col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово. Ноябрь

Иеромонах Роман. Кому доверить душу

Письмо первое

Мир Вам!

Благодарю за искренние, теплые письма. Тронула Ваша забота о подруге. Очень Вас понимаю: находясь на Корабле, трудно глядеть на тех, кто за бортом, но в случае с Л., надеюсь, не так все плохо. Обе вы — матери, несущие ответственность за себя и своих деток, поэтому понятны переживания и волнения: душа ведь у каждого одна, а Вечность не знает предела. И, конечно, возникает вопрос — кому доверить свою душу?

Не собираясь доказывать, убеждать, спорить — напишу, что делал бы я, если бы искал Истину в той или иной конфессии. Взял бы для этого схематическую историю христианства (она сейчас предо мной) и стал думать — кому бы доверить свою ищущую душу. Конечно, хотелось бы быть с Господом Иисусом Христом, среди Его Апостолов (уж точно бы не ошибся!), но я опоздал почти на две тысячи лет. Господь Вознесся, а Апостолы разошлись проповедовать по вселенной, поставляя всюду епископов, обращая язычников ко Христу. Можно ли верить Апостолам? Еще бы! С Самим Господом ходили! Можно ли верить епископам? Еще бы! Их поставляли ученики Спасителя! Так и начало расти Древо христианства. Из года в год, из века в век. Не всё было гладко — были и еретики (уже в первые века — николаиты, савеллиане, новатиане, пелагиане — им же несть числа), но епископы — ученики Апостолов — отвергли их лжеучения. (Скажете, разные были епископы. Конечно, ибо все мы люди. Одни указывали, куда идти, и сами шли, а другие, ныряя во власть и роскошь, превращались в дорожные знаки — указывать указывали, а сами не шли. Не будем их судить и им завидовать: невелика честь и радость быть дорожным столбом. Это я пишу к тому, чтобы немощи раба (епископа, священника) не закрывали Лик Господа.) В шестом веке вижу стоящую особняком, отпавшую от основного Древа Ориентальную семью Древнеправославных Церквей (армяне, копты, сирийцы, но, так как сейчас они нас не интересуют — пусть себе стоят на отшибе). Подымаемся повыше — 1054 год — разделение Церквей. Лично я не понимаю, как может разделиться Истина — Христос, поэтому точнее термин — отпадение. Отпадение латинян от Вселенского Православия. Почему не Православия от Истины? Потому что следствие отпадения — дробление. Видели, во что превращается зеркало, когда упадет? В сотни осколков. Нет нужды перебирать каждый — нас интересует самый большой: протестантизм. Он рассыпался на такое множество организаций — не перечислить.

Помню, лет десять назад беседовал с молодым энергичным парнем. Никогда бы не стал его вразумлять, но он был так наивен в своей восторженности, что заскочил просветить местного священника. Он-то уже спасенный, решил позаботиться и о нас. Говорю ему:

— Откуда вы взялись?

— Мы всегда были.

— Обожди, дорогой, есть история Церкви. Давай заглянем в нее. Мы знаем, что сначала с Господом ходили двенадцать Апостолов, знаем, какой из них и где основал Церковь. Ни рядом с ними, ни рядом с их учениками вас не видно. Может, поискать среди еретиков?

— Не нужно.

— Хорошо, не будем. Идем дальше. До 1054 года Запад и Восток шли вместе, а потом разошлись. Так как Вы явно не католик, остановимся на том, кто увел из католицизма. Мартин Лютер. Не могу понять — как за ним могли пойти? Понимаю, что очень допекли католики со своими индульгенциями, двойной моралью. Ладно, приколотил к костелу свои тезисы, но как можно было так поступать? Будучи католическим священником, женился на католической монахине (и сам пал, и ее ввел в смертный грех!). И ведь никто из следующих за ним не подумал, что идут они за блудником, даже за прелюбодеем, так как душа монахини принадлежала Христу. Вдумайтесь: основоположник протестантизма — прелюбодей! Нет уж, за ним я не пошел бы, блуда хватает и без него.

— Мы тоже не с ним.

— Уже полегче, идем дальше. В семнадцатом веке от протестантов отходит Джон и увлекает за собой часть протестантов. Начало баптизма. Так?

— Так.

— И снова непонятно — почему ему поверили? Он что, постился, как древние монахи? Воскрешал из мертвых? Творил чудеса? Ходил по водам? Жил в великой чистоте и святости? Желающих вести за собой всегда хватало, но почему я ему должен верить?

— Мы не баптисты, мы пятидесятники.

— Так вы вообще появились с начала двадцатого века. И что, двадцать веков люди без вас парадным шагом топали в преисподнюю (в том числе и Апостолы, и епископы первых веков)? Что, спасение началось с двадцатого века?

— Нет, мы считаем, что вы тоже спасаетесь.

— Так если спасаемся мы — зачем нужны вы? Если мы без вас спасались — зачем уводите от нас? Откуда вы взялись?

— Мы всегда были.

— Так если были всегда — почему только недавно объявились? В каких углах прятались и чего боялись? Если знали Истину — откуда такой страх на целых двадцать веков?

В общем, поговорили. Но я снова возвращаюсь к схеме (душа все-таки одна), вижу, выбор невелик. Или католичество, или Православие. Но католики (не буду вдаваться в их догматические отступления) настолько обмiрщились, настолько захотели идти в ногу с мiром (куда спешим — мiр-то погибает!), что превратили иконы в карикатуры, а костелы в крематории. Да-да, насмотрелся в Польше на католическую архитектуру. Гордыня и мертвечина. Но от крематория даже и мертвые, если б могли, уклонились. И что же остается душе моей? А остается душе моей Святое Православие — Верная Невеста Христова, Возлюбленная Господом, Зовущая на Брак в Его Чертоги.

…Вас тоже позвали, и позвали скорбями, потому что нет ничего слышнее голоса скорби. Знаю, что первое посещение Храма — оттолкнуло и пением, и отношением. Вспомните вышеописанные дорожные знаки (сам я тоже не ахти какой указатель): не ставьте человеческие немощи выше Лика Христова. Сами же знаете — жаждущие Правды насытятся Ею — сие да будет с Вами!

Простите за многословие, очень не люблю писать, редко кому отвечаю, но после Ваших слов — Господь Сам укажет, отвечать ли на это письмо, и что отвечать —почувствовал: речь идет о спасении или гибели души. Как мог — написал. Выбор за Вами. Не противоречьте же себе, не зачеркните своих же слов. Помоги, Господи, обрести Благодать Духа Святаго, Которую мое сердце познало в Святой Православной Церкви. Если бы не Она — не было бы и многословного иеромонаха. Если бы знали, как я жаждал Правды! Будучи студентом, зашел в собор, поглядел на батюшек и вышел почти без веры. Думаю, как в этих людях может быть Благодать? Быть такого не может! Поищу-ка я Истину в другом месте. И так наискался, что, кроме смерти, уже ни о чем не мог и думать. Какие песни тогда писал — Ах, ну чьи ж это кони понеслись к обрыву, уж не я ли сам уцепился в гриву… Вот до чего доискался. Не буду описывать всего пути, но по Милости Божией понял, что и ржавая проволока проводит ток. Теперь меня не смущает никто и ничто, сижу в своем болоте, отчищаю свою ржавчину. Дорожу своей принадлежностью Православной Церкви, Спасшей меня в то тяжелое время, Спасающей и ныне, и, несмотря на болезни или скорби, не знаю человека счастливее меня. Есть Смысл, есть Свет. И есть Надежда, что дела мои не зачеркнут Милосердие Божие.

Призываю на Вас и иже с Вами — Божие благословение. По-человечески благодарен, что не оставили Л. в трудный час, поддерживайте её и далее, но не тащите в Храм: придет сама, если не заменит Правду Божию человеческой.

Иеромонах Роман
21 сентября 2003
Скит Ветрово

Иеромонах Роман. Кому доверить душу. Письмо второе

Заметки на полях

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.