col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. В веянии тихого ветра

«Жизнеликующая зелень и духоносная лазурь»

Под стихотворениями иеромонаха Романа всегда указаны названия тех мест, где они были написаны: Рябчёвск, Родовое, Кярово и Лисьё, Печоры, Киев, Полоцк, деревня Боровик… А начиная с 1994 года почти под всеми стихами стоит одно и то же название – скит Ветрово. Самое первое стихотворение, написанное в скиту, отец Роман считает одним из лучших у себя:

Цвет голубой и цвет зеленый:
Что боле радости виной?
Иль тот небесный, отдаленный,
Иль этот близкий нам, земной?

Я разрывался в раздвоеньи,
В непостоянстве, как во зле.
Искал порою утешенья
То в небесах, то на земле.

Цвета, любимые доселе,
Причина тишины и бурь, –
Жизнеликующая зелень
И духоносная лазурь.

Душе! Едино на потребу!
Мимоходящим отболей!
…И снова радуемся небу,
Не забывая о земле.

2015_n1511_

Но мы с Наталией, добираясь в Ветрово, не видели вокруг ни зеленого, ни голубого. В апреле краски были совсем другими – в основном серая и ржаво-желтая. Серая – это хмурое, одутловатое небо и отражающая его речка Лочкино, жёлтая – высокий прошлогодний камыш по берегам и болото, среди которого река вьется много километров, пока где-то очень далеко не впадает в Псковское озеро. Нам хотелось, чтобы все вокруг цвело, как в стихах отца Романа – яблони, лилии, розы – но изо рта шел пар, а с неба – дождь вперемешку с градом и снегом. Мы ходили по берегу темной реки на окраине деревни Боровик и ждали отца Романа: его лодка должна была появиться справа, из-за поворота реки, где над самой водой, как шлагбаум, склонялось безлистое дерево. Мы ждём иеромонаха Романа минуту, другую, полчаса, и вот наконец за поворотом мелькает ярко-оранжевое пятно. Меня так страшит предстоящая встреча, что я делаю вид, будто ничего не заметила, но Наталия с улыбкой говорит:

– Я слышала шум моторки.

Из-за поворота реки, свистя крыльями, вылетают утки, а потом выворачивает странная лодка – точнее, две лодки, соединенные одна за другой деревянными жердями. Но мы смотрим только на сидящего на корме человека в подряснике и оранжевом спасательном жилете. Издалека видны черные провалы под глазами, впалые щеки – все его лицо кажется темным. Лодка подходит ближе – и я вижу, что иеромонах Роман выглядит гораздо старше, чем я думала.

– Христос Воскресе! –восклицает он, делая ударение на первое слово.

– Воистину Воскресе! – отзываемся мы.

– Сейчас попробую угадать, кто из вас кто, – с улыбкой вглядывается он в нас. – Это, – отец Роман указывает на Наталию, – Ольга, писательница. А это, – смотрит он на меня, – Наталья, художница.

– Нет-нет, батюшка, наоборот, – вразнобой говорим мы. – Это Наталья, а это – Ольга!

– Ну должен же я доказать вам свою частичную прозорливость! – настаивает отец Роман. – Это, – он смотрит на меня, – Наталья, художница. А это – Ольга, писательница! Это звезды из Петербурга. Я же только со звездами общаюсь! – шутит он.

Нас разбирает нервный смех. Неужели это тот самый иеромонах Роман, который поет «Улетучились думы мои, и омылась душа тишиной…» – и душа, внимая пению, тут же погружается в тишину и печаль?.. Мы грузим сумки в первую лодку, а сами садимся во вторую вместе со своими спутниками – Спиридоном из Петербурга и Ириной из Минска. Отец Роман раздает нам плотные плащи-дождевики, отталкивается веслом от берега, заводит мотор – и мы плывем по реке, то и дело поворачивая. Примерно через четверть часа на левом берегу показывается маковка деревянного храма.

Это и есть скит Ветрово, церковь в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Я хорошо помню: слово «Храм» иеромонах Роман и в стихотворениях, и в письмах пишет с прописной буквы. Его Храм я видела на фотографиях: построенный в стиле северных русских церквей, он сиял золотистым светом – как сияют сосны в солнечных лучах. А сейчас, под серым небом, он совсем другого цвета… такого цвета бывает отсыревшая древесина, которую забыли покрыть лаком. Да и все остальные постройки в скиту кажутся темными, как дома в бедной русской деревне, а на ветвях деревьев, хоть и распустились коричневые сережки, нет ни единого листика.

Должно быть, отец Роман поселился здесь на Троицу, когда шелестели листвой березы, и весь мир вокруг был как Божий Храм. Наверное, с неба лился весенний свет и, имея сердце горе, воздевая руки к небесам, сложил отец Роман эти строки:

Цвет голубой и цвет зеленый…

– А ты видишь во всем этом красоту? – спрашиваю я Наталию, когда мы выходим из лодки.

– Конечно! Это очень красиво, – отвечает она. Скоро она поставит на берегу складную табуреточку и достанет из папки большой лист бумаги.

2015_n1632_

…Прошло несколько дней – и красота Ветрово открылась мне. Было это в тот вечер, когда мы исповедались, прочитали молитвы ко Святому Причащению, и отец Роман велел нам пойти отдохнуть перед ночной литургией. Но мы не могли отдыхать: наутро мы покидали скит, и нужно было еще раз взглянуть на все, запомнить, проститься – может быть, навсегда. С фотоаппаратом в руках я вышла к причалу – и увидела, как на другом берегу реки, над холмиком с несколькими деревьями, зажегся закат. Он ни секунды не оставался прежним – менялся, наполнялся силой, все больше разгорался красным цветом, пока не стал похож на какой-то огненный столп от неба и до земли. Я сидела на перевернутой лодке, понимая, что эти мгновения не повторятся, а ведь каждое из них не сравнимо ни с чем своей красотой… и вот уже огненный свет начинает гаснуть.

А потом я увидела себя на фотографии, сделанной в тот вечер: нелепая, в трех свитерах, поверх которых уже не могла застегнуться куртка, в съехавшем на затылок платке, с блаженной улыбкой. Глядя на эту фотографию, я понимаю, что была очень счастлива – и потому она мне дороже, чем самый лучший портрет, сделанный у фотохудожника. Но кто-то другой, взглянув на нее, только подивится моему несуразному виду.

Вернувшись домой, я открыла сборник иеромонаха Романа, нашла стихотворение «Цвет голубой и цвет зеленый…» и увидела дату под ним: 13 февраля 1994. Не было в феврале ничего зеленого в скиту Ветрово. Наверное, не было и голубого. О какой же зелени, о какой духоносной лазури написал стихотворение отец Роман?

Страницы ( 2 из 25 ): « Предыдущая1 2 34 ... 25Следующая »

Заметки на полях

  • Ольга, какая вы молодец! Прочитала на одном дыхании… Вам удалось просто и правдиво рассказать о батюшке. Восхищаюсь яркими подробностями природы и событий, которые вы подметили, все в тему, лаконично, образно, реально. Помогай вам, Господь, в этом труде.

  • Спаси Бог, Ольга за Ваш труд, многая лета отцу Роману и низкий поклон за стихи и наставления. Прочитала, и будто святой водой покропили. Каждая такая встреча с батюшкой — большая радость!

  • Галина и Людмила, большое спасибо за добрые слова. Моей заслуги тут немного. Просто встреча с отцом Романом стала для меня событием такой значимости, что об этом надо было рассказать (если не об этом, то о чём же?) — и при этом постараться «не сфальшивить». Писать ведь нужно о том, что тебя действительно трогает, от чего становится больно и радостно. Я бы хотела, чтобы это чувство осталось со мной навсегда. А если оно и покинет меня, всё равно — то, что оно меня посетило, это Божий дар, которого я недостойна и за который безмерно благодарна. Ольга Надпорожская

  • Ольга, спасибо за повествование! Вы так точно подобрали к нему название. Впервые прочитала Ваш рассказ о поездке на сайте Свято-Введенского храма с. Любышь. Собиралась туда на службу, зашла посмотреть время начала Литургии и …прочла Ваш рассказ. Действительно, словно тихим ветром овеяло! Внутри что-то изменилось: благодаря воспоминаниям о прошлогодней встрече с Батюшкой и конечно же Вашему изложению событий, ушли суетные проблемы, появилась в сердце тихая радость. А на следующий день прочитала у Святителя Луки фразу: «Сам Бог открыл великому пророку, что Его дела совершаются без шума и грозовых явлений, в тишине, подобной веянию прохладного ветерка». Вот и Вы подарили мне, и думаю не только мне, «тихий ветерок» от прочтения Ваших воспоминаний.

  • Спаси Господи Вас Ольга! Чтение Вашего повествования просто бальзам для души!

  • Барсик одно из чудес Ветрово. Там обычный кот вряд ли и год проживет: волки,лисы,орлы,филины,в пост только хлебные сухарики и в сильные морозы небольшая прикормка сухим кошачьим кормом. О сильных морозах. Недалеко от натопленной печи стоит картонная коробка с постеленной внутри тряпкой. По команде хозяина «Место» Барсик исчезает в коробке распластавшись по дну.Коробка словно пустая.Через некоторое время над краем появляются два серых треугольных локатора.Они внимательно прослушивают окружающую местность на предмет нежелательных звуковых волн (строгий голос о.Романа). Если все спокойно,то появляются зеленые глаза также внимательно оценивающие обстановку.Отец Роман тихонько говорит:»Смотрите,что сейчас будет».Как бы всплывая вырисовывается весь кот. Хвост взлетает вверх и свободной походкой хозяина дома Барсик подходит к вам и легко вспрыгивает на колени чарующе мурлыкая.
    Но тут звучит повторная команда «Место!» и кота не отличить от тряпочки на дне коробки.Вот такая жизнь в скиту,хотя если дать Барсу волю,он при своем опыте давно бы сам принимал паломников,за соответствующее вознаграждение разумеется.

  • Еще раз прочитал с радостью,многое Вы видели глазами о.Романа,он это может. Так как и почувствовать переживания другого человека,например боль матери потерявшего сына «Ах ти тошеньки».

  • Александр, я и сама понимаю, что такое видение людей мне не присуще. Чуть ли не впервые увидела их в обществе отца Романа — и с тех пор, мне кажется, стала относится к ним немного по-другому. Ольга

  • Просто рад,что о.Роман Вам доверяет,а Вы воспринимаете это и можете передать людям.Однажды ехали в Дивеево. Я после прилизанной и ухоженной заграницы наблюдая стаи воронья и развалившиеся деревни (90-е), печально размышлял о судьбе России. Подумал «Вот о.Роман наверное привык к этому не замечает». Вдруг он заговорил о том же и в нескольких словах выразил столько,что я поразился как он глубоко все чувствует и видит.

  • Спаси Господи Вас Ольга! Слава Богу за все! И за то, что сподобил Вас написать сей чудный очерк, который для души словно «веяние тихого ветра»! Душа словно вбирает из родника чистой кристальной воды, получая желание вновь припадать к этому драгоценному источнику и … жаждет продолжения таких живительных встреч… поскольку они способствуют «выхождению из узких берегов»!

    Мир вашему дому Ольга и до скорой встречи «в веянии тихого ветра…»

  • Сегодня у меня очень праздничный день. Утром я побывала на престольном празднике в Храме, посвященном Святому Великомученику Димитрию Солунскому, в д. Городня Батецкого района Новгородской области. Необыкновенной красоты Храм стоит на холме, возвышаясь над окружающей местностью. Служба там, к сожалению, бывает не часто. Несмотря на старания двух жарких печей, под высокими сводами было очень холодно. Но, хотя мы провели в Храме более 5-ти часов, никто не замёрз. Отец Георгий был очень рад приезду нашего автобуса, т. к. своих прихожан в Храме, рассчитанном не на одну сотню людей, мало. Всё впечатление от службы и общения с батюшкой можно выразить двумя словами: праздник души. А вечером праздник продолжился: я прочитала окончание Вашего очерка о поездке с о. Романом на его родину. Низкий Вам поклон, Ольга Сергеевна! Всё получилось.

  • Глас хлада тонка…
    Оля, здравствуйте!
    Не первый раз читаю Ваш очерк. Он меня настраивает. Следующей осенью, если Господь не даст иного, распрощаюсь с декретом и снова буду писать, редактировать…
    Это повествование у Вас замечательное! Оно станет историей, поскольку причастно великому человеку — отцу Роману. Особенно понравилось Ваше описание Ветрово, Потом Вы немножко устали. По себе знаю: это только читатели проглатывают на одном дыхании, а с писателя — семь потов сойдёт, прежде, чем это «одно дыхание» выстроишь. Безусловно, всё сказанное Вами об отце Романе — действие благодати Духа Святого.
    Но хочу спросить: ведь после благого дела враг начинает мстить. И очень больно. Как Вы с этим справились? Вероятно,за Вас молится отец Роман? Вы беседовали с ним на эту тему? Для меня это очень важно. Потому что бывает, не хватает сил и мужества держать удары. Наверное, отец Роман многое мог бы рассказать на эту тему
    С большим уважением к Вам,
    Наталия (журналист и тоже редактор)

  • Благодарю, Ольга за вновь подаренную встречу с о. Романом. Будто вместе с вами была в этой поездке. Как и после стихотворений батюшки, захотелось встряхнуть груз бесконечных земных забот, плакать о своей греховности. Уже в который раз замечаю, как только затягивает мирская тина, вдруг попадается или стихотворение «Апостасия», или Окончание «В веянии тихого ветра». Словно заслышал колокольный звон — пора идти на молитву. Почему-то без колокола молиться трудно…

  • Наталья, если кто-то и «мстил» мне, то только моя собственная чернота — наверное, та, о которой отец Роман говорит: «И вдруг Господь на какое-то мгновение открыл часть моей душевной черноты. Это было настолько невыносимое чувство…» Это действительно было очень больно — но странным образом соединялось с острым ощущением присутствия Божия. Поэтому я благодарна за эту отрезвляющую боль. Ольга

  • Ольга, спасиБо за ответ!
    Без Господа мы, действительно, так мало понимаем о себе. Потому больше киваем на врага…
    Благодарю за подсказку!
    С уважением, Наталья

  • Ольга,огромное Вам спасибо,написано сердцем.Об отце Романе иначе и нельзя.Сказать,что прочитала на одном дыхании — ничего не сказать.Прочувствовала все:от первой до последней строчки.И в Ветрово побывала,и на Брянщине,и вместе с вами проехала по родной Беларуси.Всегда трепетно отыскивала хоть что — то об отце Романе,а здесь столько всего,будто встретилась с Батюшкой,о чем я мечтаю всю жизнь.Снова и снова хочется перечитывать,переосмыслить и свою жизнь.Низкий поклон отцу Роману.Какое счастье,что он есть в нашей жизни.Да сохранит Господь на многая лета нашего любимого Батюшку.

  • Спасибо,Ольга,за Ваш труд,за то,что Вы подарили встречу с о.Романом.Божией помощи Вам всегда и во всем!

  • Уважаемая Ольга! Низкий Вам поклон за этот чудесный очерк, который понемногу, не сразу , как дорогое и редкое лекарство принимала во время обострения своих духовных невзгод. Увижу фотографию, прочту несколько строк, — и становится легче, теплее. С помощью Божией и по молитвам отца Романа Вам удалось найти такое средство от уныния, которое «помогает людям разливаться, выходить из узких берегов». Да приумножит Господь данный Вам талант во славу Божью и на пользу людям. Творческих Вам успехов!

  • Спасибо Вам, Валентина! Прошу Ваших молитв — очень хотелось бы продолжать. Ольга Надпорожская

  • Дорогая Оленька, Ольга Сергеевна, прочитала все от начала до конца — ваше творение, с замиранием сердца, с чувством светлой радости. И вы еще смеете говорить, что «писательница — это слишком громко»? Да вы настоящий, талантливый писатель! Представленные стихи отца Романа и ваши светлейшие строки о поездке, о вашем пребывании в скиту, ваши ощущения всё это написано так, что человек чувствует себя паломником рядом с вами… Истории потрясают до слез и стихи, такие правдивые и жизненные. Низкий поклон Батюшке Роману и Вам , Олечка, за прекрасную работу. С низким поклоном и глубоким уважением.

  • Спасибо, Раиса Денисовна! Для меня этот очерк — важнее и дороже всего написанного мной. А если получилось хорошо, то только потому, что «от избытка сердца глаголют уста».

  • Дорогая Ольга Сергеевна! Прочитала на одном дыхании! Читала Сашиными глазами — «пересмотрела» все его рассказы о встречах с отцом Романом — будто бы сама там побыла. Увидела людей и места, с которыми заочно знакома. Не оставляло ощущение, присутствия батюшки.
    Благодарю Вас — на душе тепло и светло! Низкий Вам поклон!
    С уважением Татьяна Мелехова

  • Дорогая Татьяна, большое Вам спасибо! Еще раз хочу сказать, что моей заслуги тут мало. Если можно так выразиться, «это не моё — Богом даденноё»!

  • Прочла. Чуть успокоила бурю мыслей и эмоций, села писать отзыв-благодарность. Глядя на клавиатуру, первое, что крутилось в голове: «только бы не сфальшивить, только бы не сфальшивить…» 
    То, что эмоции Ольги вырывались потоком из её сердца, при написании, это несомненно. Даже меня, всего лишь читающую, перенесло в те моменты, минуты, дни…и эмоции трепетно окутывали сердце. Ольга пишет так, что ручейком льется сквозь текст её мысль…
       Читала по пути на работу в маршрутке и если бы в один момент мои глаза не поднялись взглянуть в окно, я бы проехала свою остановку. А почему? Да потому, что я была не в маршрутке, а там, рядом с отцом Романом, Ольгой и Натальей. Видела то небо, чувствовала на лице ветерок,   вдыхала свежий воздух, такой густой от насыщенности его Молитвой. Мне кажется даже, читая, я слышала запах… Не знаю, может со стороны вы скажете, что странная я какая-то, но я это ощущала…
       Разве не чудо, просто читая, быть в другом месте?
       Хочу, Оленька, Вам сказать спасибо, за подаренные эмоции, за трепетные мысли…за встречу с иеромонахом Романом!!! Храни его, Господь! Храни, Господь, Вас, Ольга! Храни, Господи, всех православных христиан!!!!
    Да будет Господь милостив к нам грешным…

  • Благодарны Вам, Ольга, за Ваш нелегкий труд, за этот очерк, за возможность нам многое узнать об отце Романе, его родителях и родственниках, и о людях, с какими, он общаясь, согревает своей любовью!
    Божией помощи Вам и Вашей семье!

  • Не своим делилась, Михаил, и счастлива этим. Спасибо Вам за добрые слова!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Просьба

Помогите справиться с мошенником!