col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово. Ноябрь

Со святыми упокой, Господи, раба Твоего иеродиакона Никона!

9 ян­ва­ря 2020 го­да ото­шел ко Гос­по­ду иеро­ди­а­кон Ни­кон (Мур­та­зов). Зво­нок с этой вестью из Иоан­новс­ко­го мо­нас­ты­ря на Кар­пов­ке про­зву­чал, как веч­ный зов Царст­ва Не­бес­но­го. Ду­маю, что ни­кто из знав­ших от­ца Ни­ко­на не со­мне­вал­ся в том, что он был пра­вед­ни­ком, дан­ным нам от Бо­га. Гос­подь ра­ди нас про­длил его жизнь до вось­ми­де­ся­ти с лиш­ним лет. Хо­тя сам он рас­ска­зы­вал, что не­од­но­крат­но по­лу­чал от­кро­ве­ние о не­дол­го­веч­нос­ти сво­ей зе­мной жиз­ни. При­ве­ду этот рас­сказ, что­бы вы по­чувст­во­ва­ли, ка­кая прос­тая и бла­го­дар­ная ду­ша ­у до­ро­го­го на­ше­го от­ца Ни­ко­на.

«В детстве болел костным туберкулёзом, лечился в санатории семь лет. Когда меня выписали домой, мама спросила у главврача санатория: “А сколько мой сын с этой болезнью может прожить?” Василий Иваныч Ковалин, так звали доктора, не задумываясь, сказал: “Если не будет жениться, пить и курить, лет тридцать пять проживёт”. А мне тогда было семнадцать лет. Годы шли, а с ними текла и моя жизнь — в Чистополе, в Печорах, в Эстонии, в Пюхтицком монастыре. Как-то к нам в Пюхтицкий монастырь приехала схимонахиня Онуфрия из Одессы. Это была великая столетняя подвижница, которую почитал даже Святейший Патриарх Алексий (Симанский), и когда он отдыхал в Одессе, всегда приглашал её на беседу. Она отличалась от других благодатным даром ведения грехов и прозорливости о длине века человека. Об этой схимонахине рассказал мне мой брат, и я тут же пошёл к ней, чтобы спросить о себе. Схимонахиня Онуфрия жила в келье в подвальчике, и у неё как раз никого не было. Увидев меня, она сама подошла ко мне, ласково и кое-что строго тихо сказала на ухо — чего я не должен делать, как жить и чего избегать. И потом добавила: “Ну, лет пятьдесят пять проживёшь”. Я обрадовался этому и просил у неё святых молитв за брата, за маму и за себя.

Прошло несколько лет. С началом перестройки Эстония отделилась от России, и наша семья уехала в Псковские Печоры, в свой домик. Там наша мама сильно заболела онкологией кишечника. Незадолго до смерти отец Гермоген её пособоровал, и она увидела во сне домик без окон и дверей. “Чей это домик?” — “Этот домик твой”, — ответил неизвестный голос, и она всё поняла. “А как же Борис-то? Он ведь больной и всю жизнь жил со мной”. — “А Борис умрёт через год”, — ответил неизвестный голос. Проснувшись, она сказала: “Я умру, а через год и ты собирайся, — так мне сказано”.

Я молчал и, потупив взор, слушал себе приговор. У меня была язва желудка, было три кровотечения, и трижды меня на скорой помощи увозили в больницу, когда я жил в Пюхтице. Поэтому от этой болезни можно было ожидать чего угодно, и врач говорил, что операции мне не миновать. Что я мог сказать матери? Мама умерла, и я стал духовно готовиться к своему исходу. Летом рокового года к нам приехал с родины председатель колхоза Холин и попросил меня написать иконостас для молитвенного дома, который он построил старым сельским жителям. Я с радостью принял заказ, узнал размер солеи, сделал эскиз Царских врат, северных и южных врат, нашёл оргалит, нашёл доски и написал несколько икон. Обновил несколько старых икон, привезённых Холиным, и зимой иконостас был уже на месте. Батюшка и прихожане меня благодарили. Я был рад, что послужил родному селу. В это время мне исполнилось пятьдесят пять лет. Мама мне явилась во сне радостная, сказала: “За тебя молился Филипп Дмитрич”, — и ушла. Это был церковный псаломщик старой нагорной церкви в нашем селе, закрытой и разрушенной в тридцатых годах. Он был активный защитник и проповедник православной веры в нашем селе, за что был репрессирован и расстрелян в 1927 году в Чистополе, об этом писали недавно в районной газете. Молитвами мученика Филиппа Господь исцелил мою язву, и я после вещего сна перестал чувствовать боли в желудке, всё мог есть, и вот уже более двадцати лет Господь даёт мне жить на земле».

Отец Никон жил в атмосфере чуда, потому что был внимателен к жизни, к людям. Любил выслушивать рассказы людей, которых встречал в разных местах своего обитания: в Чистополе, Печорах, в Пюхтицах, на Святой Земле, на Карповке в Иоанновском монастыре. Эти простые, наполненные любовью к людям рассказы не раз издавались, вышло шесть книг: «Журавлиная гора», «Сила креста. Быль земная», «Ворон», «Пюхтицкие были», «Дайте уничтожим ад!», «Серафимов день». Отца Никона можно назвать летописцем своего времени – его цепкая память, а главное, любящее сердце хранили образы давно отошедших людей и добрые их поступки. Во время одной из последних встреч с батюшкой мы записали на диктофон два рассказа, которые он не успел перенести на бумагу, и хотим поделиться ими с читателями, чтобы они помянули отца Никона. Устные рассказы отца Никона так же бесхитростно просты и сердечны, как и печатные.

Наш зять Федор Иванович

Муж моей сестры Анастасии был очень хороший человек, тихо жил, молился. И были у него пророческие сны. Жизнь у него была целостная, строгая, трудолюбивая. Отец ему маленькому еще наказывал: «Федька, нечего тебе болтаться по улице, учись этому, учись тому», и так далее. Он учился, все умел потом. Тетка у него была монашенка, учила молиться. Федор работал на шахте в Донбассе, потом заболел и приехал к нам в Печоры, в 1999 году. Я тогда был в Иерусалиме. А когда я вернулся, уже после его смерти, мне рассказали такую историю. Уже в предсмертном состоянии он вдруг закричал: «Ой, ой, ой, Украина, ой, ой, ой, Донбасс. Все горит, людей убивают, стрельба идет. За доллары продали Украину», — и плачет. Было это почти за пятнадцать лет до страшных событий.

А незадолго до смерти Фёдор рассказал такой свой сон: видит он комнату, а в ней много аналоев, на них лежат книги, перед ними горят лампады. И ему показали, что один день проходит — и лист в книге переворачивается. Тогда он спросил, где его книга, ему показали. В ней было еще много неперевернутых страниц, и в лампаде было много масла. Тогда он попросил: «А можно мне увидеть, где книга и лампада моей жены Насти?» Ему показали, и он увидел, что в ее лампаде мало масла — она вообще-то болезненная была. И он спрашивает: «А можно из моей лампады к ней перелить?» — «Можно». Так и было сделано. И вскоре он заболел и умер. А Анастасия еще семь или восемь лет прожила, приняла монашеский постриг и молилась о своем Федоре Ивановиче. Вот такой у нас хороший зять был.

Принявшая смерть вместо сестры своей

Рядом со мной на горке в доме князей Шаховских в Пюхтицах жила матушка Магдалина. У нее была родная сестра Анна, которая купила домик недалеко от монастыря, где жила с мужем и тремя детьми. И вот уже в немолодом возрасте родила Анна еще одну девочку. Я стал крестным этой девочки. Неожиданно у Анны обнаружили онкологическое заболевание. Стали ее лечить облучением, была уже третья стадия заболевания, мало было надежды.

У нас на горке в углу стояла большая икона Божией Матери, в рост – «Всех скорбящих Радость». Мать Магдалина упала перед этой иконой и молилась: «Смилуйся, если она умрет, то муж найдет другую. Каково детям будет, а маленькой хуже всего. Старших еще можно в монастырь взять, а ее-то ведь не возьмут. Матерь Божия, накажи лучше меня этой болезнью, а ее исцели!»

По ее молитве все и случилось. Сестра вдруг пошла на поправку. Ей все лучше и лучше становилось, анализы в конце концов хорошие сделались, и ее выписали домой к детям. Матушка Магдалина себя за нее отдала. Вскоре она поехала навестить могилку старицы, за которой ухаживала три года, живя в миру, и там упала, зашибла грудь. Вернулась в монастырь, продолжала нести послушание в алтаре, но вдруг стала чувствовать, что силы у нее убывают, а была она не старая еще и очень жизнерадостная. А тут как другой человек, похудела очень. Оказалось, что у нее онкологическая опухоль после того падения образовалась. Матушка игумения Варвара благословила на операцию. Была сделана сложная операция, опухоль удалили, но матушка Магдалина прожила после этого только один месяц. И столько слез она за это время пролила.

А девочка- племянница выросла и ушла в монастырь, и сестра, ради которой умерла матушка Магдалина, тоже пришла на послушание в монастырь.

Вот такие бывают судьбы.

* * *

Этот краткий рассказ хочу завершить воспоминанием о том, как много лет назад мне — совсем молодой девушке, приехавшей на послушание в Пюхтицкий монастырь — отец Никон (тогда дьякон Борис) открыл важное правило жизни. Он сказал: «Ты знаешь, чем отличается Православие от других вер? Мы верим, что Бог назначает наказания народам и отдельным людям, что Он дает пророчества и откровения об этом святым. Но мы верим и в то, что молитва может изменить предопределение Божие. Потому важно всегда молиться о том, чтобы Бог нас простил и помиловал».

Хотя мы и верим, что отец Никон был праведником и прежде всего он будет молиться о нас, воздадим любовью за любовь — помолимся о его упокоении. А если кто-то имеет намерение проститься с батюшкой, то можно прийти на Карповку в Иоанновский монастырь — в субботу, одиннадцатого января, где после Божественной литургии совершится отпевание новопреставленного иеродиакона Никона.

Людмила Ильюнина
Сайт «Ветрово»
9 января 2019

Примечание редактора. Мне тоже довелось познакомиться с отцом Никоном – я готовила к изданию сборник его рассказов «Серафимов день». Не так уж часто мы виделись, но я знала, что отец Никон молится обо мне, и иногда сама просила его помолиться о ком-то из близких. Стыдно признаться, но я получала от него гораздо больше, чем сама могла дать, он звонил мне чаще, чем я ему, и однажды позвонил в очень тягостную минуту, как будто в ответ на мою молитву. Был и ещё один необыкновенный звонок от отца Никона. Когда умер его родной брат, архимандрит Гермоген (Муртазов, в схиме Тихон), мне было неловко звонить с соболезнованиями. «У отца Никона горе и, наверное, многие звонят ему, а ведь мы всё-таки не близкие люди», — подумала я. Каково же было моё удивление, когда в день отпевания отца Гермогена, утром, отец Никон позвонил мне сам. «Простите, отец Никон, — сказала я. — Я знаю, что у Вас умер брат, но мне было неудобно Вам звонить». «Не надо смущаться, Ольга Сергеевна, — ответил он. – Мы с Вами стали родными людьми, породнились духовно…» В его голосе не было слышно скорби — как всегда, спокойствие и доброта, как будто он позвонил для того, чтобы меня ободрить.

Заметки на полях

  • Светлая память светлому Человеку! Прости нас, отец Никон!

  • Санкт-Петербург

    Спасибо за знакомство с таким святым глубоким человеком. Светлая память ему!

  • Кронштадт

    Я только один раз беседовала с о Никоном, добрый он человечек, очень духовной жизни!!!
    ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ!!!
    Помолитесь за меня грешную, о Никон!

  • Санкт-Петербург.

    Вечная память, отец Никон! Господи, спаси душу новопреставленного раба Твоего, иеродиакона Никона и сподоби его радостного сретения с прежде отошедшим братом схиархимандритом Тихоном и со всеми почившими сродники. Яви, Господи Милость Свою , и нас грешных помилуй. Слава Богу за все!

  • Санкт-Петербург

    Дивен Бог во святых Своих!

  • Саратов

    Вечная память 🙏, буду молиться за светлого,доброго человека!!!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.