на богослужении, значит, сказаны и о нас. В отрывке из Книги пророка Исайи, который читали в тот день в Храме, действительно были страшные слова: Ты превратил город в груду камней, твердую крепость в развалины; чертогов иноплеменников уже не стало в городе; вовек не будет он восстановлен. Но были и кроткие, утешительные: Ибо Ты был убежищем бедного, убежищем нищего в тесное для него время, защитою от бури, тенью от зноя… На аналое лежал деревянный Крест, окружённый цветами, и никто не возбранял преклонить колени и приложиться в нему, как и положено на Крестопоклонной неделе.

С Невского проспекта свернула на Большую Морскую: музей «Росфото» закрыт, центральная детская библиотека имени Пушкина тоже закрыта. На Исаакиевской площади у входа в собор прочитала, что «музей-памятник» не работает. Вот так без всякого шума Исаакивский собор на время перестал быть музеем, а богослужения в нём, надо думать, идут своим чередом. Вспомнила еще одну фотографию, на этот раз блокадных времен: в сквере перед Исаакиевским собором на грядках растут огромные кочаны капусты. Сейчас капусты, конечно же, нет, но как-то заметней деревья, слышнее птицы, виднее Нева — природа берёт своё, отнятое у неё когда-то.

Верующие люди, сидевшие в тюрьмах в советские времена, рассказывали, что именно там научились молитве. А в эти дни, когда мiр посетила болезнь, можно, по крайней мере, примириться с городами: они не накатывают шумной и страшной волной, из которой уже не выплыть, а сияют перед тобой, как морская гладь в полный штиль, и видно всё до самого горизонта. Да и внутри наступает тишь, когда идёшь пешком по спокойному городу, предоставленный самому себе — как не ходил давно, потому что всегда бежал на автобус.

Ольга Надпорожская
Сайт «Ветрово»
25 марта 2020

Заметки на полях

  • Москва

    Ольга Сергеевна, спасибо за городскую зарисовку. Что-то в этом есть умиротворяющее, когда замедляется ритм жизни. И в этой неспешности, даже в городе, хочется, чтобы остановилось мгновенье.
    Сегодняшнее утро мне удалось провести в храме, что практически невозможно, к сожалению, в обычном трудовом режиме. Какая необыкновенная эта служба с Литургией Преждеосвященных Даров! У нас в храме византийский хор, и слова псалма «Да исправится молитва моя…» звучат как-то особенно глубоко и проникновенно. Читаемые на постовых богослужениях слова Пророка Исайи, действительно, как Вы упомянули, сказаны и о нас. В тревожной обстановке отрезвляют, заставляют задуматься – недавно читались такие «Перестаньте вы надеяться на человека, которого дыхание в ноздрях его, ибо что он значит?»(Ис.гл2)
    Передайте, пожалуйста, сердечную благодарность отцу Роману за последние стихи. И в стихах, и в словах эпиграфа — напоминание нам : «вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий» (ап. Иак.)

  • Да, Анна, теперь по-другому относишься к пребыванию в Храме — как к тому, что боишься утратить. Конечно, отец Роман очень поддерживает нас, но я знаю, что и Вы из тех людей, которые могут поддержать другого. И Вам сердечная благодарность!

  • Москва

    «…как-то заметней деревья, слышнее птицы, виднее Нева — природа берёт своё, отнятое у неё когда-то.» Только сегодня обсуждали с подругой нынешнюю погоду в Москве. Вот уже неделю светит, нет — сияет солнце, оно словно «берет свое» в эти дни за всю былую непогоду, будто радуется чему-то, может тому, что люди, хоть и вынужденно, но ушли из торгово-развлекателных центров и всяких злачных мест по домам. Несмотря на всеобщее беспокойство — на улицах больше тишины и меньше суеты, все изменилось. Иду по Красной Пресне и ловлю себя на мысли, что хочется задержать мгновение, в нем есть что-то забытое, но не ушедшее безвозвратно…

  • Коломна

    Просходит удивительное:во внезапной утихомиренности полного штиля у людей наконец появилось время для спокойного созерцания, переосмысления и, Дай Бог, изменения умов и сердец!..
    Ольга Сергеевна, спасиБог за замечательную зарисовку! С радостью перечитываю снова!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.