col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово. Ноябрь

Иеромонах Роман. Кому доверить душу

Письмо второе

Мир вашим домам и сердцам!

Пишу обеим сразу. Было бы наивно что-то доказывать и убеждать, этим занимаются и православные, и протестантские богословы на кому-то нужных конференциях: там они осыпают друг друга цитатами, именами, но что-то ни один протестантский богослов не вернулся в свои края православным. Поэтому коснусь только основного, что вас смущает.

1. В Послании к Эфесянам Апостол Павел вообще называет идолослужителем любостяжателя (гл. 5, ст. 5 ). Так что идолослужителей хватает в любой конфессии. Но у нас речь об иконах. Советую достать книгу Валерия Лепахина «Икона и иконичность». Вот что он пишет: «Обычно иконоборцы указывают на вторую заповедь Моисееву: Не сотвори себе кумира и всякого подобия (Исх. 20:4). Но этот запрет носит не абсолютный, а относительный характер: запрещаются не изображения вообще, а лишь изображения ложных богов, бездушных идолов, которым покланялись как богам вместо того, чтобы служить единому невидимому Богу. Условность и ограниченность этого запрета подтверждается и тем, что для Ковчега Завета Господь повелел Моисею изготовить изображения: и сотвориши два херувима злата изваянна (Исх. 25:18)». А от себя добавлю: если понимать запрет абсолютно, то нужно сжечь все фотографии – родителей, детей, знакомых, да и свои — с документов, паспорта: чем это не кумиры и не всякое подобие? И потом, дети — не Ваше ли подобие? Зачем их сотворили? И что с ними теперь — на гильотину? Видите, до какого безумия можно дойти, упершись в букву?

«Второе возражение иконоборцев: Бога никтоже виде нигдеже (Ин. 1:18). Так и было до Боговоплощения. А после Явления Сына Божия мы изображаем и Его, и Богородицу, и святых. Следует различать богопоклонение (служение или служебное поклонение), которое подобает единому Божескому существу, и почитание (или почитательное поклонение), подобающее изображению Креста, Святому Евангелию и прочим святыням. Движущей силой иконопочитания является любовь — любовь к Богу и Его святым, любовь к Первообразу и образу Божию, воссиявшему во святых Его. Ибо что мы целуем, то и любим, тому кланяемся, а что любим и чему кланяемся, то, конечно, целуем». По большому счету, иконоборчество — ересь иудействующих. Те пакостили и галатам, и коринфянам (в Посланиях Апостол Павел очень четко указал на врагов христианства), — всей Церкви. И такую имели власть, что даже Апостол Пётр пошел у них на поводу, а Апостол Варнава заразился его лицемерием. И если бы не Апостол Павел, сейчас бы все христиане жили под игом закона, обрезываясь, следуя раввинским заморочкам — утонули бы в жидовстве (что ныне и происходит во всем мiре — в политике, в искусстве, в литературе, в кино и телевидении. Православие еще противостоит, чем и вызывает лютую ненависть (вышел учебник по Закону Божьему, так иудеи подали в суд на автора за вопрос — за что иудеи распяли Христа? Мол, это оскорбляет их религиозное чувство. Зачем же болезненно ранимые предавали на Распятие Спасителя?), а католики уже пошли на поводу у жидовствующих, приняли постановление, что евреи не виновны в смерти Христа. Не удивлюсь, если современная «наука» станет доказывать, что распинали белорусы, русские, сербы).

2. О Крещении младенцев. Кого же крестил Апостол Пётр у Корнилия? Написано — весь дом. А какой дом без детей? Не сказано же — весь дом, кроме детей. И в шестой главе Послания к Ефесянам Апостол Павел убеждает детей повиноваться своим родителям в Господе (ст. 1-3), значит, те уже знали Христа, а как они могли знать Его без Крещения? А обрезание в Ветхом Завете? Не младенцев ли приносили? А ведь Авраам обрезал Исаака в знак завета, договора с Богом. Какой же завет может заключать младенец? И, тем не менее, в Ветхом Завете не взрослых приводили обрезываться, а приносили младенцев. И Иоанна Крестителя, и Самого Спасителя принесли на восьмой день. Тогда же и нарекали имя. И в православном требнике есть молитва о наречении имени в восьмой день.

3. Схематическая история христианства основана на письменных свидетельствах, на фактах, а не на Церковном Предании. Было бы неразумно приводить что-то из Предания тому, кто Предание отрицает. Чтобы не быть голословным, высылаю отрывок из послания Климента, епископа Римского, авторитет которого признают и протестантские богословы. Как раз о рукоположении, то, что смущает Л.. Цитирую её письмо: «Сама мысль, что прикосновение от Апостолов пришло до наших дней, это красиво…» (Красота без Правды — это горькая пилюля в сладкой оболочке, такие красивости нам не нужны.) «…Зная историю Православия, особенно в советское время, я не верю, что рукополагались всегда достойные и „настоящие” служители и что эта нить не потеряна». (Все мы люди, и уж никак не могу считать себя достойным и настоящим — Господи, Ты пришел в мiр грешные спасти, от них же первый есмь аз, — сказал о себе Апостол Павел. А мы вообще как те консервные банки и склянки, которые отражают солнце. Нить же отслеживается в письменных документах. Меня рукоположили — дали справку, кто, когда и где рукополагал. Если и были какие самозванцы, то их быстро вычисляли и изгоняли. В советский период существовала так называемая катакомбная церковь. Вот там, в самом деле, трудно было разобраться, кто, когда, кого рукополагал. Поэтому во избежание недоразумений Святая Православная Церковь не имела канонического общения с ними.) «НО. Даже если это было бы правдой (а доказать и ручаться за людей невозможно, да еще на протяжении двадцати веков!), то разве это имеет значение? Это очень важный для меня вопрос». (Совсем меня запутали: как не имеющее никакого значения может быть очень важным? И как правда может не иметь значения?)

«…Имеет ли значение то, что так ценно в глазах православных, если об этом нет указания (четкого, ясного, прямого) в Библии». О, если бы имело право на существование только то, о чем четко, ясно и прямо указано в Библии, тогда нам следовало бы собрать те же Библии, на которые ссылаемся, и устроить огромный костер, так как они выпущены книгопечатными машинами, о которых в Библии совсем ничего не сказано, не только — четко, ясно и прямо. А если бы существовало только то, о чем упоминает Библия, то Вы бы сейчас не ездили на машине, а держали на балконе осла, чтобы добираться на работу, и вставали бы не по будильнику, а по петушиному воплю из ванной. И носили бы зимой не сапожки, а сандалии. Ничего, что мороз и сугробы, мы ж за Библию! Что ж не живете по-библейски? И потом, как сказать четко, ясно и прямо тому, у кого мозги набекрень? Как ему четко и ясно ни говори — поймет по-своему, перекосит. Ведь кому давались Заповеди? Праведникам? Так если они праведники без Заповедей — зачем Заповеди? А если грешники, то как они поймут четко, ясно и прямо помутненным грехами разумом? Вот и приноравливался Ветхий Завет к человеческой немощи и скудости. Разве нужно не творящим кумира говорить — не сотвори себе кумира, почитающим родителей — чти отца и мать? И разве Писание могло, не обобщая, конкретно, охватить все стороны современной жизни, все секты, все ереси, все человеческие лжемудрования? Что ж низводить Божие Откровение до уровня цитатника? Писание — это Слово Божие о Самом Себе, о Спасении желающих спастись, а уж каждый человек должен рассматривать свою жизнь в Божественном Свете, освящая Им свою действительность. Не знаю, что имеете в виду, говоря о ценности в глазах Православных. Все Православные догматы основаны на Священном Писании, все Таинства существуют или как Первообразы ветхозаветных прообразов, или же установлены в Новом Завете Самим Господом. И даже церковное богослужение имеет истоки в Ветхом Завете. А так как Дух неугасим, то к ветхозаветным псалмам со временем были присоединены и творения новозаветных песнотворцев. И Вечерня, и Утреня нужны для подъятия и укрепления молитвенного духа человека. Без них бы не было и старца Силуана, и его чудной книги — плода Православного Богослужения, плода Православной Церкви. И здесь хочу привести слова одного заключенного: «Простите за неожиданное письмо от незнакомого человека, да и виноватого пред Вами за высокомерие фарисейское, по первости лжеблагочестие, голодное, как пес, бросалось на Ваши песни, за то, что другие любят. Сейчас слушаю Ваши песни и понимаю отличие от просто песней тех же протестантов. Внутренне понимаю, а объяснить никому не могу». В связи с этим вспомнил, как давно еще услышал по радио песню то ли пятидесятников, то ли еще кого. Очень она меня развеселила: солист поет нежносладким голосом — «Тополиный пух над землей плывет» (хор — воздыхает очень проникновенно: «Он плывет»), солист — «Почему же ты не идешь к Христу?» (хор — грустно-увядающе: «Не идешь»). Логика по своей убедительности потрясающая: почему ты не идешь к Христу, ведь пух тополиный плывет! Ах, если бы во времена апостольские росли там тополя! То-то бы им была подмога! Вот эту разницу и почувствовал простой заключённый. Этот православный дух и Вы почувствовали в писаниях старца Силуана, и не просто почувствовали, а приняли, как свое родное, и это важнее всех богословских аргументов, ибо, если сердце не примет, то ум отыщет сотни контраргументов. Поэтому внимайте своему сердцу, оно приведет к Истине, Дух Которой уже приняли. А обрядовая сторона — не самое главное.

4. О «помазанниках». Один чуть было не привел Вас к гибели. Нужно быть очень осторожным, сейчас век прелести, дудят, кто во что горазд. Жизнь учит мудрости. Если мне укажут на великого подвижника-старца и на пьяницу попа и спросят, чьему совету нужно следовать, — иногда посоветую послушаться горького пьяницу, а не «великого подвижника». В каком случае? Когда «великий подвижник» понесет отсебятину, а пьяница сошлется на Учение святых отцов, Церкви. Такое уже было — моя знакомая стала восхвалять одного протоиерея за его великое воздержание, мол, даже на Пасху ему готовят постный кулич. Я сказал, что этого подвижника нужно извергать из сана за нарушение Соборных постановлений, которые запрещают поститься на Святую Пасху. Вот вам и подвиги, вот вам и великий подвижник.

О своих «немощах» мог говорить и хвалиться Апостол. Я же свое место знаю, потому умолчу. Скажу только, что пока закрылся, никого не принимаю. Сколько это продлится — вопрос и для меня. Но приезжать ко мне не нужно. Есть книги, есть Храмы, есть монастыри — есть куда ехать и идти. А с наставниками будьте осторожны, особенно с теми, кто любит набирать себе чад: вместо указателя можете нарваться на шлагбаум. Совершенных духовных руководителей почти не осталось, не отношу и себя к таковым, почему и закрылся от всех, чтобы научиться хотя бы не вредить. И чем больше сижу один, тем больше вижу свою гниль и гной, тем больше поражаюсь Милосердию Божию, Которое да будет с вами. Аминь.

На этом заканчиваю свое последнее письмо: за Л. уже не переживаю, она приняла Дух Православия, а это главное. Если смирится — поймет и увидит больше. А во мне нужды уже нет, да особо и не было. Оставайтесь, хранимые Богом. М., поздравляю Вас с наступающими Праздниками и Праздником праздников — Святой Христовой Пасхой! Л. кланяюсь (не как идолу, а как несущей в себе образ Божий!). Блаженны жаждущие Правды, яко тии насытятся (если окольные пути не вымотают).

Иеромонах Роман
16 марта 2004
Скит Ветрово

Иеромонах Роман. Кому доверить душу. Письмо первое

Заметки на полях

  • Как же хорошо на вопросы ответил батюшка! Доходчиво. Храни его Господь!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.