col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. Проповедь иеромонаха Романа

Вступительная статья к сборнику стихотворений иеромонаха Романа «О слово!» (СПб.: Сайт «Ветрово», 2020)

Дорогие читатели, перед вами первый выпуск литературного сборника «Ветрово» — приложения к одноименному сайту, посвящённому творчеству иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина). В этот выпуск мы включили стихотворения отца Романа 2017-2020 годов, прежде публиковавшиеся только на сайте «Ветрово» и отчасти (небольшими подборками и отдельными текстами) в других изданиях: в журналах «Православный летописец Санкт-Петербурга», «Русский дом», в альманахе «Линтула», газете «Вера», на сайтах «Православие.ru», «Столетие», «Русская народная линия», некоторые прозвучали на «Православном радио Санкт-Петербурга».

Обычно издания, подобные задуманному нами, называют альманахами, но мы решили не использовать иностранное слово и заменили его русским — сборник. Это одно из литературных правил отца Романа: не использовать иностранное слово, если можно подобрать соответствие на родном языке. Слово «сборник» звучит, как отголосок древнерусского «изборник» — так называли рукописные книги, составленные из отрывков других книг, по большей части духовных: житий и творений святых отцов. Казалось бы, такие изборники вряд ли можно считать плодом настоящего литературного творчества: их авторы, «списатели», не сочиняли ничего нового, а только повторяли сказанное прежде. Но этот труд выражал честное, благоговейное отношение к слову и стремление автора сказать нечто по-настоящему душеполезное. И, хотя творчество иеромонаха Романа, конечно, нельзя сравнивать с трудом древних переписчиков — оно глубоко самобытно — всё же их объединяет общая цель: и он, по его собственным словам, старается говорить не своё, а Божье, стремится «написать то, что может коснуться сердца другого человека, чтобы человек по этим стихам, как по мостику, стал пробираться в сторону Храма». Порой Божье слово звучит в стихотворениях отца Романа прикровенно, порой явно: там немало прямых цитат из Священного Писания. Те, кто пришёл в Церковь благодаря ранним песнопениям иеромонаха Романа, порой откликались именно на звучащие в них слова Евангелия и Псалтыри, может быть, даже не осознавая этого. Эти слова, пропущенные сквозь сокрушенное, смиряющееся сердце поэта, рождали в душе слушателей покаянное чувство, которое уже ничем нельзя было заглушить, как нельзя заглушить Божий глас.

Шли годы, отец Роман совершал таинственный, сокрытый от чужих глаз монашеский путь, о котором мы можем только догадываться или косвенно узнавать из духовной литературы и его собственных стихотворений. Он стал другим: человек, пришедший в Церковь, не может не изменяться, освобождаясь от всего нечистого, что не может войти в Царство Небесное, и обретая черты образа Божия. Исповедь человека, «кровавящего скользкую дорогу» на пути к Богу, со временем стала проповедью умудрённого опытом монаха и священника. Ему есть, чем поделиться, он знает, как отрезвить и утешить, он может протянуть руку помощи, потому что уже прошёл большую часть того пути, на котором мы только пытаемся утвердиться. И этот опыт он умеет мастерски выразить в поэтическом слове, потому что все эти годы возрастал не только как православный христианин, но и как поэт.

Раннее творчество иеромонаха Романа перекликается с народными духовными песнопениями (ему часто приписывают одно из них, «Ты не пой, соловей») — правда, его песни, будучи авторскими, отличаются более внимательной работой со словом, более трепетным отношением к священным текстам. По словам отца Романа, сначала он даже не подписывал свои произведения и стал делать это только тогда, когда увидел, что его строчки искажают или добавляют к ним что-то от себя. Авторы статей о более позднем творчестве иеромонаха Романа иногда пытаются поставить его в один ряд с русскими поэтами-классиками: Пушкиным, Есениным, Рубцовым. И сами же порой признают тщетность или, по крайней мере, условность этих попыток: как говорится в одной из таких статей, отец Роман «составляет абсолютное исключение в русской поэзии, в истории литературы у него нет „братии“»[1]. И всё же эти попытки вполне понятны: язык стихотворений иеромонаха Романа нельзя рассматривать в отрыве от традиций классической русской литературы, и эта связь делает его произведения доступными для малоцерковных и совсем нецерковных людей, у которых есть вкус к хорошей поэзии. Сам отец Роман к светской литературе относится по-монашески, а если говорить более честно, без оглядки на самого себя — по-христиански. Ему близки слова святителя Игнатия (Брянчанинова), написавшего, что даже книга Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями» (которую сегодня принято считать духовной) «издаёт из себя и свет и тьму». Отец Роман справедливо считает, что христианину незачем питаться смесью света и тьмы, если он знает Свет Истинный — Христа, Бога Слово. В произведениях «светских» писателей этот Свет вспыхивает лишь иногда, зато светит ясно и ровно в других книгах, которые для большинства из нас, к сожалению, до сих пор остаются заповедным краем.

Если мы вступим в этот заповедный край духовной, церковной литературы, то встретимся с дивными творениями гимнографов и проповедников. Их произведения — продолжение Евангельской проповеди, которая звучит и сегодня, чтобы приготовить путь Господу, прямыми сделать стези ему, в первую очередь в наших сердцах. Среди многих известных гимнографов (создателей молитвословий) — преподобный Роман Сладкопевец: святой, в честь которого отец Роман получил имя в монашеском постриге. Среди образцов церковной проповеди — творения святителей первых веков, а также более близких нам по времени и языку русских святых: Тихона Задонского, Игнатия (Брянчанинова), Феофана Затворника. В поэзии иеромонаха Романа звучат и молитвенные, и проповеднические мотивы: порой его строки обращены только к Богу (стихотворение «Моленье»), порой являются беседой с собственной душой и «неведомым другом» — читателем («Неприкаянность»), а иногда в одном стихотворении соединяются молитва и разговор со слушателем («Всё Ты!», «Свиток»). Мы знаем, что молитва, хотя и является глубоко личным деланием, всё же может передаваться от учителя ученику: ученики эти — мы, и подобными «уроками» наполнены наши молитвословы. Что же касается проповеди, то она пишется и произносится именно для того, чтобы быть услышанной другим человеком, хотя и пред лицем Божиим. Таковы стихотворения иеромонаха Романа, и, надо думать, его место в литературе — скорее рядом с церковными писателями, среди которых были не только святые. Но и здесь ему принадлежит особое, инакое место: в отличие от церковных проповедей и молитвословий, слова отца Романа слышны далеко за пределами Храма, хотя произнесены и спеты, казалось бы, совсем негромким голосом.

Проповедь и должна быть услышана. Она не пишется в стол в надежде на то, что её оценят потомки: назначение проповеди — вопреки всему взывать к живущим ныне, чтобы пробудить хотя бы некоторых. Не только писать, но и издаваться отца Романа благословил старец Николай Гурьянов, и мы видим, что он по сей день исполняет это благословение, хотя, казалось бы, не прилагает к этому особых усилий. В России издано около тридцати стихотворных сборников иеромонаха Романа, его книги выходили на сербском и болгарском языках, существуют переводы на английский, белорусский, итальянский, польский и украинский. Песнопения отца Романа звучат в исполнении Максима Трошина, Жанны Бичевской, Олега Погудина, Евгении Смольяниновой, Ирины Скорик, Геннадия и Анастасии Заволокиных и многих других. В 2012 году о его творчестве был снят документальный фильм «Русь ещё жива», в 2016-м — создан сайт «Ветрово», названный по имени скита в Псковской области, где уже более четверти века живёт отец Роман. По просьбе отца Романа на сайте публикуются не только его собственные стихотворения и проза, но и произведения авторов-единомышленников.

Сборник, который вы сейчас держите в руках, тоже подготовлен для того, чтобы проповедь иеромонаха Романа была услышана кем-то ещё. В наше время повального прихода в Церковь, «моды» на Православие так сильно ощущается нехватка подлинного слова о Боге, выстраданного человеческим сердцем, почерпнутого из опыта, а не только из книг, сказанного не напоказ. А дальше… дело за нами — из Евангелия мы знаем, что Божье слово приносит плод только в добром, чистом и терпеливом сердце, и отец Роман не обольщается на этот счёт. Рассказывая в одном из стихотворений о труде сеятеля, много лет молящегося об урожае и всё равно видящего перед собой только терние и каменья, он завершает его призывом:

… Где ты, добрая земля,
Жаждущая семени?

Верим, что кто-нибудь отзовётся!

Ольга Надпорожская, редактор сайта «Ветрово» и стихотворных сборников иеромонаха Романа последних лет
Сайт «Ветрово»
22 апреля 2020

[1] Баранова-Гонченко Л. Языком полынным говорить // Совесть России. Иеромонах Роман (Матюшин). Сост. Л. Ильюнина. СПб., 2005. C. 182.

Заметки на полях

  • Неман, Калининградская область.

    Здравствуйте! Подскажите, как заказать новый сборник стихов Иеромонаха Романа! Христос Воскресе! Воистинну Воскресе! С праздником!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа