col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Людмила Ильюнина. Размышления вокруг «короны»

На днях по­лу­чи­ла пись­мо из Бел­гра­да от мо­е­го дру­га Пав­ле Ра­ка. Его ис­то­рия по­ка­за­лась мне яр­ко сви­де­тельст­ву­ю­щей о Про­мыс­ле Бо­жи­ем, ко­то­рый дейст­ву­ет и в от­но­ше­нии «глав­ной те­мы дня» — ко­ро­на­ви­ру­са. Вот что пи­шет Пав­ле:

«Пре­крас­но жил я бо­лее ме­ся­ца у дру­га, от­ца Мел­хи­се­де­ка, на Афо­не. Там, где я был, и да­же там, ку­да я хо­дил на ли­тур­гию (час хо­да), ни­че­го не зна­ли о том, что про­ис­хо­дит в ми­ре. Ни­кто к нам не за­хо­дил. И так, на­вер­но, ос­та­лось до сих пор, жи­вут прос­то лю­ди сво­ей жизнью, мо­лят­ся и всё. Но там не было возможности работать, и я захотел в Хиландаре договориться насчет книги моего духовника „Мистагогия Великой Четыредесятницы“.

Но когда я уже тронулся из нашей каливы, наткнулся на панику: кто я, откуда взялся, ведь все мирские должны были уже давно покинуть Афон. Один даже угрожал „милицией“. Так что я с трудом выехал, а потом еле-еле нашлось место в последнем самолете из Солоник в Белград.

Когда мы прилетели, начался официальный карантин: 350 человек заперли без средств защиты и даже элементарной гигиены — запросто могли заразиться, пока нас там держали. Тесты показали, что заражены 10 человек, остальных отпустили домой, в том числе и меня. Но дома уже безвыходно надо было сидеть. Проверяли ежедневно. Но это не страшно было. Белград стал симпатичным, тихим, чистим городом. Молись, работай, сколько хочешь. Зачем выходить?»

Павле – человек немолодой и не отличается богатырским здоровьем, долгое время (в самолете, в аэропорту) в замкнутом пространстве он провел с больными короновирусом людьми и не заразился (прошло уже больше месяца с того дня, как он в Белград вернулся). А кто-то заражается, не выходя из дома. Сидя на карантине — такие случаи известны в Москве. Судьба каждого человека в руках Божиих.

Но есть в письме Павла и другие очень важные наблюдения, которые касаются не только Сербии, но и вообще всего православного мира. Нас беспокоит то же, что беспокоит нашего сербского друга: «Здесь власти наводят то волну паники, то легкомыслия поочередно, так что не знаешь, что (про власти) думать. Церкви были закрыты. Некоторые епископы сопротивлялись. Даже явно приглашали людей не соблюдать запреты. Я это понимаю, если человек Церковью живет, то лишиться единственного Источника Жизни только для того, чтобы выжить, — не стоит.

Проблема появляется, когда друг друга осуждают за то или другое — за пренебрежение мерами, за чрезвычайное соблюдение их. Это плохо. Пусть каждый делает, как ему кажется правильно, пусть каждый выбирает ту жизнь и ту смерть, которую может носить на своих плечах. А нам, христианам, и вообще надо понимать, что Господа надо прежде всего искать в сердцах наших. Если бы так делали, то не расходились бы из-за мелочей.

На меня обиделись и те, и другие — и „смертники“, и „паникеры“. Все хотят своей абсолютной правоты. А дело сложнее».

Кажется иногда, что вся история с вирусом появилась именно ради этого внутри церковного нестроения, осуждения. Пример: в одном храме слышала, как женщина говорила, указывая на прихожан, пришедших на службу в масках: «Если боятся заразиться, пусть лучше вообще в храм не ходят». А в другом сельском храме сам священник (попросив благословения у архиерея) закрыл храм (на то были серьезные причины), и прихожане его поняли, но соседние приходы осудили. Большое смущение и разделение произошло из-за обеззараживания лжицы — разделения даже среди близких друзей и в семьях. И оказалось, что самым трудным в этой смене настроений между паникой и наплевательством стало — сохранить братолюбие.

Когда посетовала на это нашему другу священнику, в утешение он прислал мне ссылку на сайт «Покров» с рассказом об игумене Киприане, который, и находясь в больнице в тяжелом состоянии, не оставил свою «фабрику добрых помыслов». Он, снявший многосерийный фильм о преподобном старце Паисии Святогорце, внял совету старца — постоянно работать над тем, чтобы в душе преобладали добрые помыслы. И из вынужденного больничного затвора напомнил своим чадам, да и всем нам, слова старца: «Самая тяжкая болезнь современного общества связана с недобрыми помыслами людей, которые мучаются от того, что не относятся к сложившимся обстоятельствам духовно… Добрые помыслы обладают силой большей, чем аскетический подвиг… Добрые помыслы позволяют видеть все чистым, они изменяют человека к лучшему».

И закончу эту заметку словами преподобного Паисия, которые напоминают о Промысле Божием и отвечают на все вопросы, заданные в письме Павла: «Делай то, что тебе по силам, веди себя просто, с полным доверием Богу. Господь, зная, что мы возлагаем на Него свое будущее, некоторым образом обязан нам помочь. Но, не имея доброго помысла и не убирая своего “я” из каждой мысли и действия, человек не получит пользу даже от святого». Помогай нам всем Бог.

Людмила Ильюнина
Сайт «Ветрово»
14 мая 2020

Заметки на полях

  • Божией Вам помощи, Людмила Александровна! Утром было намерение выразить что-то подобное, но увидев вечером Вашу заметку пришлось немало удивиться. Теперь бы суметь отобразить то, о чём думалось, если конечно, получится.

  • Много было высказано по поводу теперяшней пандемии. И неверующие и верующие люди происходящие события воспринимают по-разному.
    Среди верующих появились разномнения по поводу закрытия церквей на момент карантина. Как правильно поступать? Кому можно довериться? Кто может ответить? — писалось в отзывах. Кто-то оставался дома, кто-то , располагаясь на свою веру пошел на службы. О если бы с такой решимостью нами отвергался всякий грех! Оказывается не так. Каждый раз каждому прихожанину есть что сказать на исповеди.
    А из неверующих одни и те же люди сначала были в панике и начали было соблюдать меры профилактики, а потом отвергли, потому что и при этом не малые требуются усилия.
    В мiре периодически распространялись те или иные инфекции. И в медицине существуют такие методы, как лечение и профилактика.
    Хирург делает операцию в маске, чтобы не занести инфекцию в рану. Работники СЭС выполняют свои обязанности по нераспространению болезней. То есть каждый специалист делает своё дело, а несведующему не сравниться с ним в любой области.
    Как не все преуспевают в борьбе со своими страстями, так и не всем по силам соблюсти меры профилактики от болезней (что и пришлось наблюдать). Возможно, поэтому, многие и начинают пренебрегать ими.
    Но как не возможно не согрешить нам, так не возможно и всё соблюсти, чтобы где-то не ошибиться.
    Соблюдая же меры безопасности полагаться всё же следует на волю Божью.
    Думаю, что и верующий медицинский работник при исполнении своих медицинских обязанностей не согрешает надевая маску, когда при необходимости моет руки с мылом или обрабатывает перчатки дезраствором и т. д.
    Не заболел бы Александр Шаргунов и другие священнослужители, если бы, вероятнее всего, прихожане не «принесли» болезнь.
    Но читая труды Александра Шаргунова можно предположить, что он давно начал готовиться к Вечности. А многие ли из нас готовы к возможной скорой смерти из-за этого заболевания? Кто может быть уверен? Кто может ответить? Даже старец (из повествования древнего Патерика), всегда пребывающий в молитве говорил, что он ещё не готов к смерти. А у нас получается: если причастился ( да ещё на Пасху, когда в прошлом только священники и их семьи причащались на этот Великий Праздник, прихожане же на Страстной седмице причащались), то сразу прямо в Рай (со своими страстями)?
    О том, что борьба с Православием, выраженная многими, приобретает различные методы — это известно.
    О теперяшнем митрополите Илларионе, например, писал ещё Антоний Сурожский, что тот внёс раздор в Церковь. И о взаимоотношениях священноначалия с инославными нам много сказано.
    Теперь особенно мы должны осознавать слова, что без Церкви нет спасения. То есть без Церковного учения о спасении, основанного на Евангелии, Апостольских посланий, наставлений св. Отцов.
    А вот по поводу прочитанного в одной из ссылок, предложенных читателями, о том, что небходимо из города переселиться в деревню, то как этого возможно достичь? Все ли смогут продать своё жилище в городе и найти подходящее место в деревнях?
    В жизни бывают разные ситуации. Одно дело — поступать своевольно, другое — когда складываются вынужденные обстоятельства.
    Мне тоже пришлось делать выбор. Если бы возможно было отсидеться дома, то не нужны ни маски, ни перчатки. Моей работой является доставка готовой пищевой продукции по городу и району.
    В начале карантина молодой неверующий юноша заявил моему руководству, что боится заразить своих домашних и ушёл с работы. А заказов стало больше.
    Что оставалось делать мне? Тоже уходить? И дома мы приняли решение, что если не мне работать, то кому же ещё…Маме моей ещё в семидесятых годах пришлось принимать правильные решения при вспышке особо опасной инфекции в то время — холеры. Когда работником медпункта, вызванного в пассажирский поезд на крупном ж. д. узле был поставлен диагноз у заболевшего пассажира — холера, немедленно перекрыли все проходы между вагонами и закрыли двери вагонов и окна. Поезд с пассажирами был перемещён в тупик, и даже тому медработнику мама не могла разрешить выйти из вагона. Мамина обязанность состояла в том, чтобы не допустить распространения инфекции. Немедленно было сделано, что предписывалось в таких случаях, и даже ночью Управлением ж. д. дороги был направлен санитарный самолёт с лабораторией и лаборантами. Перед этим случаем, как только появилась в стране вспышка холеры, маме (как работнику СЭС) приходилось проводить занятия со всеми службами станциии, поэтому удалось успешно провести все мероприятия.
    Сейчас мне на работе выдают и маски, и перчатки, и спиртовый раствор в дозаторе, чтобы обрабатывать перчатки на руках после контакта с каждым клиентом. Кроме того утром приходится привозить по составленному графику, а вечером отвозить сотрудников по домам, так как руководством принято решение, чтобы работающие с приготовлением пищи не ездили совместно с пассажирами в общественном транспорте.
    Возможно ли мне пренебречь соблюдением санитарных правил? Считаю, что нет.
    Рассуждение нам необходимо во всём и стремление не навредить другим!

  • Один священник написал мне в письме: «Если бы все люди так боялись греха, как они боятся коронавируса, то мiр стал бы другим!»
    А зачем Вам, Михаил, пренебрегать соблюдением санитарных правил? Мы тут в основном говорим о «санитарных правилах» в Церкви и о посещении Храмов в целом.

  • Брянск

    Тема пандемии, пожалуй, она из тех, о которой сегодня известно даже детям.
    Конечно нам, православным христианам, нельзя унывать и паниковать.
    Но вот собирать разрозненную информацию в единую картину с тем, чтобы понимать, что происходит и адекватно отвечать на вызовы современности, почему бы и нет.
    Несколько недель назад отцом Романом была написана статья «Вести с фронта», в которой приводились цифры смертности человечества и населения России от разных причин.
    Позвольте привести еще цифры статистики по России.
    На 11 мая сего года Роспотребнадзором было заявлено о 221 тыс. 344 случаях заражения ковидом на территории России. При этом, тем же ведомством и в тот же день было поведано о 5млн. 600тыс. проведенных тестов за весь период. Обязательно следует учесть тот факт, что тесты проводят либо людям, контактировавшим с приезжими или зараженными, либо людям, имеющим симптомы ОРВИ или пневмонии. Применив банальные математические знания без труда определяем, что процент зараженных/заболевших от числа всех протестированных составляет 3,95%, то есть на 100 тестируемых контактно-симптомных только у 4 человек обнаруживается вирус, а у 96 не человек нет.
    Про эпидемию не то, что в масштабах страны, даже в масштабах Москвы говорить не приходится.
    При этом меры, принимаемые правительством нашего государства выглядят неадекватно существующей угрозе. И если бы эти меры принимали только чиновники России. Нет, такие меры, с небольшими вариациями в разные стороны, принимают власти всех стран. Кем рекомендованы они? Разумеется ВОЗ. Кем управляется и курируется ВОЗ? Риторический вопрос.

    https://ruskline.ru/analitika/2011/02/14/nas_unichtozhayut_a_voz_i_nyne_tam

    Вернемся к нашей стране. Первоначально людей в масштабах России заперли по домам и квартирам. Например, во всей нашей области (впрочем, как и почти во всех остальных) губернатором предписан запрет покидать место жительства (и четко оговорено куда и на сколько можно выйти ). Это касается как полумиллионного города, так и любой деревушки на 5 — 10 дворов. То, что этот указ, с правовой точки зрения — филькина грамота, никого теперь не волнует. Конституция, Федеральные законы? Полноте.
    Губернаторов президент в устной форме наделил неограниченными полномочиями.
    Масочно-перчаточный режим….
    Умолчим о том, что одноразовая медицинская маска не относится к средствам индивидуальной защиты органов дыхания, к коим её усиленно пытаются приписать…
    Мы видим, как губернаторы резвятся напропалую, словно соревнуясь под лозунгом: «чем бредовей, тем хипповей.» Кто-то из наделенных неограниченными полномочиями, дозволяет своими указами челяди дышать свежим воздухом и не носить маску на улице, а кто-то заставляет надевать ее прямо на пороге дома.
    https://clck.ru/NUo5f
    А полицейские, огорченные малым количеством протоколов, начинают устраивать всевозможные облавы на нарушителей режима…
    https://gorod-tv.com/news/obschestvo/83928
    И все это уже становится обыденной стороной жизни. Кто-то считает маску панацеей и с ревностью Павлика Морозова следит за нарушителями, чтобы немедленно сдать их в руки органов правопорядка, кто-то просто смиряется, по принципу чтобы отстали, кто-то возмущается….
    Но мы — то собираем информацию в единую картину. А информация поступает из разных источников…
    Одним из таких источников служит книга «Просвещенное Сердце» психоаналитика Бруно Беттельгейма, прошедшего немецкие концлагеря. И вот в этой книге описано как из людей создавали биомассу, идеальную и послушную рабскую силу.
    Очень рекомендую к прочтению где-то с 19 страницы
    https://www.litmir.me/br/?b=108094&p=19

    Кратенько оттуда можно выделить несколько тезисов содержание которых в следующем:
    — Заставь человека заниматься бессмысленной работой, по принципу «твое дело выполнять, а не думать»;
    — Введи взаимоисключающие правила, нарушения которых неизбежны. Это об абсурдности и противоречивости указов и постановлений;
    — Введи коллективную ответственность. Это принцип групповой ответственности… Когда «все виноваты», или когда конкретного человека видят только как представителя стереотипной группы, а не как выразителя собственного мнения .
    (Не пытаются ли на нас сегодня навесить этакое чувство вины: а вдруг ты бессимптомный больной и ходишь всех заражаешь, да еще маску смеешь не носить?…)
    — Заставь людей поверить в то, что от них ничего не зависит. Для этого создай непредсказуемую обстановку, в которой невозможно что-либо планировать и заставь людей жить по инструкции, пресекая любую инициативу.
    (Не напоминает ли нашу вот-вот-вот- вот готовую закончиться самоизоляцию? Еще неделька, еще месяц, еще 10 дней…. Ан нет, не заслужили… на шашлыки ходили…., тут же и принцип групповой ответственности подтягивается: как вы могли, мы из-за вас вот уже два месяца сидим…. таких как вы палками надо загонять по квартирам как в Индии…., расстреливать надо таких…, что б вам аппаратов ИВЛ не хватило… — все это цитаты из различных комментариев в отношении тех, кто осмелился проговориться о том, что смеет выходить на прогулки)
    В группе людей в концлагере, с которыми проводили такой эксперимент в живых не осталось ни одного человека.
    — Заставь людей делать вид, что они ничего не видят и не слышат.
    Беттельгейм описывает такую ситуацию. Эсэсовец избивает человека. Мимо проходит колонна рабов, которая, заметив избиение, дружно поворачивает головы в сторону и резко ускоряется, всем своим видом показывая, что «не заметила» происходящего. Эсэсовец, не отрываясь от своего занятия, кричит «молодцы!». Потому что заключенные продемонстрировали, что усвоили правило «не знать и не видеть того, что не положено»;
    — Заставь людей переступить последнюю внутреннюю черту.

    Цель вышеописанного — «воспитание» рабской силы: идеальной и послушной, не помышляющей ни о чем, кроме милости от хозяина, которую не жалко пустить в расход.

    P.S. Еще раз прошу меня правильно понять. Данный комментарий не служит тому, чтобы посеять страх и панику. Все мы граждане своего Отечества. Все мы видим нарастающую новую смуту. Все мы знаем, что эта смута затронула Церковь. Кому как не нам следует не разобщаться и спать, а бодрствовать и находить по, слову отца Романа, точки соприкосновения.

  • Санкт-Петербург

    Благодарю за пространные комментарии. И присоединяюсь к призыву: сейчас надо думать и анализировать ситуацию. Не собирать слухи, не поддаваться эмоциям, а учиться трезвению и страху о Божиему. Об этом постараюсь написать в следующей заметке.

  • Нижний Новгород

    Все-таки не стоит излишне драматизировать ситуацию и демонизировать власти. Превратить нас в рабов таким способом, думаю,, не получится, особенно — в масштабах всего человечества. Групповая ответственность или круговая порука возникла задолго до наших дней, а своего апогея у нас она достигла в советские времена. Предложения расстреливать за нарушения «режима» показывают состояние лишь части нашего общества, ставшее таким не с началом пандемии. Пандемия явилась только лакмусовой бумажкой. К счастью, таковы далеко не все.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа