МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Правила Шестого Вселенскаго Собора, Трулльского (иначе Пято-Шестого Собора)

Правило 3

…Такожде взявший в супружество вдову, или отверженную от супружества, или блудницу, или рабыню или позорищную [1], не может быти епископом, ни пресвитером, ни диаконом, ниже вообще в списке священнаго чина.

Правило 24

Никому из числящихся в священном чине, ни монаху, не позволяется ходити на конския ристалища, или присутствовати на позорищных играх. И аще кто из клира зван будет на брак: то при появлении игр, служащих к обольщению, да востанет, и тотчас да удалится: ибо так повелевает нам учение отец наших. Аще же кто обличен будет в сем: или да престанет, или да будет извержен.

Правило 51

Святый Вселенский Собор сей совершенно возбраняет быти смехотворцам, и их зрелищам, такожде и зрелища звериныя творити и плясания на позорищи. Аще же кто настоящее правило презрит, и предастся которому либо из сих возбраненных увеселений: то клирик да будет извержен из клира, а мiрянин да будет отлучен от общения церковнаго.

Правило 62

Так называемые календы, вота, врумалиа, и народное сборище в первый день месяца марта, желаем совсем исторгнути из жития верных. Такожде и всенародныя женския плясания, великий вред и пагубу наносити могущия, равно и в честь богов, ложно так еллинами именуемых, мужеским или женским полом производимыя плясания и обряды, по некоему старинному и чуждому христианскаго жития обычаю совершаемые, отвергаем, и определяем: никакому мужу не одеватися в женскую одежду, ни жене в одежду мужу свойственную; не носити личин комических, или сатирических, или трагических: при давлении винограда в точилах, не возглашати гнуснаго имени Диониса, и при вливании вина в бочки не производити смеха, и по невежеству, или в виде суеты не делати того, что принадлежит к бесовской прелести. Посему тех, которые отныне, зная сие, дерзнут делати что либо из вышесказаннаго, аще суть клирики, повелеваем извергати из священнаго чина, аще же мiряне, отлучати от общения церковнаго.

Арелатский собор

Актёры, коль скоро они продолжают свои занятия, отлучаются от Причастия.

Святитель Иоанн Златоуст

Ху­до… и то еще, что не­че­стие при­кры­ва­е­те бла­го­звуч­ны­ми име­на­ми, на­зы­вая по­сто­ян­ное пре­бы­ва­ние на кон­ских ри­ста­ли­щах и в те­ат­рах свет­ско­стью…

Святитель Иннокентий Херсонский

На­доб­но рас­смот­реть, что оста­вить? На­при­мер, по­се­ще­ние те­ат­ра, или чте­ние сла­до­страст­ных книг, или упо­треб­ле­ние из­лиш­них сне­дей, от ко­их стра­да­ло ес­ли не це­ло­муд­рие те­ла, то чи­сто­та серд­ца.

Преподобный Амвросий Оптинский

От­то­го те­перь и по­яв­ля­ют­ся лю­ди, по­доб­ные ва­ше­му N, — спор­ли­вые, упор­ные, раз­дра­жи­тель­ные, — что они учат­ся нрав­ствен­но­сти в те­ат­рах. При­хо­ди­лось слы­шать, что не­ко­то­рые на­зы­ва­ют те­атр по­ро­гом церк­ви. По­жа­луй, с этим мож­но со­гла­сить­ся, что те­атр есть по­рог церк­ви, толь­ко с зад­не­го крыль­ца. Спро­сим еще: все, де­ла­ю­ще­е­ся в те­ат­рах, ка­кое долж­но иметь вли­я­ние на не­ис­пор­чен­ную на­ту­ру мо­ло­до­го че­ло­ве­ка? Без со­мне­ния, оно долж­но по­ро­дить и укре­пить в нем зве­ри­ные чув­ства с не­из­мен­ны­ми скот­ски­ми по­треб­но­стя­ми. О пре­иму­ще­стве же хра­мов Бо­жи­их пред те­ат­ром я счи­таю и го­во­рить из­лиш­ним.

Святитель Феофан Затворник

Очевидно, что театры, балаганы и тому подобное негодны для христиан.

* * *

В каж­дом гре­хе есть две сто­ро­ны; од­ну со­став­ля­ют гре­хов­ные де­ла, а дру­гую — гре­хов­ная страсть. Страсть слу­жит ис­точ­ни­ком и при­чи­ною гре­хов­ных дел, а де­ла суть про­из­ве­де­ние и вы­ра­же­ние стра­сти. Так, на­при­мер, гнев­ли­вость или сер­ди­тость есть страсть гре­хов­ная, в серд­це жи­ву­щая; а де­ла, в ко­их она вы­ра­жа­ет­ся, суть: вспыш­ки гне­ва, брань, сва­ры, спо­ры, дра­ки, убий­ства. Страсть од­на, а сколь­ко у нее дел? И все они от нее од­ной про­ис­хо­дят. Так­же сла­сто­лю­бие, или чув­ствен­ность, есть гре­хов­ная страсть к чув­ствен­ным удо­воль­стви­ям; а де­ла ее суть: мно­го­яде­ние, слад­ко­яде­ние, мно­го­пи­тие, слад­ко­пи­тие, гу­ля­нье в трак­ти­рах, на гуль­би­щах, в не­по­треб­ных до­мах; в те­ат­рах, на ба­лах, ве­че­рин­ках. То же на­доб­но ра­зу­меть и о вся­кой стра­сти. Вся­кая страсть, од­на в серд­це, вовне те­лом вы­ра­жа­ет­ся мно­ги­ми де­ла­ми…

Когда кто оставляет дела греховные или страстные, тогда распинается ему грех; или мiр; а когда кто и самую страсть греховную в себе погашает и искореняет, тогда и он распинается греху, или мiру. Так, например, когда кто оставляет гульбища, театры, трактиры, вечеринки и прочее, так что никто никогда не видит его ни в каких непотребных делах и местах, а всегда все видят его в поведении исправным и степенным; тогда, значит, грех, или мiр, этою частью своею умер для него, или распялся ему. Но при сем нельзя еще наверно сказать, чтоб и сам он распялся греху, или мiру. Ибо хотя нет его в тех местах и делах телом, но он может быть там сердцем и умом. Нет его в театре телом, но он может думать о нем и с соуслаждением говорить: «Как бы хорошо побыть там».

* * *

Между тобою и мiром сие благозаконие станет как стена, из-за которой не виден будет мiр. Он и пред глазами у тебя будет, но не для тебя. У мiра будут свои чередования изменений, а у тебя — свой чин и свои порядки. Он пойдет в театр, а ты в церковь; он будет танцевать, а ты класть поклоны; он будет на гулянье, а ты дома в уединении; он в празднословии и смехотварстве, а ты в молчании и богохвалении; он в утехах, а ты в трудах; он в чтении пустых романов, а ты в чтении Божия слова и отеческих писаний; он на балах, а ты в беседе с единомысленным или с духовным отцом; он в корыстных расчетах, а ты в самопожертвовании; он в мечтаниях страстных, а ты, в богомыслии. И так начертай во всем себе правила и заведи порядки жизни, противоположные обычаям мiра, и будешь в мiре вне мiра, как в пустыне.

* * *

«Какие же это очи и от какой суеты отвратить молится пророк? — спрашивает святой Иларий и отвечает: — Очи души и тела… от всего, что люди ценят высоко, но что само в себе ничтожно и непрочно. Таковы: театральные зрелища, состязания в цирках, ценные одежды, золото, камни и тому подобное. Какой плод отвращения очей от такой суеты? — Жизнь духовная».

* * *

Закон такой: оставить должно все, что опасно для новой жизни, что возгревает страсть, наносит суету и погашает дух, а во всем этом сколько разнообразия!.. Мерою тому пусть будет собственное сердце каждого, искренно ищущего спасения без лукавства, не напоказ только. В настоящее время театры, балы, танцы, музыка, пение, разъезды, прогулки, знакомства, шутки, остроты, смехи, праздное провождение времени и даже время вставания, сна, вкушения пищи и прочее — все надо отменить и изменить. В другие времена и в других местах может быть и другое. Но мера всегда одна: оставь, что вредно и опасно для жизни, что погашает дух.

Святой праведный Иоанн Кронштадский

Те­атр так­же по­га­ша­ет ве­ру и хри­сти­ан­скую жизнь, на­учая рас­се­ян­но­сти, лу­кав­ству (или уме­нию жить в мiре), сме­хо­твор­ству; он вос­пи­ты­ва­ет лов­ких сы­нов ве­ка се­го, но не сы­нов све­та. Те­атр — про­тив­ник хри­сти­ан­ской жиз­ни; он по­рож­де­ние ду­ха мiра се­го, а не Ду­ха Бо­жия. Ис­тин­ные ча­да Церк­ви не по­се­ща­ют его.

* * *

Чи­та­ешь свет­ский жур­нал или га­зе­ту: лег­ко и при­ят­но чи­та­ет­ся, лег­ко все­му ве­рит­ся. Но возь­мись чи­тать ду­хов­ный жур­нал или кни­гу, осо­бен­но цер­ков­ную, или нач­нешь чи­тать мо­лит­вы ино­гда — ста­нет тя­же­ло на серд­це и со­мне­ние те­бя бу­дет му­чить, и не­ве­рие, и ка­кое-то омра­че­ние и от­вра­ще­ние. Мно­гие в этом при­зна­ют­ся. От­че­го это бы­ва­ет? Не от свойства, конечно, самых книг, а от свойства читающих, от качества их сердец, и — главное — от диавола, врага человеческого, врага всего священного: он вземлет слово от сердца их (Лк. 8:12). Когда читаем светские сочинения, мы не трогаем его, и он нас не трогает. Как примемся за священные книги, начнем мыслить о своем исправлении и спасении, тогда мы идем против него, раздражаем его, мучим его злобу, и вот он нападает на нас и взаимно мучит нас, — что же делать? Не бросать же доброго дела, душеполезного чтения, молитвы, а надо терпеть и в терпении спасать свою душу. В терпении вашем стяжите души ваша (Лк. 21:19), говорит Господь. Это же применить надо к театрам и церкви, к сцене и к Богослужению. В театре многим приятно чувствуется, а в церкви — тяжело, скучно, — отчего? Оттого, что в театре все прекрасно подлажено чувственному человеку, и диавола мы там не трогаем, а тешим его, и он нам делает удовольствие, не трогает нас: веселитесь себе, друзья мои, думает, только смейтесь да Бога не помните. В церкви же все приспособлено к возбуждению веры и страха Божия, благочестивых чувств, чувства нашей греховности, растленности; и диавол всевает в наше сердце сомнения, уныние, тоску, лукавые, скверные и хульные помыслы, — и вот сам себе не рад человек и стоять не может, час трудно простоять. И бежит скорее вон. Театр и церковь — противоположности. То — храм мiра, а это храм Божий; то — капище диавола, а это — храм Господа.

* * *

Театр усыпляет христианскую жизнь, уничтожает ее, сообщая жизни христиан характер жизни языческой. Воздремашася вся и спаху (Мф. 25: 5), между прочим этот гибельный сон производит в людях и театр. А потом что? Науки, в духе языческом преподаваемые, заботы житейские, усиленные донельзя, любостяжание, честолюбие, сластолюбие. Театр — школа мiра сего и князя мiра сего — диавола; а он иногда преобразуется и в ангела светла (2 Кор. 11:14), чтобы прельщать удобнее недальновидных, иногда ввернет, по-видимому, и нравственную пьеску, чтобы твердили, трубили про театр, что он пренравоучительная вещь и стоит посещать его не меньше церкви, а то пожалуй и больше: потому-де, что в церкви одно и то же, а в театре разнообразие и пьес, и декораций, и костюмов, и действующих лиц.

* * *

О, как тщательно диавол и мiр засевают своими плевелами ниву Христову, которая есть Церковь Божия. Вместо слова Божия усердно сеется слово мiрское, слово суеты. Вместо храмов мiр изобрел свои храмы — храмы суеты мiра: театры, цирки, собрания; вместо св. икон, которых мiролюбцы не принимают, в мiре существуют живописные и фотографические портреты, иллюстрации и разные другие виды; вместо Бога и святых в мiре почитают до обожания своих знаменитостей — литераторов, актеров, певцов, живописцев, владеющих общественным доверием и уважением до благоговения. Бедные христиане! Совсем отпали от Христа! Вместо одеяния духовного обращают в мiре все внимание на одежду тленную, на модные платья и различные изысканные украшения, отзывающиеся блеском и дороговизною.

* * *

Требуется верность и преданность Господу всякой разумной твари; но чтобы быть верными Господу, нужно бросить пристрастие к плоти своей страстной и к мiру прелюбодейному и грешному, прельщающим нас минутными сластями. Нужно перестать быть рабом чрева, театра, карт, цирка, рабом различного кутежа, табачного зелья, рабом серебра и затейливых мод. Вот ты, поклонник театра, оправдаешься ли на суде Божьем в пристрастии к нему? Нет, потому что ты из-за него забыл Бога, Храм Божий, слово Божие, молитву, своё высокое назначение по душе своей, созданной по образу и подобию Божию, забыл о вечной жизни и о приготовлении к ней…

* * *

…Из-за чего теряем вечную жизнь? Не из-за чревоугодия ли, не из-за драгоценных ли одежд, как евангельский богач, не из-за театров ли и маскарадов? Из-за чего мы делаемся жестокосердыми к бедным и даже к своим родственникам? — Не из-за пристрастия ли нашего к сластям, вообще к чреву, к одежде, к дорогой посуде, мебели, экипажу, к деньгам и проч.? Возможно ли работать Богу и мамоне (Мф. 6:24), быть другом мiра и другом Божиим, работать Христу и велиару? Невозможно.

* * *

Занятые суетою и суетными удовольствиями, вы не имеете ни времени, ни охоты вникнуть в дух христианской веры, христианского Богослужения, и знать уставы церковные, цель праздников Православной Церкви, постов, и в частности значение каждой недели Великого поста или исторические воспоминания, соединенные с каждою неделею. Вы знаете иногда наизусть, какую пьесу играли на театре, из скольких действий или явлений она состоит, какое содержание ее общее и в частностях, а сущности христианских таинств не знаете, между тем как они достойно приемлющим их доставляют жизнь вечную и неизреченные блага вечной жизни; вы не знаете сущности Богослужения Святой Православной Церкви, матери своей, питающей, греющей, очищающей, освящающей и укрепляющей вас в материнских святых недрах своих; вы не знаете содержания и значения ни вечернего, ни утреннего, ни обеденного Богослужения и всегдашних песнопений, чтений и обрядов церковных. Оправдывают игру в театре и называют ее полезною и нравоучительною или безвредною, или, по меньшей мере, меньшим злом в сравнении с пьянством и распутством, и с этою целью стараются заводить повсюду театральные зрелища. Удивительное дело, что христиане не нашли лучшего средства для препровождения драгоценного времени, как театр, и по происхождению и по значению своему сохраняющий доселе характер языческий, идолопоклоннический, характер суетности, пустоты, вообще показывающий в себе полнейшее отражение всех страстей и безобразий мiра сего, похоти плоти, похоти очей и гордости житейской, и лишь редко, редко доблести сынов отечества, и то, конечно, сынов отечества земного, а не небесного. Все небесное, святое, носящее печать христианства, чуждо театру, если же когда входит на сцену, то как предмет насмешки: самое имя Божие, страшное для всей твари, произносится здесь легкомысленно, иногда со смехом, кощунственно; звания священные, напр., монашеское — это ангельское звание — осмеивается; уважение к начальству, к родителям, к священным лицам подрывается, когда публично осмеиваются некоторые предосудительные действия этих лиц, пред лицом всего общества, пред лицом легкомысленной молодежи, даже детей, для которых должны быть священны имена их родителей и начальников. Иногда довольно одного неуважительного или непристойного слова относительно старших, чтобы подорвать к ним должное уважение. Так ли стали христиане легкомысленны, что не находят лучшего средства к провождению драгоценного времени кроме театра и из-за него оставляют храм Божий, Богослужение, и драгоценное праздничное время, данное Богом, для поучения в слове Божием, в спасительных размышлениях и в делах добродетели, безумно расточается на пустые дела, на смехотворство и глупые рукоплескания в театрах? Нет, как хотите, а театр богомерзкое учреждение. Только вникните в дух его, и вы согласитесь: это училище безверия, глумления, дерзкой насмешки над всем и — разврат. Горе тому обществу, в котором много театров и которое любит посещать театры. Иногда, правда, театр бывает меньшим злом для любящих злое. Прислушайтесь к мнению народному, к мнению тех, которые посещали театр много раз: они не стесняясь говорят, что театр ведет к разврату. Только слепые, в них же бог века сего ослепи разумы неверных (2 Кор. 4: 4), говорят, что театр нравоучителен. Нет, христиане должны неотменно поучаться в Законе Божием, читать чаще Евангелие, вникать в Богослужение, исполнять заповеди и уставы церковные, читать писания св. отцов, духовные журналы, чтобы проникаться духом христианским и жить по-христиански. Вот ваши зрелища!»

Преподобный Варсонофий Оптинский

Театр развращающим образом действует на душу.

* * *

Сла­ва Гос­по­ду! До­жи­ли мы до празд­ни­ков, ны­неш­ние дни на­зы­ва­ют­ся свя­ты­ми дня­ми, так как Цер­ковь по­свя­ща­ет их вос­по­ми­на­ни­ям о Рож­де­стве Спа­си­те­ля мiра! Но что те­перь про­ис­хо­дит в мiру! Страш­но и по­ду­мать — объ­еде­ние, пьян­ство, раз­врат… У Го­го­ля есть «По­весть о том, как по­ссо­рил­ся Иван Ива­но­вич с Ива­ном Ни­ки­фо­ро­ви­чем». В ней опи­сы­ва­ет­ся, как из-за ни­чтож­ной при­чи­ны два при­я­те­ля по­ссо­ри­лись на всю жизнь. Они ис­то­щи­ли все свои сред­ства на су­ды, до­шли до бед­но­сти, лишь бы толь­ко об­ви­нить один дру­го­го. Пе­чаль­ная ис­то­рия! В кон­це по­вест­во­ва­ния ав­тор до­бав­ля­ет: «Скуч­но жить на этом све­те, гос­по­да!» Сей­час мы пе­ре­жи­ва­ем лю­тые вре­ме­на. По­сле объ­яв­ле­ния вся­ких сво­бод при Алек­сан­дре II уси­ли­лась раз­нуз­дан­ность, лю­ди вос­ста­ют один на дру­го­го, не ща­дя ни род­ства, ни друж­бы. Восстают против законной власти — все попрано: вера, добродетель, стыд. Театр развращающим образом действует на душу. В нем разыгрываются безнравственные вещи, как, например, «Анатэма» Андреева и т.д. Не скучно, а страшно жить на таком свете, господа! Впрочем, не следует приходить от этого в уныние, было и хуже, да прошло, так и настоящее успокоится. Это еще не время перед Антихристом. Господь милосерд, но и правосуден. Священное Писание говорит: Бог поругаем не бывает (Гал.6:7). Долго терпит Он грехи и беззакония, но если человек не хочет исправиться, то наказывает нечестивцев внезапной смертью. В чем застану, в том и сужу, — говорит Господь. Ужасна будет участь человека, умершего внезапно во время совершения грехов. Один богач, женившись на бедной девушке, начал вскоре всячески издеваться над ней, а сам предался разгульной жизни. Однажды он был в театре на одном безнравственном представлении. В антракте он отправился в буфет, взял себе рюмку вина и вдруг упал мертвым. Каково такой душе явиться на суд Божий? Однажды в Вене, в Ринг-театре, шло какое-то кощунственное представление. Вдруг вспыхнул пожар и быстро распространился по всему зданию. Множество людей погибло. Потрясающее впечатление произвело зрелище массы гробов, которые затем потянулись по направлению к кладбищу. А какова загробная участь этих людей! Страшно подумать. Теперь все разрешено, театральные представления будут даже в большие [церковные] праздники. Прежде же в казенных театрах под праздники не играли. Помню, однажды в Казани под праздник Святителя Николая давалось представление. Вдруг за кулисами вспыхнул пожар, возбудивший всеобщую панику. Впрочем, жертв человеческих не было. Господь помиловал за молитвы Святителя. Долго после этого под праздник Святителя Николая Чудотворца представлений не давалось. Когда я был в мiру, то любил оперу. Хорошая, серьезная музыка доставляла мне удовольствие, и я всегда имел абонемент — кресло в партере. Впоследствии, когда я узнал другие, духовные, утешения, опера перестала меня интересовать. Когда в сердце закроется клапан для мiрских наслаждений, тогда открывается другой клапан — для восприятия духовных. Но как стяжать это? Прежде всего миром и любовью к ближним. Любы долготерпит, милосердствует, любы не завидит, любы не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине: вся любит, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит. Любы николиже отпадает (1 Кор. 13:4-8).Кто же спасется? Претерпевый до конца, далее — удалением от греховных удовольствий, каковы, например, карты, танцы и т.д. Один человек видел во сне танцующих кадриль, и Ангел Господень вразумил его: «Посмотри, что они делают». Господи, да ведь это поругание Креста Христова! Действительно, французская кадриль была выдумана в эпоху революции для попрания креста, ведь и танцуют ее четыре или восемь человек, чтобы как раз вышел крест. Подобный сон видела одна схимница; ей представилось, что танцующие были объяты пламенем и окружены канатом, а бесы прыгали и злорадствовали о погибели людей. Вот теперь праздники, но какая разница между тем, как празднуют эти святые дни в мiру и в монастыре! Там служат врагу, здесь, в монастыре, — Богу. В то время как в мiру беззакония достигают самого большого развития, в монастыре радость и мир о Господе! Торжественная служба умиляет душу и располагает ее сильнее восчувствовать всю беспредельную благость Господа, родившегося ныне от Безневестныя Девы Марии. У нас, например, даже сама природа располагает к тихой радости о Господе. В то время как в мiру увлекаются светской литературой, часто безнравственной, в монастыре — чтение Псалтири и в свободное время — Жития святых. Когда я поступил в монастырь, то у меня явилось желание перечитать всех наших классиков; я открыл это старцу, но тот запретил. Теперь я радуюсь, что послушался мудрого совета, так как желание заняться светской литературой было приманкой врага, чтобы возбудить во мне воспоминания о мiрской жизни, а может быть, и сожаление о ней. Я не хочу сказать, что чтение наших великих писателей было грехом, но есть чтение более полезное и назидательное. Например, чтение Псалтири: здесь мы можем почерпнуть все эстетические наслаждения. Книга эта написана святым пророком и царем Давидом по внушению Святого Духа, сам пророк говорит об этом: Язык мой — трость книжника скорописца (Пс. 44:2).Незаменимое чтение представляют собой Жития святых, особенно на славянском языке. В настоящее время славянский язык не всегда понимают, а между тем он несравненно красивее и богаче русского. Один знаток, сравнивая славянский язык с русским, говорил, что между ними такая же разница, как между дворцом и трактиром. Представьте себе великолепный Миланский собор или собор Святого Петра в Риме, а рядом с ними — простую деревенскую церковь, и это будет подобием славянского и русского языков. В мiру чтение Жития святых, в особенности на славянском языке, совсем оставили; вы же не сообразуйтесь с обычаями века сего, а занимайтесь этим спасительным чтением. Посещайте монастыри, особенно в праздники; когда и меня не будет, не забывайте приезжать сюда, чтобы