МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

В Санкт-Петербурге издан сборник стихотворений иеромонаха Романа «Надмiрный Путь» — он продолжает (но не завершает) серию, в которую уже вошли книги «Созвездие Креста», «Последний снег» и «Чудный Свет». Хотим познакомить вас со статьей сербской писательницы Зорицы Кубурович, предваряющей новый сборник.

Иеромонах Роман. Надмiрный ПутьВпервые с иеромонахом Романом (Матюшиным-Прав­диным) мы встретились в больнице в Белграде, во время ночной смены. Можно сказать, что я его и не видела, хотя осматривала… но, по доброй привычке врачей старой шко­лы, запомнила навсегда шум и хрипы в его легких, работу сердца, цвет глаз. Со стихами отца Романа я познакомилась на следующий день и тотчас осознала, что это поэзия, ко­торую я искала с тех пор, как стала читать стихи, — поэзия живая, искренняя, боголюбивая, богоискательская, непо­средственная, правдивая — на уровне правдивости сердца. Со слезами на глазах я сразу же перевела на сербский язык два стихотворения. И лишь на презентации книги отца Ро­мана узнала, что он знаменит и уважаем в России, что живет пустынником в скиту Ветрово на границе с Эстонией, в болотистой лесистой местности, куда можно добраться только на лодке, так как дорог туда нет. Мне удалось побеседовать с ним, но важнее разговора для меня было то, что этот человек, к моей радости, оказался моим братом и отцом в Едином Духе. Мы говорили на разных языках, но он понимал мои слова так же хорошо, как я его, — каждый звук, каждую за­пятую, тишину после точки.

Два года мы время от времени переписывались, иногда встречались, и незаметно, по благословению отца Романа, рождалась книга переводов его стихотворений на сербский язык, которая вышла в свет в начале 2016 года как двуязыч­ное издание. Я получала подстрочники от Ирины Стойиче­вич и моей сестры Горданы Дорословац и превращала их в стихи. Обе они — профессиональные переводчицы, но все же я листала русско-сербские словари, прислушивалась к оборотам, находила новые слова и оттенки значений. Переводчицы говорили, что стихи прекрасны, но трудны для перевода и поэтического переложения. Вскоре я поняла, что переложение стихотворения можно делать, только глу­боко погрузившись в него, с вдохновением и в то же время спокойствием. Я стала уделять этому не менее двух часов в день.

Русский язык — нежен, умилителен, с глубоким тембром. Он напоминает голос горлинки — но иногда становится по­добен раскатам грома. Сербский язык более резок, однооб­разен и подобен клекоту соколиному в выси. И как перело­жить песню горлинки на голос сокола? Возникали проблемы с ударениями, которые необыкновенно важны при испол­нении песен — в русском и сербском языках они часто не совпадают. Переводя стихи, я постоянно ощущала глубокую боль их автора о жизни в нашем мире, боль, которая знакома и мне… и жажду одиночества, которое позволяет человеку всецело посвящать себя молитве… и радость спокойного шествия за Христом.

Книга «Осиновая роща» имела в Сербии большой успех. Состоялось несколько презентаций в весьма престижных аудиториях, в прессе были опубликованы положительные отзывы. Для меня особенно трогательным был отклик моло­дой инокини из Черногории, тоже переводчицы и знатока русской культуры. Она сказала, что такого тонкого поэти­ческого перевода с русского на сербский нигде не встре­чала, и, хотя она следит за всем, что я пишу, по ее мнению, «Осиновая роща» — это вершина моего творчества. Видно, недаром работа над этой книгой доставляла мне столько радости!

В стихотворениях отца Романа множество прекрасных картин природы — переменчивых акварелей, которые ста­новятся фоном для чувств и размышлений поэта. Но самое важное в поэзии отца Романа — это созидающая сила, ко­торая помогает освободиться от греховных помыслов, утереть слезы, будто росою умыться, встать на ноги — и про­должить свой Путь. Даже когда стихи отца Романа кажутся строгими, суровыми — в них вдруг появляется проблеск нежности и надежда.

Стихотворения его животрепещущи. В них — скромные люди и скромные события повседневной жизни: мать поэ­та — как будто в сиянии, тень отца, друзья, птицы, русские печи, на которых греются детки и старики, шапки-ушанки, луна, созвездия, снега, цветы, лампады в окнах, зимние узо­ры на стеклах… Все это очень важно, потому что пробужда­ет в нас любовь, без которой нет спасения, любовь, которая может стать спасительной для кого-то еще. Прочитав стихи отца Романа, человек может почувствовать, что именно сейчас он взошел еще на одну ступень лестницы, ведущей к Жизни Вечной.

Я не люблю поэтов — этих взрослых, слишком уязви­мых, самовлюбленных, подчас умных и обворожительных, но до крайности избалованных детей. Я опасалась, что отец Роман принадлежит к этому типу людей, но вскоре стало очевидно, что это не так. Это серьезный, самостоятельный человек, свободный в истинном смысле этого слова. Свобо­ду я рассматриваю не только с философской, но и с чисто житейской точки зрения: быть свободным — это уметь жить в одиночестве, без электричества и водопровода, уметь обустроить жилище, организовать питание, стирку, лечение — не только для себя, но и для других, дорогих тебе людей. Не быть рабом вещей, людей, обстоятельств. Отец Роман живет в скудости, сохраняя величественное достоинство, и сияние этого достоинства свободного человека озаряет и восхища­ет нас при чтении его стихов.

Иеромонах Роман. Надмiрный Путь.Язык, на котором обращается к нам отец Роман, красив, тщательно вылеплен, без лишних слов, максимально лакони­чен… Это богатая антология чудесных народных выражений в глубокой религиозно-философской, истинно православной лирике. Но все это не имело бы для меня такого значения, если бы за каждой его строчкой не ощущалась личная и безграничная любовь ко Христу, к людям и ко всей Божией тва­ри, любовь действенная, подтверждаемая всей его жизнью.

Каждую встречу с поэзией отца Романа, с ним лично или с его близкими я с благодарностью принимаю как милость Божию. И всегда помню, что этот человек был в Сербии во время воздушных налетов НАТО, был на Косово в колоннах беженцев, был в сербских святых местах, на которые напа­дали арнауты-шиптари. Он не являлся членом официальных делегаций или почетным гостем, каким я бываю в России. Нет! Он лично из скита в русской глубинке сказал «НЕТ!» могущественным правителям и был там, где угрожала смер­тельная опасность малым людям мира сего, его братьям. У России тогда, несмотря на все желание, не было сил под­держать Сербию, а у иеромонаха из Ветрово хватило и сил, и духа! Поэтому мы верим отцу Роману, недаром носящему и фамилию Правдин.

И в заключение — сцена из жизни в Ветрово. Как-то мы фотографировали на реке лилии. Отец Роман притянул один цветок поближе к моему объективу, а затем нежно отпустил его, будто благословляя. Когда я плохо себя чувствую или просто устала, я вспоминаю облака над рекой и руки, огру­бевшие от труда, нежно опускающие в воду цветок, стараю­щиеся не повредить ему. Именно так нужно читать стихи отца Романа: довериться ему, как эта лилия, и, не думая ни о чем другом, погрузиться в его поэзию.

Зорица Кубурович,
врач, член Союза писателей Сербии,
общественный деятель

Рождество Христово 2017 года
Белград близ Савы

Перевел с сербского профессор Андрей Тарасьев, диакон храма Святого Трифона в Белграде

Заметки на полях

  • Марина Наследникова , 26.05.2017 в 12:06

    Наверное, лучше и нельзя написать о поэзии о. Романа. Перечитываю и радуюсь каждому слову. Как красиво и в то же время очень научно, прозрачно, чисто и светло, радостно, благодатно. Радуемся новой книге о. Романа, предваряемой такой замечательной статьей. Поклон дорогому Батюшке и всем, кто трудился над новой книгой. Очень ждем ее.

  • Галина Пашук , 26.05.2017 в 18:13

    Все самое главное, что можно было сказать об отце Романе и его творчестве, — сказано в предисловии. Поистине самому надо быть замечательным человеком и высококлассным специалистом — переводчиком, филологом, ( хотя Вы врач), чтобы так написать.Низкий поклон Вам, Зорица, от всех нас, любящих отца Романа и его светозарную поэзию. Вновь и вновь думаю: какое счастье, что у нас есть отец Роман, наш молитвенник, наш большой поэт, наш пророк, какое счастье быть его современником!

  • Наталия, Великий Новгород , 26.05.2017 в 20:40

    Потрясающая статья! Читала затаив дыхание. Раньше, слыша о переводах стихов отца Романа, думала, что невозможно в полной мере передать их глубину и высоту , богатейшие, тончайшие переливы мыслей, чувств, образов, выраженные предельно простыми словами, на другом языке. Теперь, прочитав статью Зорицы, уверена, что это произошло. Потому, что произошла Богом освященная встреча двух возвышенных душ, понимающих друг друга даже без слов — в Едином Духе.

  • Раиса Верич (Попова) , 26.05.2017 в 21:06

    Читала и перечитывала представленную статью со слезами на глазах. Написано очень проникновенно и трогательно.
    Действительно, как сказала Марина, лучше о высокодуховной поэзии отца Романа и не скажешь. Низкий поклон вам, Батюшка, за ваши труды , поклон вам, Зорица, за такую оценку, за представление его новой книги, которую мы очень ждём. Огромное спасибо профессору Андрею Тарасьеву за перевод и, конечно, нашему редактору — Оленьке, Ольге Сергеевне за предоставленную публикацию.
    Поддерживаю мнения Галины Пашук и Наталии о том, что у нас есть отец Роман. В душе светлая радость и счастье от того, что мы живем в мире, в котором живет он и мы являемся его современниками.

  • Зорица Кубуровић , 27.05.2017 в 14:32

    Ниски поклон и дубока захвалност свима који су тако високо оценили мој мали текст, нарочито о. Роману, и Олги Сергејевној, заслужнима што се тај текст појавио у дивној књизи «Надсветски пут»!
    Ја сам у Србији често говорила о песмама оца Романа и захваљујем свима који су у тим разговорима учествовали, штампали књиге оца Романа, веровали ми кад сам говорила о православном монашком путу и подвигу једног песника, тако необичном за савремени свет. Веома сам срећна што увиђате значај који он сам и његове песме имају за ваше животе, за ваше богомдане позиве, породице, за све оно чиме се човек спасава за Живот Вечни.
    Света Русија и љубав Христова између Србије и Русије, између Срба и Руса, за мене су као брод Спасења, као што су били за многе Србе и Русе (да поменем само Св. Владику Николаја Велимировића који је умро у изгнанству, у руској заграничној Богословији, и Св. Јована Шангајског, Руса, који се као дете изгнаника школовао и замонашио у Србији.).
    Чувам у срцу ваше речи и молим Бога да се сретнемо.

  • Мария , 28.05.2017 в 17:24

    «Все это очень важно, потому что пробуждает в нас любовь, без которой нет спасения, любовь, которая
    может стать спасительной для кого-то еще»…
    Благослови Вас Господи, Зорица!..

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на