col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Протоиерей Александр Белый-Кругляков. «Начало болезнем»

С ис­крен­ним ува­же­ни­ем от­но­шусь к цер­ков­но­му ру­ко­водст­ву и к ие­рар­хии как та­ко­вой. Но, как из­вест­но, все мы мо­жем оши­бать­ся. Ду­маю, в этот раз до­пу­ще­на стра­те­ги­чес­кая ошиб­ка. Нель­зя да­вать ми­ру па­лец, от­хва­тит всю ру­ку.

На­до бы­ло твер­до ска­зать, что хоть мы и при­зы­ва­ем лю­дей к пре­дель­ной ос­то­рож­нос­ти, но хра­мы за­кры­вать не бу­дем ни­ко­гда!!! Кто за­хо­чет — пусть при­хо­дит. Вплоть до граж­данс­ко­го не­по­ви­но­ве­ния. Го­во­рить, что влас­ти на­ру­ши­ли до­го­во­рен­нос­ти – детс­кий ле­пет, по­то­му что из­на­чаль­но по­зи­ция бы­ла про­иг­рыш­ная.

А теперь яблоко надкушено, дана отмашка виртуальному христианству. Сколько продлится карантин — неизвестно, и возможно за этим вирусом придет другой, а может это вообще то самое «начало болезнем». Люди привыкнут, что можно смотреть службы дома, все и вся освящать по телевизору, и даже термин появился — духовное причащение. Хотя честнее было бы говорить – виртуальное.

Даже журналист, труженик синодального отдела, недоумевает: «А почему в Храм Христа Спасителя, куда в пасхальную ночь все априори проходят только по пропускам, не впустили сегодня по этим же самым пропускам хотя бы человек 200 и не расставили их на расстоянии 1,5 метра — хотя бы для телемассовки, хотя бы чтобы кровь из глаз не шла от этих сиятельных общих планов. Плиточка красиво на пустом храмовом полу выложена. Не забудем мы эту плиточку теперь до конца дней своих. На полу в Дикси, значит, можно социальную дистанцию изолентой обозначить — а в гигантском соборе низя. Ох, рванёт оно во времена оны, рванёт».

Вот Папа Франциск стал справедливо заявлять, что нельзя заменять живую веру виртуальной. Но, похоже, поздно. Церковь давно, где только возможно, пытаются загнать в гетто.

Иногда батюшки сами, без особого давления со стороны церковных или светских властей, в регионах практически чистых от вируса, закрывали на замки свои храмы. В некоторых случаях это точно связано с панической боязнью болезни и смерти. Как не прикрывайся заботой о ближних — выглядит жалко.

Когда прихожане перечисляют заболевших или умерших по миру священников, понятно их переживание о пастырях. Но когда этим занимаются сами служители, они что, не знают, что священники, как и все, смертны, или не согласны с апостолом Павлом – для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение?

Протоиерей Александр Белый-Кругляков
20 апреля 2020

Заметки на полях

  • Ситуация непростая, здесь каждый оказался перед личным выбором. Для меня не стоял вопрос об участии или не участии в богослужении. Однозначно «да», и это не проявление героизма, а лишь здравого смысла. Двери Храма открыты, что сидеть дома. Страстная седмица, Пасха, Светлая седмица — ничего не пропущено. Но момент мучительного выбора пал на Субботу Светлой седмицы, когда регентша обязала вдруг всех петь в масках, мотивируя многими заболевшими священниками в Сергиевой Лавре. Позвольте, в чём здравый смысл: священник без маски, алтарники без масок, Евхаристия…К сожалению, я не смогла смириться с её страхами и отказалась петь в маске. Если бы приказал священник, то вопросов бы не было. Но если страшно, то не выходи из дома или запирайте двери Храмов — это лучшая защита. Маскарада и в жизни хватает. Простите, кого обидела, да не судити строго!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа