col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ксения Лисенкова. «Знакомство» с дедушкой

Памяти протоиерея Василия Смирнова (†1938), в день его рождения, 19 января
(1 февраля нового стиля)

С прапрадедушкой–священником я «познакомилась», наверное, лет в двадцать пять. С раннего возраста бабушка рассказывала мне о нём и о других наших предках, но я ничего толком не запоминала — голова была затуманена другим. Слава Богу, в какой-то момент я начала слушать рассказы бабушки с бóльшим вниманием, стала интересоваться родословной, путешествовать по Владимирской области — родине моих предков. До сих пор я чувствую себя неспособной сделать что-то достойное их памяти, но меня искренне вдохновили тогда дела моей бабушки и её сестры, многих немолодых уже людей, с которыми я познакомилась. Среди них был воссоздатель музея-усадьбы Бутурлиных-Зубовых в селе Крутец[1] Сергей Владимирович Шаханов. В этом селе, недалеко от усадьбы, находилась Церковь Успения Пресвятой Богородицы[2], в которой с 1899 по 1930 годы служил мой прапрадедушка протоиерей Василий Смирнов. Несколько лет назад Сергей Владимирович решил установить информационный стенд о батюшке Василии и искал помощников для подготовки макета. Я не могла не взяться, к тому же поняла, что это возможность для меня наконец «познакомиться» с дедушкой.

* * *

Иерей Василий Смирнов с матушкой Юлией приехали в село Крутец в 1899 году. Прихожане поставили им дом, где родилось у них восемь детей, двое из которых умерли во младенчестве. Семья жила скромно. Отец Василий, как и многие сельские священники, занимался крестьянским трудом. Его старшая дочь, Мария Васильевна (моя прабабушка) вспоминала: «У него была такая черта характера — всё делать очень тщательно, аккуратно, поэтому земля была хорошо вспахана, обработана, и урожаи были выше, чем у многих крестьян». Односельчане часто обращались к отцу Василию за советом. Он много знал, выписывал специальную литературу. Крестьяне так и говорили: «Наш батюшка — агроном».

* * *

Меня это тронуло: я тоже люблю заниматься цветами и огородом, но будучи неопытной, терплю в этом деле немало поражений. Теперь, сажая черенок, я думаю: «Батюшка-агроном, помоги!».

* * *

Отец Василий старался дать своим детям хорошее образование. Мария и Сергей уже с шестилетнего возраста могли читать псалмы за богослужением. В доме имелась хорошая библиотека, и по вечерам часто устраивались семейные чтения. Мария, Сергей и Александра учились в гимназии в Александрове. Мария брала уроки музыки и иностранных языков у известных в то время в Александрове педагогов и переводчиц. Она поступила в Литературный институт, но как дочь священника не смогла в нём учиться. Сын Сергей хорошо рисовал и поступил во ВХУТЕМАС, однако и ему по той же причине пришлось прекратить обучение.

Дом Смирновых всегда отличало неиссякаемое радушие. Часто гостили родственники. Приезжала мама отца Василия, принявшая к тому времени монашеский постриг. Добрые, дружеские отношения сложились у отца Василия с владельцем имения в Крутце — Павлом Васильевичем Зубовым.

Многочисленные домашние и хозяйственные заботы отца Василия никогда не мешали главному — церковному служению. Прихожане любили отца Василия за отзывчивость и доброе отношение. В любое время дня и ночи он спешил прийти к болящему или напутствовать умирающего, был милостив и всегда старался оправдать человека. Вот как вспоминала о служении батюшки его дочь Мария: «Служение моего отца было очень внушительно. Он каждое слово произносил чётко, и всё, что произносилось во время службы, было ясно слышно. И голос у него был приятный. И служба была красивая. Служил он просто, но каждое слово произносил прочувствованно. Я запомнила церковную службу именно благодаря такому его служению — если можно сказать, благоговейному. Он был очень красив: высокого роста, представительный. У него были русые волосы с локонами. И манеры его были приятные, неспешные».

Даже во время болезни отец Василий не позволял себе пропускать службы. Дочь Мария вспоминала: «Я помню случай, когда мой отец был очень сильно и серьёзно болен, и всё же из последних сил он совершил все службы, которые к тому же были трудными и продолжительными, так как это была Страстная седмица и Пасха. Мы, дети, эти службы всегда посещали, и я помню, с каким страхом я стояла каждую службу, боясь, что отец мой не выдержит и с ним что-нибудь случится. Но служба шла без сокращений, и, с помощью Божией, ему удавалось довести Богослужение до конца. В Великую Субботу, когда нужно обносить Плащаницу вокруг храма и священник несёт её на поднятых руках, двое мужчин поддерживали его руки, то есть сам он не в силах был нести. Но так же неспешно и торжественно прошёл отец мой вокруг храма, так же внятно произносил все возгласы, как совершал он службу всегда».

Однажды отец Василий был приглашен для сослужения в Успенский монастырь в Александрове, когда его посещал император Николай II. Вернувшись, он поделился своими впечатлениями с матушкой: «У Государя такие глаза, что, если бы мне сказали, что сейчас нужно умереть за него, я бы не задумался…».

После революции 1917 года семье отца Василия, как и всему православному народу, пришлось перенести много испытаний. Зимой 1926 года в поисках пристанища в Александровских краях оказался духовный писатель Сергей Александрович Нилус, не имеющий права проживать в шести главных городах Советского Союза. Не найдя себе здесь приюта, они с супругой вынуждены были уехать в Чернигов. Узнав об этом, отец Василий передал в письме С. А. Нилусу, что с радостью готов принять их в своем доме.

В конце апреля 1928 года Сергей Александрович с супругой приехали в Крутец. Как написала в своих воспоминаниях дочь отца Василия: «Отцу моему выпала честь приютить этого замечательного человека в последний год его жизни и проводить его в последний путь…». С. А. Нилус скончался 14 января 1929 года, в навечерие праздника преподобного Серафима Саровского, которого он очень почитал. Незадолго до кончины Сергей Александрович сказал отцу Василию: «Ах, батюшка, батюшка, жаль мне вас…».

Спустя два месяца семью Смирновых выселили из дома. Холодной весной ютились в сарае. К осени построили небольшой домик в саду, где прожили до 4 февраля 1930 года, когда отца Василия арестовали в первый раз, а матушку Юлию с детьми выселили, лишив всего имущества. В один день собрали обвинительный материал и по результатам внесудебного разбирательства постановили: Смирнова Василия Арсеньевича заключить в концлагерь сроком на три года.

По своему миролюбию отец Василий даже не мог подумать, что кто-то обвинит его, и так отзывался о жителях Крутца: «С односельчанами я живу очень хорошо, никто как будто на меня не сердится, и едва ли кто по злобе будет что-либо наговаривать на меня».

Юлию Алексеевну с четырьмя младшими детьми с риском для себя приютила добрая женщина из соседней деревни. Спустя некоторое время они перебралась к сестре, а позже им предоставил часть своего дома священник Алексий Успенский, который вскоре тоже был арестован, выслан и, как говорили, погиб на этапе.

Заключение отец Василий отбывал в селе Бакарица Архангельской области и в городах Сыктывкаре и Котласе. После освобождения приехал в Москву в семью старшей дочери, которая не сразу узнала его — так он изменился.

* * *

Старшие братья моей бабушки (она родилась в 1936 году) рассказывали ей, что отец Василий привёз тогда внукам кедровые орешки — небывалое лакомство в то голодное время. Ребёнком она мечтала, что и к ней обязательно приедет дедушка и подарит кедровые орешки.

* * *

На вопрос, чем он собирается заниматься, отец Василий ответил: «Вероятно, тем же, чем занимался». Вернувшись в Крутец, он узнал, что церковь занята обновленцами. Его направили в другой храм, который вскоре закрыли. В ожидании назначения, чтобы материально поддержать семью, отец Василий устроился работать в лесничество и занимался тем, что окапывал ёлочки. Внезапно он заболел: стали непроизвольно закрываться глаза. В 1935 году его направили служить в Церковь Живоначальной Троицы села Марьинского Ивановской области. Когда отец Василий приехал в Марьинское и стал служить, болезнь отступила.

В ночь с 23 на 24 декабря 1937 года отец Василий был арестован во второй раз. Судебное разбирательство шло по хорошо отработанной в те времена схеме: ему было предъявлено обвинение в проведении агитации среди колхозников и создании контрреволюционной группы церковников. Виновным себя отец Василий не признавал и показания свидетелей называл ложными.

Юлия Алексеевна в день ареста отправилась в тюрьму, чтобы передать ему самое необходимое, но передачу не приняли, сказав, что такого заключенного у них нет. Она поехала в Москву, много раз ходила на Лубянку, выстаивала долгие очереди, надеясь что-то узнать о судьбе мужа. Наконец ей ответили: «Осужден на двадцать пять лет без права переписки». Только недавно стало известно, что означала эта формулировка.

8 января 1938 года протоиерей Василий Смирнов был расстрелян в тюрьме города Иваново.

* * *

В 1989 году отец Василий был реабилитирован по 1930 году и по 1937 году репрессий. На запрос сына Алексея о месте захоронения точного ответа не дали, но сообщили, что в Иваново тогда было два места: одно — на кладбище в Балино, другое — на старообрядческом кладбище. На кладбище в Балино места захоронения как такового нет, но стоит стела со звездой в память жертв политических репрессий. В 2000 году при входе на кладбище построен красивый белый Храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла. На старообрядческом кладбище (сейчас это территория Успенского мужского монастыря) в память всех похороненных там установлен поклонный крест, где теплится неугасимая лампада.

Я познакомилась с историей дедушки благодаря воспоминаниям его детей и большой работе, проделанной моими родственниками. Портрет отца Василия — молодого диакона с матушкой Юлией — теперь стоит в моей комнате, и я могу самостоятельно рассказать о нём. Протоиерей Василий Смирнов не прославлен Церковью в чине новомучеников, мы молимся о его упокоении, но тем не менее и сами обращаемся к нему за помощью, с надеждой, что Господь принял его и он стал нашим заступником. Думаю, самое главное, что я обретаю, снова и снова соприкасаясь с историей батюшки, — чувство дополнительной ответственности за себя. Представить, что пережили отец Василий и его семья, другие люди, жившие в то время, нам — современным людям — невозможно. Но с Божией помощью, памятуя о жизни батюшки, шаги свои я делаю чуть увереннее.

Написано на основе доклада Ульяны Львовны Адамии, внучки священника Василия Смирнова.

Ксения Лисенкова
Сайт «Ветрово»
1 февраля 2022

[1] Александровский район Владимирской области.

[2] Храм Успения Пресвятой Богородицы в с. Крутец был освящён в 1676 году, рядом находился Успенский мужской монастырь, основанный при Иване Грозном. Монастырь и его защитники погибли во времена польско-литовской интервенции в начале XVII века. Храм был окончательно разрушен в середине ХХ в. (по другим данным, в 1970-х гг.). На его месте в 2007–2010 гг. сооружена новая деревянная Церковь Успения Пресвятой Богородицы.

Заметки на полях

  • Уважаемые читатели, в этой статье Ксения Лисенкова знакомит нас со своим прапрадедушкой, а я хочу кратко познакомить вас с самой Ксений. Летом прошлом года она написала мне письмо и предложила помощь: «Я ищу возможности приносить пользу благому делу». Благодаря Ксении в конце прошлого года в зале Храма св. мученицы Татианы при МГУ смог состояться вечер «Поэзия иеромонаха Романа», мы начали распространять новые книги отца Романа в Москве. Как видите, Ксения хорошо владеет словом, а главное – это верующий и очень отзывчивый человек. Радостно, что статью о её «дедушке» мы публикуем не только в день его рождения, но в преддверии Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской и дня памяти святой блаженной Ксении Петербургской, которые в этом году совпадают.

  • МО

    Красивый дедушка.

  • г. Тула

    Из письма супруги С.А.Нилуса Елены Александровны — Е.Н.Яблонской от 14 мая 1928 г.: «Пишу тебе уже из нового нашего местопребывания. Из Чернигова нас попросили удалиться, к счастью, с возможностью выбрать самим — куда, за исключением Украины. Мы воспользовались давнишним предложением одного заочного московского друга поселиться у его зятя, священника, в трёх с половиной часах от Москвы и в трёх верстах от гор[ода] Александрова, Влад[имирской] губ. в селе Крутец. Это историческая Александрова Слобода, куда удалялся Иоанн Грозный. Здесь люди очень хорошие, местность восхитительная, пригорки, поля, луга. Церковь рядом, священник правильный. Московский доброжелатели взяли на себя всё о нашем попечении, и мы живём без всякого безпокойства за завтрашний день. Но всё же, по многим причинам нам тяжело было покидать Чернигов, где так хорошо нам жилось…» (Е.Ю.Концевич. Сергей Александрович Нилус. Краткое жизнеописание // С.А.Нилус. Полное собрание сочинений в шести томах. Т. 6. — М.: Изд. «Общество святителя Василия Великого», 2005 г. С. 234).

  • как похожи судьбы тех священников. У нас тоже так же священника арестовали 28 ноября, а 7 декабря расстреляли. Так же точно по два раза арестовывали, семью выселили, приютили другие люди, а о судьбе его узнала уже только дочь, матушка не дожила, ответа им нигде не давали. Как будто и о его судьбе написали, о. Алексий Тимофеев. И места захоронения нет. Эх.

  • Москва

    Низкий поклон за добрые слова!

    Людмиле (г. Тула): Благодарю Вас за приведённое письмо Елены Александровны! До 6-го тома собрания сочинений С.А. Нилуса я пока не добралась, раньше не видела этого отрывка, сохраню себе. Елена Александровна на девятый день после смерти Сергея Александровича уехала из Крутца в Чернигов. Но позже снова встретилась с нашей семьёй: когда она состарилась, её пригласил к себе зять о. Василия – Лев Александрович Орлов (через него передал тогда приглашение Сергею Александровичу о. Василий). По службе Льва Александровича семья находились тогда в деревне Городок Спировского района Калининской области (ныне Тверской). Е.А. помогала старшей дочери отца Василия, Марии (моей прабабушке) с детьми. Принимала из рук повитухи новорождённую мою бабушку Анастасию. Двое девочек – Анастасия и Евфросиния, судя по всему, переняли у Е.А. грассирование (именно они учились в то время говорить). В нашей семье сохранились две акварели Елены Александровны: на одной изображена Церковь Успения Пресвятой Богородицы села Крутец, на другой — дом, где появилась на свет моя бабушка.

    Ольге: Спасибо, что поделились. Таких историй очень и очень много. И, наверное, каждая семья так или иначе соприкасалась с войной, об этом тоже нужно стараться иметь представление. Для нас, потомков своя история особенна, и это делает поиск необходимым, интересным, осмысленным. Я думаю, что такой вклад делает нас причастными истории тех времён.

  • Благодарная память людям неустрашимой воли, выживавшим в неволе! И благодарственная память рядовому священству, принявшим на себя всю тяжесть безвременья и лихолетья в безбожные времена, в которые попирались благочестие, справедливость и законность.

  • И такое бывает. А теперь люди спасаются трудом, болезнями и покаянием. … И важный совет. «Ты делай дела Божьи, а Бог управит твои». Эти строки утешили и обнадёжили меня. Взмолился: «Господи, дай мне силы и возможности творить дела Твои! А ты, Господи, будь отцом и воспитателем детей и внуков моих».

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок