МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Продолжение, часть первая

Часть вторая

Про­дол­жим чте­ние про­по­ве­ди ар­хи­е­пис­ко­па Ни­ка­но­ра (Бров­ко­ви­ча) о по­э­те Пуш­ки­не?

Арх. Ни­ка­нор: Нель­зя го­во­рить о жиз­ни и де­я­ни­ях апос­то­лов Пет­ра и Пав­ла, ца­рей Да­ви­да и Со­ло­мо­на, не ка­са­ясь Пет­ро­ва от­ре­че­ния от Хрис­та. Пав­ло­ва го­не­ния на Хрис­та, Да­ви­до­ва по­ка­ян­ного псал­ма: По­ми­луй мя Бо­же, и Со­ло­мо­но­ва Эк­кле­зи­ас­та, с об­сто­я­тельст­ва­ми, при ко­то­рых по­ка­ян­ный пса­лом и Эк­кле­зи­аст на­пи­са­ны. И этим упо­ми­на­ни­ем не на­но­сит­ся ос­корб­ле­ния свя­той па­мя­ти свя­тых му­жей.

Это точно.

Арх. Никанор: По этой почетной аналогии не нанесем оскорбления памяти и поминаемого великого поэта, если коснемся его заблуждений. Он сам хотел завещать и завещал свои мысли и чувства, дела и слова памяти потомства. Что же? Мы и помним, и теперь вспоминая исполняем только его собственное завещание…

Простите, но «почётной аналогии» между Пушкиным и названными святыми я бы не стал проводить по той причине, что, если для Пушкина она почётна (хотя надо ещё выяснять: хотел бы Пушкин такой почести), то для святых мужей весьма хлопотна и неудобоносима. Почему? Да потому же, почему лицедеев, как и самоубийц, христиане хоронили за оградами кладбищ. Беспокойное это соседство — лежать до второго Христова пришествия рядом с десятком сыгранных ролей, а не с человеком. Пушкин актёром не был, но огромная часть сказанных им слов была сказана лицедейски.

Арх. Никанор: Он сам хотел завещать и завещал свои мысли и чувства, дела и слова памяти потомства. Что же? Мы и помним, и теперь вспоминая исполняем только его собственное завещание…

Совершенно верно. Сочинения писателей предложены ими для всеобщего прочтения. Это обстоятельство не только позволяет, но и обязывает каждого, кто их читает, дать им оценку. Поэтому касаясь заблуждений поэта Пушкина, мы не только не оскорбляем его память, чего опасаясь, архиепископ Никанор проводит предупредительную «почётную аналогию», но «исполняем его собственное завещание». Это с одной стороны. А с другой, давая критическую оценку сочинениям, мы восполняем покаяние, которое писатели не успели принести при жизни за свои писательские дела, и тем облегчаем их загробную участь.

Арх. Никанор: Сегодня во всех концах России будут прославлять его и только прославлять.

Уточню, что прославляющими Пушкина концами России в 1887 году могли быть названы только те слои российского общества, что были озарены «светом Просвещения» петровской перестройки. А простой народ Пушкина не читал, как об этом поведал на открытии памятника поэту И. С. Тургенев: «Будем также надеяться, что в недальнем времени даже сыновьям нашего простого народа, который теперь не читает нашего поэта, станет понятно, что значит это имя: Пушкин!» (1880). Думаю, что автор «Записок охотника» знал, что говорил, знал, что крестьянскому люду, составлявшему 80 процентов тогдашнего российского населения, было до поэзии Пушкина, как до фонаря на соборной площади уездного города N.

Арх. Никанор: Мы же напомним вам, что поминаемый нашею и вашею молитвою раб Божий Александр сам себя сопоставлял с евангельским блудным сыном, что вот он, «как отрок библии, безумный расточитель, до капли истощив раскаянья фиал, увидев наконец родимую обитель, главой поник и зарыдал».

«До капли истощив раскаянья фиал»? Как-то не по-русски звучит. Истощить можно многое, но не раскаянье. До дна излив раскаянья фиал — может, так правильнее? Хотя и это не годится. Я уже не говорю о том, что покаяться «до капли» невозможно. Разве только католический «святой» Франциск Ассизский, утверждавший, что не знает за собой греха, которого не искупил бы молитвами и трудом, мог это сделать. Оставим эти, может быть, не известные Пушкину богословские тонкости, хотя любому здравомыслящему человеку и даже, надеюсь, католику понятно, что перед Богом он в неоплатном никакой ценой долгу[1]. Я говорю о том, что само это выражение «фиал раскаянья» — неудачно. Что это? Чаша покаяния? Есть ли такая? Яндекс-поисковик выдал поэтический видеоальманах с таким названием.

Нет, негожее название, потому что покаяние заключается не столько в изливании грехов, сколько в их исправлении. Плоды покаяния — вот правильное название, но такие видеоальманахи не из стихов должны составляться, а из дел.

Однако какую обитель увидел «отрок библии», «до капли истощив раскаянья фиал», «главой поник и зарыдал»? Царскосельский лицей.

Арх. Никанор: Евангельская притча, произведение творчества небесного, превосходящего, покрывающего и освещающего всякое самое превыспреннее творчество земное, осветит знаменательно-умилительным светом несчастную кончину, как и все грехопадения нашего поэта, как и раскаянье его и все доблести, и прояснит нам, за что это мы за него всероссийским собором молимся, и о чем молимся.

О том, что «мы за него всероссийским собором молимся» см. выше, про все концы России.

Арх. Никанор: Евангельская притча, произведение творчества небесного, превосходящего, покрывающего и освещающего всякое самое превыспреннее творчество земное…

Не знаю, не знаю… Если признать, что Евангельские притчи это произведения творчества хотя бы самого небесного, хотя бы всё земное творчество превосходящего, то Господа надо назвать писателем или поэтом. Так Он и есть Пиит, т.е. Творец, что и означает греческое слово «пиитис». Да, Он Поэт неба и земли, видимым же всем и невидимым, но не поэт образов, символов, сравнений, аллегорий, метафор и т.д. Я говорю то, что видел у Отца Моего (Ин. 8:38). Эти слова Господа Иисуса Христа означают, что каждая Его притча есть выраженная земным языком и в земных понятиях реальность, виденная Сыном у Отца. Тогда как поэты и писатели возделывают, как правило, выдуманный, виртуальный, иллюзорный мiр. В этом разница между Христовыми Образами и образами, созданными поэтами. И эта разница — принципиальная. Она не позволяет проводить сравнений между Поэтом и поэтами.

Арх. Никанор: Евангельская притча, /…/, осветит знаменательно-умилительным светом несчастную кончину, как и все грехопадения нашего поэта, как и раскаянье его и все доблести, и прояснит нам, за что это мы за него всероссийским собором молимся, и о чем молимся.

Далее в проповеди владыка Никанор будет убеждать слушателей, что к творчеству Пушкина и его жизненному пути приложима притча о блудном сыне, но по моему уже высказанному мнению, это неверно, потому что, даже если согласиться, что сам поэт покаялся, то его стихи остались нераскаянными и продолжают пагубно воздействовать на читателей. На мой взгляд, притчей, которая освещает правым светом историю ВРЛ («великой» «русской» литературы) и «русских» классиков, является притча не о блудном сыне, но о злых виноградарях. Что в ней говорится? В виноградник, переданный наёмникам для возделывания, пришёл хозяйский сын, чтобы получить положенную часть урожая. Делателе же видевше сына, реша в себе: сей есть наследник: приидите, убием его и удержим достояние его (Мф. 21:38). Виноградник — людские души, делатели — «русские» писатели, хозяйский сын – Сын Божий.

Как бы неожиданно это не звучало, но мне думается, что между злыми виноградарями и «русскими» писателями существует самая тесная связь. Разве не подменила в СССР художественная литература Евангелие и святоотеческую словесность? Подменила. И если до 1917 года эта подмена постепенно подготовлялась заинтересованными в ней силами, то после ВОР (Великой Октябрьской Революции) единственной учительницей советского народа стала злая марксистско-ленинская философия, а «русская» литература была приставлена к ней в услужение. В самом деле, вместо славы Богу — слава КПСС, вместо Евангелия — собрание сочинений Ленина, вместо почитания Божиих угодников — памятники Дзержинскому, Урицкому, Козицкому, Пушкину, Толстому и т. п., а Сын Божий Иисус Христос был изгнан из виноградника людских душ, чтобы советские виноградари могли беспрепятственно собирать себе его плоды.

Я бы настаивал на таком толковании притчи о злых виноградарях и старательно прилагал бы её к ВРЛ, если бы не одно очень важное её обстоятельство. Нет, это не убийство сына, которого всё же нельзя инкриминировать художественной литературе, хотя самое желание великих и малых писателей быть народными учителями и есть мысленное убийство Сына Божьего[2]. Мешает перенесению этой притчи на советскую историю то её указание, что виноградник был добровольно передан хозяином, и виноградари были законно поставлены для ухода за ним, тогда как происшедшее в ВОР иначе как беззаконием не назовёшь. Это был разбойничий захват или, как выразился новый нерусский, глядя на здание, построенное на месте разрушенного кафедрального собора и бывшее в своё время обкомом КПСС: «Отжали себе бизнес пацаны».

Так что не годится притча о злых виноградарях для разговора о «русских» писателях по причине незаконного отжатия последними идеологического бизнеса. Этим писателям никто виноградника людских душ не поручал. Они самочинно его себе присвоили. Они — самозванцы. Но, может, другая Евангельская притча осветит светом истинным и знаменательным события Великой Октябрьской Революции и активное участие в ней «русских» классиков с их великими произведениями? Может, есть притча, в которой эта революция прямо названа вором?

Продолжение следует.

Иерей Георгий Селин
Сайт «Ветрово»
10 сентября 2019

[1] Об этом Господня притча о немилосердном заимодавце, или о 10 000 талантах и 100 динариях (см. Мф. 18: 21-35). Между прочим, слово «покаяние» этимологически связано со словом «цена».

[2] А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья (Мф. 23:8).

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на