col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Святитель Иоанн Златоуст. «Как может служить жене бесчестием то, если она восходит до чести мужа?»

Хвалю вас, братия, что вы все мое помните и держите предания так, как я передал вам. Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог. Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову. И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая. Ибо если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается.

Первое послание к Коринфянам, 11: 2

…Мо­жет быть, кто-ни­будь ста­нет не­до­у­ме­вать и спро­сит се­бя: ка­кая ви­на в том, ес­ли бы же­ны от­кры­ва­лись, а му­жи по­кры­ва­лись? В чем здесь со­сто­ит ви­на, мо­жешь ви­деть из сле­ду­ю­ще­го. Му­жу и же­не да­но мно­го раз­лич­ных зна­ков, од­но­му – влас­ти, а дру­гой – под­чи­нен­нос­ти, меж­ду про­чим и тот, что­бы же­на по­кры­ва­лась, а муж был с об­на­жен­ной го­ло­вой. Ес­ли же та­ко­вы зна­ки, то оба они погрешают, когда нарушают благочиние и заповедь Божию, когда преступают собственные пределы, муж ниспадая до уничижения жены, а жена возвышаясь своим внешним видом пред мужем. Если им непозволительно изменять свою одежду, т. е. жене одеваться в мужское платье, а мужу надевать женскую одежду и покрывало, – на женщине не должно быть, – говорит (Писание), – мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье (Втор. 22: 5), – то тем более непозволительно меняться одеждами. Это узаконено людьми, хотя после и утверждено Богом; а то происходит от самой природы, т. е. чтобы одна покрывалась, а другой не покрывался. Под именем природы я разумею Бога, потому что Он есть Создатель природы. Потому если ты преступишь эти пределы, то, смотри, сколько произойдет вреда. Не говори мне, что это преступление – маловажно; оно велико и само по себе, потому что оно есть преслушание: а если бы и было маловажно само по себе, то оно велико потому, что касается знака великих предметов. А что (этот знак) велик, видно из того, что он производит благоустройство в роде (человеческом), представляя в надлежащем виде начальствующего и подчиненного; поступающий же против этого приводит все в смешение, лишает себя даров Божиих, унижает честь, дарованную ему свыше, и не только муж, но и жена. Ведь и для нее большая честь – сохранять свое место, а напротив постыдно – выходить из пределов. Потому (апостол) и говорит об них обоих: всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову. И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову (1 Кор. 11: 4–5). В то время, как я сказал, были и мужи пророчествовавшие, и жены имевшие этот дар, например дочери Филиппа и другие прежде и после них. О них и пророк в древности сказал: будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши… будут видеть видения (Иоил. 2: 28). Мужу (апостол) повелевает быть открытым не всегда, а только во время молитвы: всякий муж, – говорит, – молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову. Жене же повелевает быть покрытой всегда; потому, сказав: всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, он не останавливается на этом, но продолжает: ибо это то же, как если бы она была обритая. Если быть обритой всегда постыдно, то очевидно, что и быть непокрытой всегда постыдно.

(Апостол) не останавливается и на этом, но еще присовокупляет: жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для Ангелов (1 Кор. 11: 10); показывает, что не только во время молитвы, но и всегда она должна покрываться. А мужу заповедует уже не касательно покрывания, а касательно волос: запрещает покрываться только во время молитвы, растить же волосы возбраняет всегда. Как о жене сказал: если не хочет покрываться, то пусть и стрижется (1 Кор. 11: 6), так и о муже: если растит волосы, то это бесчестье для него (1 Кор. 11: 14). Не сказал: если покрывается, но: если растит волосы. Потому и в начале сказал: всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, не сказал: накрывшись, но: с покрытою головою, выражая, что молящийся хотя с обнаженною главою, но с отрощенными волосами, равен покрывшемуся: так как, – говорит, – волосы даны… вместо покрывала (1 Кор. 11: 15). Ибо если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается (1 Кор. 11: 6). Сначала требует, чтобы жена не обнажала головы своей, а потом объясняет, что она постоянно должна быть покрытой: ибо это то же, как если бы она была обритая, – и притом (покрытой) со всей тщательностью и осмотрительностью, так как не сказал просто: да накрывается, но: покрывается, т. е. должна тщательно закрываться со всех сторон. Показывает и неприличие противного образа действий и сильно укоряет, когда говорит: «если не хочет покрываться, то пусть и стрижется»: если, говорит, ты свергаешь покрывало, установленное законом Божиим, то свергни и данное природой. Но, скажет кто-нибудь, как может служить жене бесчестием то, если она восходит до чести мужа? Чрез это, скажем мы, она не только не восходит, но лишается и собственной чести. Ведь не соблюдать собственных пределов и законов, установленных Богом, преступать их, – это не возвышение, а унижение. Как желающий чужого и похищающий непринадлежащее ему не приобретает, а унижается и теряет и то, что он имел, как например было в раю, так и жена в этом случае не приобретает себе благородство мужа, но теряет и благопристойность жены; притом же не это одно постыдно для нее, но и самое любостяжание. Таким образом, указав на то, что несомненно признается постыдным, в словах: а если жене стыдно быть остриженной или обритой, (апостол) наконец от себя говорит: пусть покрывается. Не сказал: пусть растит волосы, но: пусть покрывается, внушая, что и то и другое одинаково, и доказывая это с двух сторон, со стороны закона и со стороны противоположной (от природы). Покрывало и отрощенные волосы, говорит, одно и то же, равно как бритая и обнаженная голова – одно и то же: ибо это, – говорит, – то же, как если бы она была обритая. Но спросит кто-нибудь: как одно и то же, когда та имеет естественное покрывало, а обритая не имеет и этого? Та, скажем мы, имея обнаженную голову, своей волей отвергла и естественное покрывало; если же она не лишена волос, то это дело природы, а не ее; следовательно как обритая имеет обнаженную голову, так и она. Для того (Бог) и повелел природе покрывать голову волосами, чтобы жена, научившись от природы, и сама покрывалась.

Святитель Иоанн Златоуст
Гомилия 26 на Первое послание к Коринфянам
Сайт «Ветрово»

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа