МЕНЮ

Ветрово

Город Трубчевск… Малая родина великого русского поэта, «вернувшего поэзии Православие, а Православию – поэзию», иеромонаха Романа. Вот как говорит о Трубчевске сам поэт:

Но малости своей не усрамись.
Ты дал Отчизне вещего Бояна,
Чтоб гусли сквозь века отозвались
На струнах недостойного Романа.

Поэт-лирик, поэт-философ, поэт-молитвенник, ведущий своими стихами «творение к Творцу», иеромонах Роман имеет полное право именоваться «совестью России»:

Мы все должны быть совестью России.
Что странного? Россия — это мы!

Должны быть… Но когда «нутро — что свалка: в мусоре и хламе, для Божьего — ни полок, ни углов», народ превращается в толпу «без чести и стыда». Поэт-философ указывает единственно правильный путь к Спасению:

…наше дело — жить, а не мечтать:
Мгновенье жизни — Вечности предтеча.
Не счастья нужно людям ожидать,
А души уготавливать для Встречи!

Поэт — провидец просит:

Очистите от рухляди сердца!

Предупреждает:

Без вины и без пользы никто не страдает.
Значит, в нас и от нас, разумейте, беда.

Скорбит:

Разменивая целое на части,
Мы и в духовном плачем о гроше.

Что посеешь, то и пожнёшь — народная мудрость… И вот всего в четырёх строчках вся жизнь человека с её итогом, горьким:

Не сам ли сеял у дороги?
Что ж от кручины издыхать?
Чего глазеть на злак убогий?
Готовься жать.

Поэзия отца Романа высока и мудра, абсолютно лишена пошлого назидания прежде всего тем, что выставляет на всеобщее обозрение и осуждение собственную мятущуюся душу:

Изнемогая от потерь,
Взываю слёзною мольбой:
Не верь мне, Господи, не верь,
Непостоянен голос мой.

Образ поэта трагичен, может быть, поэтому он так близок нам, читателям, вернее, почитателям его творчества. Говоря о своих недугах, помогает и нам осознать свои духовные язвы:

Плоть ликует. Дух уничижён,
Суета перечеркнула Вечность.

Величие поэтического таланта отца Романа не только в том, что он проповедник Православия. Он и лирик, и проповедник, и философ, и молитвенник, но говорит с тобой не с Горних Высот, снисходя к твоей греховности, выступая строгим Судией, нет! Он рядом с тобой продирается сквозь тернии грехов, кровавя свою душу, беспощадно выставляя её на позор, порицание и поругание… И никакой позы, никакой фальши…

Как Вергилий, ведёт нас по кругам ада:

Сколько смрада, злорадства и лжи!
И ничем уже не оправдаться!
Ну, прозрел у последней межи,
Что нельзя на Земле прохлаждаться?

Поэт-монах своё назначение понимает так:

Ведь сколько душ не знают о спасеньи!
Пусть и они услышат о Творце!

Поэтому, «окружённый грустными стихами», идёт «к холмам Владыку прославлять».

Поэт утверждает: «Нет глубины без покаянья, нет высоты без очищенья… нет блаженства без прощенья».

Родина… Россия… Святая Русь… Сколько Любви и боли в словах:

Посмотри, что с тобой сотворили!
Оглянись на свою нищету.
В отчем доме тебя полонили
За святую твою простоту!

Он истинный сын России:

Душу не пачкают лестью
Истинные сыновья.
Если Россия в безчестьи –
Что там известность твоя!

Личность поэта-патриота раскрывается в его стихах:

Русь моя! Ты на самом краю.
Потому большей доблести нету,
Как в твоём обреченной строю
Проскакать за тебя Пересветом!

Какая гибельная сила превращает Родину в поруганный край? Почему

Вся России стала полем Куликовым.
Ополчился ворог. Быть нам иль не быть?

На вопрос: «Что тут за погань изводит края?» — даёт наводящий на скорбные размышления ответ:

Если бы токмо от погани бедствие.
Главные вороги – наши князья.

Комментарии, надеюсь, не нужны…

Уничтожение нашей культуры, осквернение наших Святынь, растление наших детей (значит, лишение нас будущего) глубоко ранят поэта:

Ты пала без единого сраженья,
Твоё «авось» усвоили врази.
Невиданное прежде посрамленье
Накрыло лик моей Святой Руси.

И плачет истинный, совестливый сын России:

Земля моя!.. Пыреи да бурьяны!
Лазурь моя! Сычи да вороньё!
Откуду стану плакать, окаянный,
Взирая на Отечество своё?

Как поэт, отец Роман доходит до высот, каких русская поэзия ещё не знала:

Стихи должны быть отраженьем Света,
Высокой думы, чистоты лазури,
Где слово — одеянье Чуда — Духа,
Где бе́рег-рифма — мысли обрамляет…

Поэт уверен:

Талант без Бога у себя в плену.
Он словно цепи на груди острожной.
С ним хорошо нырять, идти ко дну,
Ну а взлететь — взлететь, увы, не можно.

…Поэзия – подобие моленья,
Удел ее – к Святому возводить.
А без Творца — прими остереженье —
Ты станешь вытворять, а не творить.

Сердце поэта зовёт к любви, пониманию, согласию: «Моя душа вмещает все народы: на то она и русская душа».

Жизненное кредо поэта — «ходить пред Богом и в большом и в малом». Скорбит душа поэта, взывает к нам, убеждая:

За неправду и зло не страдай:
Кроме истины всё истребится.
Не солги, не слукавь, не предай…
Помолись, чтоб и нам не свалиться.

Неблагодарное дело – комментировать стихи отца Романа: настолько отточен их стиль, настолько прозрачен их смысл: «Несчастье в том, что не туда глядим и не о том у Господа мы просим… Не допускайте в душу гнили, тогда она – живой родник».

Поэт – монах, затворник, а язвы жизни видит лучше нас: «Что для спасения потребно – знаем, все веруют, но верных — оскуденье, мы больше говорим, чем исполняем… и топим многословием дела».

К нам, суетящимся, к нам, убивающим свои души в круговерти, пошлости, нечистоте мирских забот и помыслов обращены слова поэта:

А нам понять бы навсегда,
Чтоб не жалеть о многом:
На свете есть одна беда –
Не повстречаться с Богом.

Горьки и справедливы слова поэта о нашем сегодняшнем бытие:

Всё как прежде. Грустное сейчас
На Россию не с луны упало.
До чего печален Божий глас:
Жатвы много, делателей мало.

Слово… Это ведь не только наша речь, но и воплощение народного духа. То, что уничтожение нации начинается с уничтожения её языка, понимают многие. А поэт иеромонах Роман мудрым отношением к слову возвращает нас к осознанию таких понятий как честь, достоинство, патриотизм, Вера, Любовь, целомудрие:

Со временем исчезнет суета,
Жизнь промелькнёт безудержным мгновеньем,
Останется Любовь и Чистота,
Смиренье, Состраданье, Всепрощенье…

О чистоте Русской Речи, Великого Русского Языка радели выдающиеся поэты и писатели – и Сумароков, и Державин, и Пушкин, и Ахматова… Пример тому – их творчество. Поэт отец Роман – достойный продолжатель этой традиции:

Родная речь – Отечеству основа.
Не замути Божественный родник.
Храни себя: душа рождает слово –
Великий святорусский наш язык!

Поэт отец Роман всегда впереди своего читателя, слушателя. Почему это происходит? Почему он ведёт? Что заставляет слушать его и слышать? Потому что поэт, «омыв уста от праздного глагола», отрывает нас от обыденности суетного мира, мы вместе с ним «осязаем тишину под лунным убывающим осколом» и начинаем понимать и чувствовать, что «в мерцаньи звёзд и на земле унылой, куда ни глянь – повсюду и везде таится Оживляющая Сила» Творца:

О Источивый чудо-бытие
В любви безмерной к суетному люду!
Ты создал велелепие сие
И дал нам око радоваться чуду.

Стихи иеромонаха Романа ложатся на сердце сразу, понимаешь: аналогов им нет. Перед нами пример величайшего художественного мастерства, и главное – слово, единственное, точное, благоухающее…

Глубина мысли не просто поражает, а заставляет посмотреть на себя по-другому:

Мне жаль людей, не ведающих Богa,
И жаль людей, всезнающих о Нём.

Он уверен, что тот поэт, «кто верен Богу и Руси и пишет песню собственной судьбою».

Многие поэты делились с нами, «как делать стихи», а как всё высоко и просто в поэтической мастерской отца Poмана:

Пишу стихи. Не знаю, как иные,
Но первым делом захожу в алтарь,
Молитвой освятить часы ночные…
И вот открыты — Библия, словарь.

Как говорить об отце Романе как о поэте – лирике? Только его стихами:

Полночь. Храм. Над куполом луна.
Колыбелит душу Млечный Путь…

Об образности его поэзии нужно говорить особо. Рамки статьи не позволяют ответить на этот вопрос полно и достойно уровню творчества великого поэта. Величие его таланта не только в том, о чем он говорит, но и как говорит! Глубина таланта отца Романа заключается и в том, что он обогатил русскую литературу только ему присущей поэтической образностью: это и эпитеты, и метафоры, и свободно перетекающая лексика от современного русского языка к церковнославянскому, старославянскому. А как уместно и ярко употребляет он диалектизмы! А какая связь с фольклором! Синтаксис его стихов определяется жанром, но кажется, ему подвластно всё! Когда-то Б. Пастернак сказал, что настоящий поэт должен «смотреть по-орлиному зорко и объясняться мгновенными и сразу понятными озарениями. Это и есть поэзия. Метафоризм — стенография большой личности, скоропись её духа». Поэт отец Роман — личность такого масштаба.

Войдём в поэтический мир великого русского поэта, где «радада зелёной веткою просится ко мне», где «прямо в лицо роднику безответному ветер повыбросил мелочь листвы», где «лунная ущербная краюха выплыла просторы оглядать», где «речка застыла беспомощно, в прорубь глядит на звезду», где «ветка со мной поделится белым своим торжеством», где «дышит вольная ночь», где «одиноко торчащий сорняк, прославляющий небо и землю», где «за тебя, дорогой, и с тобой всё живое, томясь, воздыхает», где «травы тихо кланяются в пояс, когда к ним прикасается рука», где «искрят покойно липы вековые», где «и дышится, как плачется, — отрадно от примиренья Неба и Земли», где «журавли, словно кресты колоколен», и «опрокинутый ковш где-то землю дождями напоит, чтобы утром припасть к океану за свежей водой…». Можно продолжать и продолжать…

Отец Роман, от имени многих (это действительно так!) хочу сказать, что души живы, «пока ещё взыскуют Чистоты», потому что «счастье ходит вместе с красотой, не знающий прекрасного – несчастен», и понять это помогает нам Ваше творчество. ( Как-то незаметно поменялся мой стиль: живая поэзия требует живого диалога! )

В русской поэзии немало прекрасных описаний всех времён года. Отец Роман не описывает, он воссоздаёт внутреннее душевное состояние, и выражению его подчинена вся система художественных средств. Поэтическая аллегория соединяется с прозой жизни: «эта суетность грешная даже на паперть швыряет листы», «затосковали деревья безправные, в ризах растерзанных гибели ждут»…

Поразительна свежесть восприятия жизни: «…окунусь в сиреневый рассвет», «Снега, снега повсюду под луною. Забытый скит. Свеча в окне дрожит…», «…окошки от мороза поросли невиданною, сказочной полынью». Что отличает великую поэзию? Ими, Великими, сказано нечто, для чего у нас нет ни смелости, ни слов.

Потребность духовной веры вдохновляет поэзию, эта вера во весь голос звучит в стихах отца Романа. Его поэзия обращает к вопросам Бытия, жизни и смерти, покаяния, обретения Творца. Без этого невозможна великая поэзия. Многими выдающимися поэтами эти вопросы ставились, но как бы пунктиром. И только в поэзии иеромонаха Романа мы находим ответы на эти вопросы. Голос кающейся, мятущейся души: «Что ты спишь, восстань, душе́ моя!» — заставляет читающего обратиться к себе, своему духовному миру. Сколько людей пришло к Творцу с покаянной молитвой, благодаря искренним, поражающим неподдельностью чувств стихам отца Романа:

Рыдай, душе́, покуда время есть,
Откуда ложь, откуда зло – не знаю.
За Сына Твоего готов на Крест
И сам же, окаянный, распинаю.

Песня-молитва или молитвенная песнь, идущая из глубин души поэта, молит не только за себя, но и за нас:

Моя Царице, Радосте моя,
Хоть Ты меня не осуди, настави.
И пусть мне ад – и из геенны я
Тебя благословлю, о Пресвятая.

Вместе с поэтом ощущаем мир Божьим, благодаря его таланту чувствуем себя сопричастными красоте мира, созданного Творцом для нас:

Служит Богу весь подлунный мир,
Тихий лес над спящею рекой.
О места, забытые людьми,
Лобызаю дивный ваш покой.

Хочется сказать о продолжении традиции Тютчева в поэзии: человек перед лицом мироздания один на один с ним. Это прослеживается в творчестве многих замечательных поэтов-современников (А. Прасолова, Н. Рубцова и других ), но только oтцу Роману удалось подняться до таких высот поэтической проповеди, где граница между стихом и молитвой исчезает:

Пред Тобою, Боже, согреших,
Милосердный Господи, прости!
От моей страдающей души
Своего лица не отврати!

……………………………

Боже, Боже мой, помилуй мя
По велицей Твоей милости
И по множеству щедрот очисть
Беззаконие мое.

……………………

Иисусе, Свете истины,
Поклоняемся Страстем Твоим,
Твоему Долготерпению.

………………………………

О Мати Господа Христа,
От высоты премногой Славы
Мое стенание услыши
И руку помощи подай.

О, наша духовная ничтожность! Как можем услышать голос великого поэта, если и к молитве прибегаем для того, чтобы просить «о славе, чести, о богатых днях…» Горек ответ поэта:

Имеешь Бoгa? Бoг твоё богатство.
Ужель и с Ним ты всё-таки бедняк?

Особо нужно говорить о песнопениях отца Романа. Соединение высокой поэзии, голоса и музыки производит такое сильное впечатление на слушающего, что скорбь, боль, покаяние мятущейся, пробуждающейся, обретающей Творца души становится твоей болью, скорбью и, сколь возможно, обретением.

Трудна дорога, избранная иеромонахом Романом, но эта дорога – «по Милости Творца…»

Творческий принцип: «Мысль – Образ – Музыка» всегда считался идеальной тройственностью, к ней стремились поэты, но только выдающимся удавалось этого достигнуть. А поэзия отца Романа построена на образности, утончённой живописности, гармонической звукописи:

Я пойду по земле, осквернённой обманом,
По росистой траве прямо в облачный дым,
Остужая головушку в горьких туманах,
За собой оставляя пустые следы.

Судьба поэта, его жизненная дорога, истоки творчества вытекают из прошлого:

И вырос я среди простого люда,
Одною долею с народом жил,
Вбирал в себя частушечную удаль
И горечь причитаний у могил.

Когда читаешь строки поэта, обращённые к себе, где отец Роман говорит, что в нём «никаких достоинств не найдут — вот разве то, что Родину любил», хочется ответить – найдут! Уже нашли. Вот книг со стихами поэта, действительно, не найти: исчезают, едва появившись в печати. Совсем недавно узнала, что кассеты с песнопениями отца Романа звучат в Канаде, Франции, Германии…

Творчество иеромонаха Романа привлекает не только достойным художественным воплощением, но и мощной, трагической личностью самого поэта. Чего стоит одна «Колыбельная»!

И в кровь разбитыми устами
Не умоляй прохожий люд.
Ты встанешь, непременно встанешь,
Иначе по тебе пройдут.

Поэту «и кромешный мрак, и Чистый Свет довелось увидеть не однажды». Многие поэты предъявляли счёт Родине — вспомним лермонтовское о «стране рабов, стране господ». Отец Роман не предъявляет счёт, но сколько горечи и боли в стихах:

О Родина! Ты, как и мать, одна!
И потому не требую отчёта
За ту свободу, что даешь сынам –
Свободу восходить на эшафоты.

……………………………………

Как тесно жить в твоих просторах, Русь,
Одна утеха — умирать вольготно.

Масштаб личности поэта не вместить в поэтические строки, даже в такие:

И когда на всемирном торгу
Кто трухой, кто душой торговал,
Слава Богу, я не был в долгу:
Никого не купил, не продал.
Замерзая, пытался согреть
Теплотою озябшей души.
И готов был за всех умереть,
Не умея для каждого жить.

Предельно откровенен, говоря о себе:

Был я никудышным ходоком,
Падал, разбивался, ковылял.
Не припомню дня без спотыков…

А обеспокоен тем, чтобы «не омрачить бы ненароком совесть, не обрести злосилие в руке». Поэт уверен, что «только до единого простив, достойны мы высокого страданья». Строками его стихов можно писать Энциклопедию жизни:

И наша жизнь не стоит ни гроша,
Коль нету кровоточин в жизни нашей.
Чем тоньше, благороднее душа,
Тем большую она приемлет Чашу.

И какое доброе, достойное послание — совет тем, кто, считая себя никчемным, лишенным таланта, хочет вести свою душу к Спасению:

Пиши поэму житием высоким,
Возобновляй иконный лик Души.

Низкий поклон Вам, Великий Русский Поэт!

Лилия Смирнова
Статья написана для сборника «Пасхальные чтения». 2009

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на

Этот сайт создаётся безвозмездно – из любви к настоящей духовной поэзии и желания познакомить с ней как можно больше читателей. Но если у вас есть желание материально поддержать нас, мы будем вам очень благодарны!