МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Впечатления от видео на сайте «Православие и мир»

«От­сте­но­гра­фи­ро­вал», как смог, часть ви­део с 1:00:57.

Прот. Уминс­кий: «Что ка­са­ет­ся Ва­ше­го во­про­са, Во­ло­дя, то лю­бая цер­ковь, в лю­бой стра­не, во всём ми­ре склон­на к кон­фор­миз­му, к уют­нос­ти и к хо­ро­шим от­но­ше­ни­ям с го­су­дарст­вом. По­э­то­му мы прос­то долж­ны это при­знать. Это не яв­ля­ет­ся про­бле­мой лишь Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, а это яв­ля­ет­ся ве­ли­чай­шей про­бле­мой ми­ро­во­го хрис­ти­анст­ва, вот, кон­фес­си­о­наль­но­го, да. Удобного, уютного, живущего в рамках государственных систем. Вот. И 2-я мировая война тому замечательный пример. О том, о чём, сейчас сказал Андрей Борисович [Зубов]. Ни одна великая церковь, ни католическая, ни православная, ни лютеранская не смогли свидетельствовать о правде и вере во времена ни сталинизма, ни фашизма. Вот и всё. Поэтому этот вопрос снимается». (Улыбка.)

Признаюсь, вопрос ведущего Владимира к о. Уминскому я толком не понял. По-моему, он хотел спросить, как относиться к тому, что Церковь ищет, если не слития, то удобного сосуществования с государством и с преференциями от него? Так вот, вопрос этот отцом Алексием снимается. Такого вопроса для него не существует. Тогда, спрашивается, о чём говорят эти люди? Если Церковь не свидетельствует о правде и вере, то зачем она нужна? Зачем нужны христиане, которые не свидетельствуют об Истине? И христиане ли они?

Поговорить об этом в 1-ой части статьи нам не удалось. Отцу Алексию хочется потроллить на «Правмире», ну а нам хочется серьёзности. А теперь оказывается, что не то чтобы серьёзно, но даже несерьёзно и вообще никак на эту тему нам с ним поговорить не удастся. Нет этой темы для о. Алексия. По его мнению, то, что Православная Церковь склонна к конформизму и к уютным, хорошим отношениям с государством, это факт, с которым ничего нельзя поделать. Так ведёт себя, говорит священник, не только православие, но всё мировое христианство, и католики, и лютеране. Не будем выделяться. Этого не изменишь. Давайте лучше поговорим о патриотизме Христа…

Хорошо, давайте поговорим, только не с вами, обуморенными лаодикийскими христианами[1], а с людьми убеждёнными, пусть даже еретиками, но с теми, кто готов свидетельствовать о своей «истине», т.е. неправоте даже до смерти, смерти же духовной, т.е. до анафемы. Я имею в виду Льва Николаевича Толстого.

В 1-ой части статьи говорилось, что сочинения Льва Толстого — это кладезь премудрости для прот. Уминского. Простите, что я вторично привожу слова из этого отравленного колодца. Они, надо признать, хорошо сказаны.

Лев Толстой: «Мне несколько раз уже приходилось писать о патриотизме, о полной несовместимости его с учением не только Христа, в его идеальном смысле, но и с самыми низшими требованиями нравственности христианского общества, и всякий раз на мои доводы мне отвечали или молчанием, или высокомерным указанием на то, что высказываемые мною мысли суть утопические выражения мистицизма, анархизма и космополитизма. Часто мысли мои повторялись в сжатой форме, и вместо возражений против них прибавлялось только то, что это не что иное, как космополитизм, как будто это слово “космополитизм” бесповоротно опровергало все мои доводы. <…>

Европейские народы, забыв Христа во имя своего патриотизма, всё больше и больше раздражали и научали патриотизму и войне эти мирные народы и теперь раздразнили их так, что, действительно, если только Япония и Китай так же вполне забудут учение Будды и Конфуция, как мы забыли учение Христа, то скоро выучатся искусству убивать людей (этому скоро научаются, как и показала Япония) и, будучи бесстрашны, ловки, сильны и многочисленны, неизбежно очень скоро сделают из стран Европы, если только Европа не сумеет противопоставить чего-нибудь более сильного, чем оружие и выдумки Эдиссона, то, что страны Европы делают из Африки.

На вопрос одного царька: сколько и как прибавить войска, чтобы победить один южный не покорявшийся ему народец, — Конфуций отвечал: “Уничтожь всё твоё войско, употреби то, что ты тратишь теперь на войско, на просвещение своего народа и на улучшение земледелия, и южный народец прогонит своего царька и без войны покорится твоей власти”. Так учил Конфуций, которого нам советуют бояться. Мы же, забыв учение Христа, отрекшись от него, хотим покорить народы силою и этим только приготовляем себе новых и более сильных врагов, чем наши соседи» («Патриотизм или Мир?», 5 января 1896 г.).

Прав или не прав Лев Николаевич? Что выберем: Патриотизм или Мир? Не то и не другое, но – Христианство! Настоящее христианство, а не номинальное. Было бы оно таковым, а не лаодикийским, как тогда, при Николае Александровиче, так и сейчас, при Владимире Владимировиче – не было бы войны.

Значит, был бы мир? Нет, была бы война, но не с людьми, поскольку наша христианская брань не к крови и плоти, но к началом и ко властем и к мiродержителем тьмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф. 6:12). Вот они – подлинные враги рода человеческого. А те, на кого нам как на врагов указывают политики, врагами не являются, они такие же люди, как мы.

Чтобы не было войны внешней, с людьми, надо воевать внутренне, со своими страстями и с бесами. Нужен подвиг христианской жизни. А где он, подвиг? Где христианская жизнь? Их нет. Поэтому Господь попускает быть войне внешней, с «врагами», с такими же христианами. За что попускает? За грех отступления от Христа тех, кто назвались христианами, приняли таинство Крещения, освятились Богом для новой, духовной жизни, но при этом растрачивают дар Святого Духа во грехах и суете житейской.

Для чего Господь попускает войну? Для гордости за победу? Для горечи от поражения? Для осознания и исправления греха!

Мы уже обсуждали эти вопросы. Здесь, по-хорошему, автору этой статьи надо бы поставить точку, и пойти исправлять своё лаодикийство на угодную Христу Богу жизнь и на соответствующее Его имени своё собственное номинальное христианство. Но война-то уже идёт. И как быть? Не воевать? Не защищать родину?

Надо Родину защищать! Только зачем здесь восклицательный знак? Родину как ареал своего обитания отстаивают и четвероногие. Начнём её защищать здесь и сейчас с того, что укажем на причину внешних войн. Мы в принципе на неё уже указали – отсутствие христианства, но попробуем указать её ещё точнее. Попробуем точечный, так сказать, анализ провести.

Переставая быть христианином, христианин становится кем? Про худший случай говорить не буду, а в лучшем случае, изгоняя Христа из своей жизни, христианин становится – «евреем». Почему это слово я беру в кавычки? Потому что написанное без кавычек оно говорит о некой национальности. Однако еврейской национальности нет. Что же есть? В ссылках к статье В.М. Острецова «За спиной КПСС стояло мировое масонство» мною пояснялось, что же есть. Приведу эти пояснения не в ссылках, но в составе основного текста.

Не устану с горечью и слезами при всяком удобном и неудобном случае повторять: давно уже нет евреев на белом свете. Ибо если бы они были, был бы порядок на земле. Во всяком случае, так называемые гей-парады разбегались бы под градом камней, потому что Бог заповедал евреям: Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них (Лев. 20:13). Камни летели бы в ЛГБТ, если бы жили на свете евреи.

Кто такой еврей? Это человек, выполняющий заповеди Моисея во всей полноте и во всех частностях, как они изложены в книгах Второзаконие, Числа, Левит и т.д. Но давным-давно нет никого, кто бы выполнял закон Моисея, не то чтобы в частностях, но и в главных его предписаниях. Каких? Нельзя тебе есть в жилищах твоих десятины хлеба твоего, и вина твоего, и елея твоего, и первенцев крупного скота твоего и мелкого скота твоего, и всех обетов твоих, которые ты обещал, и добровольных приношений твоих, и возношения рук твоих; но ешь сие пред Господом, Богом твоим, на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, — ты и сын твой, и дочь твоя, и раб твой, и раба твоя, и левит, [и пришелец], который в жилищах твоих, и веселись пред Господом, Богом твоим, о всем, что делалось руками твоими (Втор. 12:17, 18).

Место, которое избрал Господь еврею для принесения жертв – Иерусалимский храм. После разрушения храма Ветхий завет перешёл в Новый, как ученик переходит в следующий класс. Тогда-то евреев и не стало. Вернее сказать, они стали христианами, как, например, Нафана́ил, о котором Господь сказал: се, воистинну израильтянин, в немже льсти несть (Ин. 1:47).

Читаем Златоуста: «Что у них нет ни опресноков, ни пасхи (многие, как слышу я, говорят и то, что пасха (христианская) должна быть с опресноками), – что у них нет опресноков, выслушай об этом слова законодателя (Моисея): не возможеши жрети пасхи ни в едином от градов твоих, яже Господь Бог твой даст тебе: но токмо на месте, еже изберет Господь Бог твой, призывати имя Его ту (Втор. 16: 5, 6), разумея здесь Иерусалим. Видишь, как Бог, привязав этот праздник к одному городу, впоследствии разрушил и самый город, чтобы и поневоле отклонить их от прежнего порядка жизни? Всякому известно, что Бог предвидел будущее. Для чего же Он собрал их туда со всей вселенной, если предвидел, что этот город погибнет? Не ясно ли, что Он хотел отменить и самый праздник?» (Святитель Иоанн Златоуст. Слово 3-е против иудеев)[2].

Златоуст: «Поэтому Стефан говорил к ним: вы присно Святому Духу противитеся (Деян. 7:15). Вы, говорит, о том только и старались, как бы сделать противное тому, что Бог заповедал. Так поступают они и теперь. Откуда это видно? Из самого закона, ибо в отношении к праздникам иудейским закон повелел наблюдать не только время, но и место (празднования). Так, заповедуя им и об этой пасхе, он говорит вот что: не возможеши жрети пасхи ни в едином от градов твоих, яже Господь Бог твой даст тебе (Втор. 16:5). Напротив, постановив совершать пасху в 14-й день первого месяца, закон также повелел праздновать её только в Иерусалиме. /…/ Но посмотрим, что из этих двух более необходимо – время или место: то есть, если когда нельзя наблюсти то и другое вместе, должно ли пренебречь местом и наблюсти время, или, пренебрегши временем, наблюсти место? Я хочу сказать вот что: Господь повелел совершать пасху в первый месяц, в Иерусалиме, т. е. в определенное время и в определенном месте. Теперь предложим, что совершают пасху двое: один пусть нарушает место, а соблюдает время; другой пусть наблюдает место, а нарушает время, притом, наблюдающий время, но нарушающий место, пусть совершает пасху в первый месяц и вне Иерусалима, где-нибудь вдали, а наблюдающий место, но преступающий время, совершает пасху в Иерусалиме, не в первый месяц, а во второй. Затем посмотрим, кто из двух этих достоин осуждения, и кто одобрения, преступивший ли время и совершившей пасху в определенном месте, или оставивший место и наблюдавший время? Если приступивший время с тем, чтобы совершить пасху в городе, окажется достойным одобрения, а наблюдавший время, но пренебрегший местом – осуждения и обвинения, как нечестивец; то очевидно, что и иудеи поступают нечестиво, когда не совершают пасхи в своем месте, хотя бы и тысячу раз говорили о себе, что наблюдают время. Откуда же видно это? От самого Моисея. Когда (евреи) совершили пасху вне (Иерусалима), то пришли они к Моисею, говоря: мы нечисти есмы о души человечи: егда лишимся принести дар Господу во время свое посреде сынов Израилевых, и рече Моисей к ним: станите ту, и услышу, что повелит Господь о вас. И рече Господь к Моисею, глаголя: рцы сыном Израилевым, глаголя: человек иже аще будет нечист о души человечи, иже на пути далече, или в вас, в родех ваших, да сотворит пасху в месяц вторый (Числ. 9:7–11). Это значит: кто в первый месяц будет на пути, тот пусть не совершает (пасхи) вне города, но пусть совершит во второй месяц, когда придет в Иерусалим; пусть преступит время, только бы не быть вне города. Это показывает, что соблюдение места более необходимо, чем соблюдение времени. Что же могут сказать на это совершающие (пасху) вне Иерусалима? Ведь, когда они опускают более необходимое, их не может оправдать соблюдение менее необходимаго. Значит, они, хотя бы тысячу раз уверяли себя, что не нарушают времени, поступают крайне беззаконно. И это видно не только отсюда, но и из примера пророков. Известно, что пророки и не приносили жертв, и не воспевали песней, и не соблюдали ни одного такого поста на чужой земле: какое же эти (нынешние иудеи) могут иметь извинение? Те, хотя и ожидали возвращения прежняго устройства, однако оставались в повиновении закону, и исполняли предписания его, как закон того требовал; а эти, не имея никакой надежды на возвращение прежняго устройства (ибо каким местом из пророков могут доказать это?), не хотят успокоиться. Между тем, если бы они даже ожидали, что порядок тот возвратится, и в таком случае им следовало бы подражать святым тем, и не поститься и не делать что-либо другое, тому подобное. /…/ так и Бог отклонил (иудеев) от жертв, разрушив самый город и сделав его для всех недоступным. Если бы Он не это имел в виду, то для чего заключил все богослужение в одном месте, будучи вездесущим и все наполняя? Для чего же Он, соединив богослужение с жертвами, жертвы с местом, место с временем, время с одним городом, потом разрушил этот самый город? И вот что удивительно и странно: вся вселенная открыта иудеям, и нигде на ней не позволено приносить жертв; один Иерусалим недоступен, а в нем только и позволялось им приносить жертвы. Итак, не ясна ли и не очевидна ли, даже для самых несмысленных, причина разрушения Иерусалима? Если домостроитель, положив уже основание, выведши стены, устроив свод и прикрепив его к одному, положенному в средине камню, отнимет этот камень, то разрушит весь состав здания; так и Бог, сделав город как бы связию (иудейскаго) богослужения, и потом разрушив его, этим самым разрушил и все остальное здание того богослужения». (Святитель Иоанн Златоуст. Слово 4-е против иудеев).

Если евреев нет, кто же есть? Интернационал, или лица самых разных национальностей, включая негров и китайцев, объединённых Талмудом и разными странными ритуалами типа капарот. И если эти лица считают и называют себя евреями, то по недомыслию, которое надо преодолевать, потому что оно есть ложь.

Как же их называть, если не евреями? Жидами? Да, так их и называли на Руси до 1917 года. Так их называет церковнославянское Евангелие, русская классическая литература. Это было бы хорошо и правильно так называть «евреев», однако вряд ли снова получится: не только потому, что слово «жид» имеется лишь в русском и родственных ему языках, а в большинстве языков мира такого понятия нет, но более всего потому, что обидно быть жидом. Поэтому готов проявить толерантность. Предлагаю тех, кто хочет именоваться евреями, называть евреями в кавычках – «еврей».

Но вернёмся, к нашим овечкам, простите, пастырям.

Прот. Уминский: «Он [Христос] был приговорен к крестной смерти как раз патриотами, об этом отец Андрей [Кордочкин] пишет в своей книге, ссылаясь на Владимира Соловьева».

Христа приговорили к смерти «евреи». Хотите назвать их патриотами – назовите патриотами. Хотите либералами – назовите либералами. Консерваторами, демократами, коммунистами, фашистами, сионистами, националистами, интернационалистами, террористами… Кем угодно и чем угодно назовите, но Христа приговорили к смерти «евреи».

Прот. Уминский: «Бог не создавал мир, в котором мы живем. Все это результат грехопадения, и патриотизм такой же продукт грехопадения».

Ну и что? Долой патриотизм? Да, Бог не создавал греха, но Он промышляет об этом, низпадшем во грех мире. Бог воплотился в этом грешном мире, и если бы не было патриотизма, Он не стал бы человеком. Под патриотизмом в данном случае я разумею соблюдение евреями Священного Писания и Предания, о которых и сам о. Уминский говорит, что «Он [Христос] знал Священное Писание, традиции народа, Он жил в этой традиции». И если бы не было истинного, без кавычек Еврейского патриотизма и истинных Еврейских патриотов, не было бы Христа.

А как же граф Толстой пишет: «Мне несколько раз уже приходилось писать о патриотизме, о полной несовместимости его с учением не только Христа, в его идеальном смысле, но и с самыми низшими требованиями нравственности христианского общества»? Легко увидеть, где граф передёргивает, если понимать, что́ есть подлинный патриотизм и что́ есть патриотизм лживый, что́ есть истинное учение Христа и что́ есть извращённое учение Христа.

Лев Толстой: «Европейские народы, забыв Христа во имя своего патриотизма, всё больше и больше раздражали и научали патриотизму и войне эти мирные народы…»

В чём не прав Лев Николаевич, если сказал совершенную правду? В том не прав, что не хочет смотреть в корень, как это делает, например, В.М. Острецов: «Как только свет религии стал гаснуть, так из мрака религиозного неведения полезли всевозможные чудища и выступил на сцену суррогат религии в виде культуры и национализма. Даже басенники марксизма-ленинизма, то есть сам Маркс и сам Ленин вдруг обнаружили, что нация появляется только с рассветом буржуазных отношений. Показательно. Пока была в силе религия, пока была самобытная национальная жизнь, “нации” почему-то не было. Хотя именно в это время господства попов, церкви и князей и было создано все, чем жила и живет любая нация в мире. Что отличает ее от других народов и дает ей право гордиться собой. В это время действительно не было нации, а была народность. Народность без Церкви и стала называться нацией (выделено мной. – Г.С.). Видимо, именно это и имели ввиду творцы этого термина, которые ввели его в оборот в век просвещения самым широким образом. Появились интересы национальные, никак не связанные с интересами религиозными. Появилась светская культура, и слова “народ”, “простонародье” приобрели какой-то уничижительный смысл». (В.М. Острецов. «Масонство, культура и русская история.)

Чем, спрашивается, Лев Толстой, забывший своё христианство, не «еврей»? Самый настоящий «еврей». И Джон Леннон – «еврей». И всякий перестающий осознавать себя христианином и не живущий по-христиански христианин автоматически становится «евреем». Неужели священнику Божьему хотелось бы в компании таких «евреев» оказаться?

Что скажу в завершение статьи? Как старающийся подражать настоящему еврею и израильтянину, не имевшему льсти апостолу Нафанаилу, хочу по-братски посоветовать отцу Алексию почаще открывать труды святых отцов и их слова, а не песни Джона Леннона своей пастве пересказывать.

Святитель Григорий Богослов: «Бог явился человекам через рождение. Он – Бог, как Сущий и Присносущный от Присносущного, превысший вины и слова (потому что нет слова, которое было бы выше Слова); и Он является ради нас, родившись впоследствии, чтобы Тот, Кто даровал бытие, Даровал и благобытие, лучше же сказать, чтобы мы, ниспадшие из благобытия через грех, снова возвращены были в него через воплощение. А от явления наименование Богоявления, и от рождения – Рождества. Таково наше торжество, это празднуем ныне – пришествие Бога к людям, чтобы нам переселиться или (точнее сказать) возвратиться к Богу, да, отложив ветхого человека, облечемся в нового (Еф. 4:22-23), и как умерли в Адаме, так будем жить во Христе (1 Кор. 15:22), со Христом рождаемые, распинаемые, погребаемые и совосстающие. (Слово 38-е на Богоявление или на Рождество Спасителя.)

Иерей Георгий Селин
27 января 2019
Отдание праздника Богоявления

[1] И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия: знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся (Откр. 3:14-19).

[2] Кстати, не по этой ли причине, что место принесения жертв (словесных или вещественных) для Бога важнее времени их принесения, в выходных данных о книге принято прежде указывать место её издания, а после места – год?

Заметки на полях

  • Алла, Минск, , 29.01.2019 в 20:38

    Благословите, отец Георгий! Должна признаться, что некоторые Ваши прежние материалы и комментарии вызывали у меня недопонимание, но эта статья произвела очень сильное впечатление, особенно Ваши собственные рассуждения и конечно же Слово Святителя Григория Богослова в завершение статьи! Благодарю, что прояснили некоторые вопросы. Считаю Вас истинным и бесстрашным патриотом. Продолжайте Ваши труды на православном воспитательно- педагогическом поприще! Очень полезно!

  • Александр СПБ, , 29.01.2019 в 21:44

    О.Георгий,лично мне требуются пояснения.Имеет ли Патриотизм привязку к Родине? Согласно Вашей статье между Патриотизмом и Православием стоит знак равенства,зачем же вообще говорить о Патриотизме? Как я понимаю,Патриотизм и Православие уравнивает готовность пожертвовать жизнью.Только в случае Патриотизма за Родину,а в случае Православия за Христа.

  • Георгий Селин, иерей, , 29.01.2019 в 22:17

    Уважаемый Александр, ничего, что я по «еврейской» методике отвечаю вопросом на вопрос: С кого начинается Ваша Родина?

  • Георгий Селин, иерей, , 29.01.2019 в 22:21

    Спаси Вас Бог, Алла! Но бОльшую часть Ваших добрых слов я бы переадресовал редактору сайта. Её благодарю за бесстрашие и её детищу желаю долгой и плодотворной работы не по плинфоделанию для идеологических пирамид, но по освобождению русского народа от идеологического рабства.
    Читайте сайт ВетрОво, чтобы проветривались мозги!

  • Александр СПБ, , 29.01.2019 в 22:30

    С совокупности многих факторов.Сказать Русь Православная не могу,не видел,

  • Алла, Минск, , 29.01.2019 в 22:49

    Да, конечно!) Кашу в голове надо перемешивать!

  • Н.С. Михаил, , 30.01.2019 в 10:49

    Божией помощи Вам, отец Георгий, в делах благих!

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на