col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. Проповедь игумена с театральным прошлым

Прочитала статью игумена Луки (Степанова) «Православие и театр: вместе или врозь?» — точнее, не статью, а скорее расшифровку беседы в рамках проекта «Говорим». Из вступления к тексту узнала о том, что отец Лука — выпускник и преподаватель ГИТИСа. К сожалению, не нашла сведений о том, какие именно занятия он ведёт в театральном институте: в «Википедии» сказано только, что до принятия монашества он преподавал актёрское мастерство и сценическую речь. Конечно, представить себе игумена, преподающего актёрское мастерство, на сегодняшний день всё-таки невозможно. Думаю, отец Лука читает в ГИТИСе какой-то теоретический предмет или, например, ведёт семинар. Где-то в древнем патерике есть рассказ о том, как старец ходил в публичный дом и выводил оттуда заблудших девушек. Наверное, примерно такие же плоды могла бы принести преподавательская деятельность игумена в театральном вузе: после занятий с ним кто-то из студентов забирал бы оттуда документы. Однако отец Лука строит свою проповедь иначе.

В самом начале выступления игумен Лука говорит об отношении к театру святителя Феофана Затворника. Перечислив критические доводы святителя, отец Лука пересказывает его слова и «в защиту» театра: «Он говорит, что правительство потому театры не закрывает, что не все люди верующие. И с тем, чтобы не увлеклись чем-то худшим, пускай хотя бы будут театры. Вообще, искусство призвано воспитывать чувства. Хорошая литература, классика воспитывают чувства».

Со святителем Феофаном спорить не стала бы, но давайте прочитаем письмо, в котором он говорит о том, для чего «правительством придуманы театры»: «Не умею объяснить, что у вас за позыв в театр. Толку в театре никакого нет. Вы это знаете. Зачем же хотеть ехать? А мысли приходят, пусть их! Гоните их и боритесь! Другим посылаются искушения посильнее, а вам легонькое, мысленное. Покажите верность Господу в этом малом. Лукавый чем-нибудь да хочет отрывать душу от Господа,— не прямым злом, так пустяками. Другие, как себе хотят. Всякий за себя даст ответ Богу. Театры правительством придуманы для тех, кои не ищут спасения, чтобы они не предались злейшему какому пороку; для ищущих спасения есть Церковь, где не представительно, а самым делом Господь, Ангелы и все святые общаются с нами! Деньги же, которые надо на театр истратить, не лучше ли отдать нуждающимся. Боюсь, как бы вы не поддались внушениям вражьим. Враг ловок. Сначала маленькую уступочку требует, потом поболее, там еще более, и так без конца. Чем дальше в лес, тем больше дров. Хоть бы батюшка отец Серафим погрозил вам! Кто же от молитвы оттягивает, а в театр влечет? Сами видите, кто это? Плакать о грехах и быть в театре, как это не вяжется? Плакать же надобно денно и ночно».

Как видите, святитель Феофан вовсе не оправдывал театр, а наоборот — называл его посещение пороком, предостерегал от этого. Театр для «других» — для тех, кто не ищет спасения, и они сами дадут ответ Богу за свою жизнь. Может быть, если в жизни человека нет Бога и Церкви, литература и искусство — это действительно лучшее из худшего, чем он может заполнить душу. Пусть не играет в компьютерные игры, не «сидит в телефоне», а смотрит фильмы Дзеффирелли, читает трагедии Шекспира — и то, и другое отец Лука считает высоким искусством. Но каким бы идеальным, каким возвышенным ни было конкретное произведение светского искусства, спасительным оно всё равно быть не может. Конечно, можно надеяться на то, что в конце концов «христианские мотивы» в произведениях Шекспира приведут читателя или зрителя к Богу. Но путь этот, как мне кажется, в лучшем случае окольный, а в худшем — и вовсе губительный. Есть множество людей, которые живут искусством, живут в искусстве, растворяются в нём, а к Богу так и не приходят.

Продолжая рассказ об отношении к искусству святителя Феофана Затворника, отец Лука говорит: «Огромная сила живописи, еще большая сила в музыке, наивысшая сила — в поэзии. Такую иерархию он сам (святитель Феофан. — О. Н.) предлагает. Из этого я сделал вывод, что самая могущественная сила, которую Феофан Затворник имеет в виду, — это опера. Потому что музыка вместе с поэзией — это самое сильное влияние. И фильм Франко Дзеффирелли «Травиата» — это максимальная гармония всех сил влияния на человеческую душу. Тогда, когда это имеет и музыкальное «оперение», когда это и драматическое искусство, и поэзия, — всё это способно замечательно деформировать душу в ту сторону, в которую задумывает художник».

Если бы это были слова не игумена, а какого-нибудь журналиста, его пришлось бы заподозрить в передёргивании. Говоря о силе музыки и поэзии, святитель скорее мог иметь в виду церковное пение или, например, народную песню. А вот отрывок из его письма о «музыкальных пьесах»: «Какую это музыку собираетесь слушать? Наши музыкальные пьесы большею частью дрянь: щекочут ухо, ничего не давая. Я не вяжу вас, но жаль, если поедете, потому что только рассеетесь и тосковать будете. Внешнюю музыку послушаете, внутренняя на время расстроится. Не любите мiра, ни яже в мiре. Можете ли вы там быть с Господом? Едва ли, ибо кое общение? Мiр искусств есть душевный и даже чувственный мiр, а не духовный. Трудно отказаться! — верю; но ведь с Господом пребывание есть самораспинание истинное, а не метафорическое. Когда-то оно совершится? О сем поревнуйте. Ибо тогда из сердца начнет бить источник утешений, которые погасят всякую жажду к утешениям иного рода».

«Максимальной гармонией всех сил влияния на человеческую душу» отец Лука называет «Травиату». Мне тоже нравились картины Дзеффирелли, но не могу не удивиться тому, что об этом фильме с таким восхищением говорит монах. «Травиата» — это гимн земной любви. Такой любви, которую люди превратили в бога, забыв о том, что всё наоборот: Бог это Любовь, а не любовь — бог. Православный игумен мог бы обратить внимание слушателей совсем на другое — на то, что образец жертвенной любви нужно искать не в «Травиате», а в Евангелии и в житиях святых. И что Евангельский отрывок о блуднице, омывшей слезами ноги Спасителя, и житие преподобной Марии Египетской — пример того, как можно сказать о покаянии, не живописуя грех. Конечно, неверующий человек ни Евангелия, ни житий читать не захочет, но ведь это и есть наша прямая обязанность — попытаться рассказать ему об этом, вложив в это душу. А не «деформировать» её ни себе, ни другим: наши души и без того деформированы и нуждаются как раз в обретении формы, а точнее — образа и подобия.

«Есть у Феофана Затворника очень простой пример, — говорит отец Лука. — Три картинки: нейтральная, отрицательная и положительная. Например, деревья, ручеек — это нейтральная картинка. Душа стремится созерцать что-то красивое, это в ней заложено от Бога как Источника красоты. Другая картинка описывает сельскую реальность, поздний вечер. Утомленная мама, с печки на нее подглядывает неспящий детка, а мама после всех трудов затеплила лампадку и в покаянии обращается к иконе Богородицы. Дитя смотрит на тайну материнской молитвы. И еще одна картина: учитель на фортепиано с ученицей играют в четыре руки. Мама внимательно слушает из другой комнаты, чтобы всё было благопристойно. А в это время учитель и девушка целуются. Мама оказывается на бобах — это дурная картинка. Это и искусством назвать нельзя».

У святителя Феофана пример с «тремя картинками» выглядит несколько иначе, но примем эту «классификацию» произведений искусства так, как подаёт её отец Лука. Сам он как театральный деятель в прошлом не сможет не согласиться с тем, что первая картинка (деревья, ручеёк) для драматургического произведения не подходит (если только на берег ручья не выйдет Офелия), вторая — подходит как эпизод, но не как сюжет (она скорее годится для живописи или поэзии), а вот третья — это то, что надо! В основе любой драматургии должен лежать конфликт, иначе рассказывать попросту не о чем. Надеюсь, мои слова не покажутся кощунственными, но конфликт есть и в Евангелии, да ещё какой — никакому «Гамлету» не сравниться. И в книге «Невидимая брань» он есть :  внутренний конфликт борющегося с помыслами человека. Тот же святитель Феофан Затворник говорит в одном из писем: «Когда огонь угрожает привязанному, то он так сильно рванется, что железную цепь перервет, а не то что нитку слабую. Так не за большим дело: надо зажечь беду вокруг… Вы спрашиваете, что значит: зажечь беду вокруг себя? Это глубокое чувство опасности своего положения и опасности крайней, от коей нет иного спасения, как в Господе Иисусе Христе. Сие чувство и будет гнать нас к Господу и заставит непрестанно вопиять: помоги, защити! Оно было у всех святых и никогда их не оставляло». Значит, внутренний конфликт — движущая сила и в духовной жизни, причём, по словам святителя Феофана, никогда не прекращающаяся: по-видимому, «развязка» наступает уже за гробом. И отец Лука в своей проповеди мог бы сказать нам о том, что содержание Евангелия и этих писем может сделать нас причастными подлинной, глубокой жизни, созидающей, не рутинной и не фарисейской, с которой не может сравниться никакой театр.

В своём выступлении отец Лука говорит, что, когда в старину Церковь запрещала театр, «речь не шла о высоком античном театре, имелись в виду комедианты и зрелища, как правило, связанные с простонародными и непристойными шутками, которые составляли непременную часть обычных рынков, базаров в праздничные дни… В комедии использовался мужской костюм для женщин. Тогда лосины не носили, а здесь была шикарная возможность под предлогом сюжета продемонстрировать все свои красоты, формы для еще большего успеха у аудитории. То, о чем говорили наши святые, все-таки касалось достаточно легкомысленного и внешне эффектного театра, целиком настроенного на оказание впечатлений, на низкие стороны человеческой души».

Но разве сейчас театральное искусство освободилось от непристойностей? Даже если мы возьмём спектакль, поставленный по русской классике, в традиционной сценографической трактовке — женщины в платьях в пол, мужчины в сюртуках — то что вы скажете о гриме? Дело не только в том, что человек разменивает в ролях свою личность на множество других (лицо на множество масок), но и в том, что грим на лице актёра, как и косметика на лице любой женщины, — это дыхание блуда. В театре им веет не только от женщин, но и от мужчин, и особенно глубоко вдыхают его те, кто ходит по сцене. В театре принято говорить, что партнёр и партнёрша в спектакле всегда немного влюблены друг в друга — и это так легко понять, если влюблены друг в друга их герои. «Низкие стороны человеческой души» могут включаться и у актёров, и у зрителей независимо от того, вульгарно или благородно выглядят герои на сцене, звучат в спектакле непристойные шутки или поэзия в переводе Пастернака. Это просто естественный результат игры страстей, которыми наполнены и античная драма, и Шекспир. Конечно, искусство только подбрасывает дровишки в огонь наших страстей, и если бы этих страстей у нас не было, дрова так и оставались бы прекрасными поленьями в холодной печи. Но тому, у кого нет страстей, театральное искусство не нужно — он просто не найдёт в себе ничего такого, что на это искусство откликнется.

«Что отец Артемий Владимирский, что отец Андрей Ткачев — это не только батюшки, но еще филологи, писатели, — говорит игумен Лука. — Не скажу, что артисты, это будет несколько дискредитационная формулировка. Но во всяком случае термин артистичность не запрещали даже для священника. С какой интонацией, по воспоминаниям о великих, говорил святитель Иннокентий: „Останься со Иисусом! Ах, расстанься с миром! Ах, останься!“ А Иоанн Златоуст как проповедовал! И его не заподозришь в лицедействе, но эта обогретость чувствами, эта способность передать другому свои чувства относится к области творческого окрыления».

Признаться, не поняла, какого святителя Иннокентия и каких великих имеет в виду отец Лука. Но из-за того, что перед этим был упомянут отец Артемий Владимиров, эти слова — «Останься со Иисусом! Ах, расстанься с миром! Ах, останься!» — представляются мне произнесёнными с его кокетливыми и действительно театральными интонациями. Думаю, кого-то такие призывы могут оттолкнуть и даже напугать. Что касается святителя Иоанна Златоуста, то причиной его последнего столкновения с властями стало то, что он «обогрел чувствами» императрицу, выступив против того, что имеет прямое отношение к искусству: народных гуляний возле Храма, сопровождаемых музыкой. «Снова Иродиада беснуется, снова смущается, снова пляшет, снова требует у Ирода беззаконного усечения главы Иоанна Крестителя….», — сказал в этот день в проповеди святитель Иоанн. А чтобы понять, что его проповеди были богодухновенными, а не просто относящимися «к области творческого окрыления», достаточно послушать Пасхальной ночью «Слово огласительное на Пасху».

«Константин Сергеевич Станиславский, христианин и в своем роде гений театра, в святоотеческом духе, на мой взгляд, обогатил его и породил вместе с Антоном Павловичем Чеховым, — говорит отец Лука. — Основная позиция Константина Станиславского была в том, что театр — это храм и нельзя плевать там же, где и молиться… Сомнений в его подлинной церковности нет. Как он проплакал весь спектакль по евангельской теме, когда был в Париже уже в советские годы. Это его собственные воспоминания по дневникам. Он постился уже при советском режиме. Тогда не было такого разнообразия постных блюд, и он питался в основном капустой. В своем дневнике он пишет, как некомфортно, должно быть, было его партнерам, что от него пахло капустой. Он переживал, не перебивает ли высокий дух искусства запахом капусты. По его словам, красота — это не то, что возбуждает страсти в зрителе. Его жизнь была в искусстве. Он пытался доказать, что жизнь человека должна быть посвящена возвышению духа и театр должен быть приспособлен к тому, чтобы послужить этим целям и для исполнителя, и для зрителя».

Театр — это храм, работа в театре — служение. Актёры старшего поколения именно так и считают. Однажды я брала интервью у одного актёра, и он поделился ещё одним высказыванием Станиславского: театр — как монастырь, и те, кто решил связать с ним свою жизнь, не должны заводить семью. Думаю, и в этом есть своего рода правота: семьи у актёров, как правило, непрочные, и дело не только в том, что театр часто становится главной любовью их жизни, но и в том, о чём речь шла выше: «служение» там вдохновляет на новые и новые увлечения. В безбожные советские времена мне приходилось слышать от актёров, что свою профессию они считают греховной и что до революции их собратьев не хоронили в церковной ограде. Можно понять актёров, проводящих параллель между театром, Храмом и монастырём и смиряющихся с плодами этой подмены. Но почему такая подмена принимается игуменом и даже заслуживает от него похвалы? Ведь он-то — служитель подлинного Храма Божия, настоятель монастыря, и для него такое сравнение должно быть неприемлемым!

Что же касается самого Станиславского, то вера ещё не означает церковности. Если он плакал на спектакле на Евангельскую тему, то это может означать, что на душе у него кошки скребли. Трудно жить, когда душа рвётся на части и запах съеденной тобой постной капусты мешает партнёрам по сцене. И даже если актёр, насколько может, возвысит дух зрителя (увы, сиюминутным «возвышением»), то не слишком ли дорогая плата за это — собственная раздробленность на куски?

Можно по-разному относиться к тому, что актриса Екатерина Васильева приняла монашество. Кто-то может сказать, что это её новая роль, кто-то — что она могла бы остаться в театре и, будучи верующей, заниматься «миссионерством». Но мне вспоминаются её слова, сказанные в передаче «Парсуна» ещё до пострига. Актриса говорила о том, что она не знает, кто она, и что не верит ни одному своему слову. И что на «идеальной картинке» своей жизни она видит себя стоящей на коленях, упёршейся лбом в икону — и только если бы эта «картинка» сбылась, она могла бы на что-то надеяться. Поэтому, мне кажется, её монашество — мужественный и достойный шаг, попытка хотя бы на склоне лет обрести цельность, проползти хоть несколько шагов в сторону Бога. И думаю, что она, даже не приняв ещё пострига, оценила и саму себя, и свой творческий путь гораздо трезвее, чем отец Лука — несмотря на то, что в монашестве он уже четверть века. В большей мере исполнила слова святителя Феофана: «Плакать о грехах и быть в театре, как это не вяжется? Плакать же надобно денно и ночно».

Знаю и другую верующую, воцерковлённую актрису, к которой испытываю очень тёплые чувства. Когда-то она говорила мне, что ей всё больше нравится быть одной и что полноту бытия она переживает, когда остаётся одна у себя на даче, и я много лет думала о ней как о человеке, совмещающем несовместимое. Недавно мы встретились снова, и она сказала, что одна быть не может — её это тяготит, и ей хочется на работу, в театр. Что она пересматривает проповеди своего покойного духовного отца и в этом черпает жизнь, но сегодня ничего подобного ни от кого не слышит. Подумалось, что она не нашла то главное, что может дать Церковь (впрочем, как не нашли этого и многие из нас), а ведь годы уходят…

Своё выступление отец Лука завершает такими словами: «Станиславский страдал оттого, что его учение было воспринято формализмом физического действия, в то время как его главная сверхзадача и сквозное действие были посвящены исключительно осознанию цели человеческой жизни и преображению человека благодатными средствами, которые Господь предоставляет. Поэтому я за театр в таком его виде».

Почти уверена, что слова о преображении человека благодатными средствами — это слова отца Луки, а не Станиславского. Произнося их, он и сам перепутал театр и Храм: благодатное преображение совершается только в Церкви, после долгих трудов, а не в результате катарсиса. Церковь — Царство не от мiра сего, христиане — избранные от мiра. А что такое мiр, по словам Шекспира? Мiр — это театр.

В юности, когда я очень любила театр, додумалась, что в этих словах Шекспира можно усмотреть и обратную связь: театр — это мiр со всеми его страстями, только в очень сжатой форме. Согласно преподобному Иоанну Лествичнику, «отречение от жития мiрского» — первая ступенька духовной лествицы, по которой всем нам нужно взойти. Стоит ли судить и рядить о театре, если это то, что мы должны оставить за спиной, как Содом, и постараться не оборачиваться. Предоставим мёртвым хоронить своих мертвецов, а сами последуем за Христом! Мне кажется, примерно такой могла бы быть проповедь игумена с театральным прошлым, обращённая ко всем нам — слякотным, слепым, глухим, немым, не исцелившимся от прикосновения к «прекрасному».

А завершить статью хотелось бы дипломатичными и в то же время предельно ясными словами Патриарха Кирилла из резолюции о временном запрещении в служении священника Ивана Охлобыстина: «При всем уважении нашего общества, включая представителей Церкви, к тому вкладу, который вносят актеры в культурную жизнь народа, следует придерживаться церковных канонов, в соответствии с которыми священство и лицедейство несовместимы».

Ольга Надпорожская
Сайт «Ветрово»
21 июня 2022

Заметки на полях

  • Волгоград г

    Если лицедейство — это грех, то почему же тогда бывших лицедеев посвящают в сан, а настоящих (И. Охлобыстин) не лишают сана?

  • Алексей, безгрешных среди нас нет! Что касается Ивана Охлобыстина, то его временно запретили в служении, хотя сана действительно не лишили. Из резолюции Патриарха: «При всем уважении нашего общества, включая представителей Церкви, к тому вкладу, который вносят актеры в культурную жизнь народа, следует придерживаться церковных канонов, в соответствии с которыми священство и лицедейство несовместимы».

  • Санкт-Петербург

    Начала читать его статью…вопрос хороший. Есть православные театры действительно…. возможно дело действительно в том, что ставят на сцене театра…а как же кино? Кино про святых? Это такие образы в массу. По-моему все посмотрели сериал про итальянского врача, святого в католицизме. Это такой пример для людей…ставят сценки на Рождество, на детских праздниках…люди радуются

  • Ольга, прекрасная статья! Если Феофан Затворник уже все сказал на этот счёт, то нам остаётся или принять это или идти уже против Священного Предания, а значит и против самого Святого Духа! Жаль, что люди все ещё верят своему мнению, а ведь человек состоит из умственной, чувственной( сердце) и волевой сил. И если даже разум не принимает Истины, то тем более чувства и воля не примут ее, и человек продолжит идти по широкому пути в погибель, даже не осознавая этого!

  • (к слову, о кино про святых)цитата с Википедии об убеждениях нашего современника убиенного брата Иосифа Муньоса, хранителя Монреальской Иверской чудотворной иконы «Иосиф считал телевидение настоящим бедствием, наркотиком, разрушающим жизнь людей и приводящему к утрате способности различать добро и зло (и не разрешил снять фильм о чудотворной иконе)»

  • Нижний Новгород

    Со всем согласна, кроме названия статьи. Для игумена Луки театр в прошлом не остался.

  • Анна, мне кажется, чтобы снимать фильмы (художественные) про святых, нужно сначала понять, что такое святость. Да и в любом случае: как можно сыграть действие в человеке благодати Духа Святого? Пример тому — фильм «Остров». Большинством он воспринимается с восторгом, но те, кто видел настоящих старцев, относятся к образу, созданному Мамоновым, с ужасом.
    Одно дело — прочитать стихотворение о Рождестве на детском празднике. Это же хорошо, особенно если ребёнок понимает, о чём речь, и не пытается быть «звездой». Донести до других людей глубокое слово, когда-то произесённое поэтом, писателем — дело благородное. И другое дело — «перевоплотиться» в страстного человека, искорёжив свою и чужие души.

  • Да и с болью хочется кричать уже, православные родители, хватит совать своим детям экраны!!! Вы ответите за все это на Страшном Суде. Уже и продвинутые светские родители собирают для своих детей прекрасные красочные библиотеки, читают детям по несколько книг в день ( энциклопедии, поэзию, художественные книги), с целью , чтобы ребенок вырос образованным и успешным! А православные родители суют мультики про святых или » я же советские включаю, советские можно», покупают смартфоны и разрешают соцсети ( даже с 8-10 лет, запросто). Но хотите я вам честно скажу чем это заканчивается??? Семьи разные, (все священнические или просто сильно православные, все многодетные, строгие, сильно строгие, одно только можно — гаджеты, мультики — это можно) знаете чем это заканчивается??? Просмотром порнографии детьми! Во всех семьях, ВОПРОС ВРЕМЕНИ!!! Достаточно посмотреть на подписки их детей в соцсетях и все станет ясно! А чего ещё мы не видим?? А что там с душой происходит?? Библиотека с хорошими отобранными книгами — это путь для детей к чтению Святых Отцов, а мультики и гаджеты — путь к праздности, растлению и порнографии!!! И не врите себе! Лёгких путей не бывает!

  • Кстати, а ещё можно прочитать тоненькую книжечку монаха Салафиила( инока Всеволода Филипьева, известного православного поэта) » Откровения смертника. Следственное дело души» , где он рассказывает о том , что пал после того как ему (иноку со стажем уже лет 20) дали послушание МИССИОНЕРСТВОВАТЬ В ИНТЕРНЕТЕ и он с этой целью стал смотреть светские ФИЛЬМЫ и читать светские книги. Сначала у него «пропали слезы при чтении житий Святых и поучений святых Отцов», а потом просто отдался блуду с продажными женщинами и опомнился уже под дулом пистолета…
    Кто имеет уши слышать, да слышит!

  • Петрозаводск

    Спаси Вас Бог, Ольга, за материал! У меня складывается ощущение, что мы часто обсуждаем какие-то проблемы душевного порядка, пытаясь их раскрасить «под Православие». Вот сначала, когда человек в вере младенец, ему и театр что-то доброе откроет, и фильм современный как притча что-то объяснит, и песня популярная с какого-нибудь радиоканала на вопрос мучительный ответит… Но потом, узнавая Христа, познавая Его всё глубже и глубже, приобретая молитвенный, тáинственный опыт, опыт чтения Священного Писания, все эти вещи опадают, как с луковицы шелуха… Когда у вас Евангелие — настольная книга, какой там еще театр вам нужен? Когда вы молитвой живете, какие вам еще «священные страсти» нужны? Да вы от этого прятаться будете, как от огня спасаться… А если вы в театре что-то духовное пытаетесь найти… Так бесы найдут, подскажут, убедят и триста аргументов в голову вложат. Надо понимать, что это душевное искусство (в современных реалиях, пожалуй, и не всегда, там и откровенную пахабщину, случается, превозносят как шедевр), нужное тем, кто еще пока «на пути к вере» или первые шаги в храме делает. А потом будут вторые шаги, пятые, пятидесятые… И Бог откроет, где духовность истинная.

  • Санкт-Петербург

    Редактор, возможно, во всем нужна просто мера… Святой — это иной…
    Я как раз писала о том, что играть можно разных людей….

  • Санкт-Петербург

    Согласно Валентина, что тут вопрос в методе проповеди через кино и театр.
    Это во всем. Если есть отрицательный опыт театра, то есть стойкая ассоциация, которая не выветрится. У меня есть такое с определенной музыкой. Но вот у меня нет опыта театра и театральной жизни. Понимаю, что тот театр о котором пишет Феофан Затворник и Иоанн Златоуст, это не постановки пьесы о Ксении Блаженной и не «Страсти Христовы». И фильмы не освятых.

  • Санкт-Петербург

    Мне кажется, что обсуждая здесь этого игумена, мы ставим себя выше священноначалия, которого его рукоположили и его самого. Мол мы то знаем, что такое духовная жизнь и театр, а он вот игумен ничего не понимает…а они там вообще ужас, мы умнее и благочестивые беспорно

  • Анна, здесь обсуждается не личность игумена, а явление, о котором он говорит.
    И почитайте, как правильно нужно писать иконы святых ( они должны быть неземными, не напоминать реалистично каких- то людей) , почитайте о знамен ном пении ( раньше церковное пение было монотонным, чтобы не играть на чувствах, а сосредотачивать на неотмирном)! А вы говорите о кино про святых ( с его лицедеями, музыкой и спецэффектами)!

  • С.Пб- Пс.

    Я часто вспоминаю фрагмент из Евангелие: » И воспевши, пошли на гору Елеонскую». Воспевши! Потрясающе! Христос пел! Скорее всего, псалмы, но он пел вместе с учениками и слова псалмов наполнялись мелодией. Помню, как меня «ударило током» в Преображенском храме. Звучало песнопение» Не отврати лица Твоего…» Но пелось все по- консерваторски, звонко, концертно…. » Вывод? Думаю, что все в руках Бога орудия к нашему спасению и живопись и музыка и литература.

  • Анна, вряд ли святители Иоанн и Феофан приветствовали бы постановки о святых или о Христе. Одно дело — быть последователем Христа, стяжать благодать, стать Его образом для людей. И другое — пытаться изобразить то, о чём не имеешь представления. В иконописи есть канон — специально для того, чтобы иконописцы не подменяли духовное душевным и не писали Спасителя, Божию Матерь и святых, как им заблагорассудится. Но в театре и в кино такого канона не существует… Краски и кисти — только орудие в руках человека. Зная канон и честно стараясь его соблюдать, иконописец, даже будучи человеком несовершенным, грешным, напишет икону. А в театре, в кино такое орудие, инструмент — душа артиста. Он будет лепить образ Божий в соответствии со своими скудными или вовсе вывернутыми наизнанку представлениями. А человек с очистившейся душой играть Христа и подавно не станет.
    Мы не ставим себя выше священноначалия. Священноначалие ведь не подсказывает отцу Луке, как нужно говорить о театре — он говорит сам, в соответствии со своим опытом, светским в том числе. И если мы в ответ делимся своим опытом и напоминаем о том, что писали по этому поводу святые, то выше себя тоже не ставим.

  • Нижний Новгород

    Анна, мы здесь не игумена обсуждаем, а явление под называнием «обмiрщение Церкви» и, в частности, — монашества, как лучшей её части. На конкретном примере, чтобы было понятнее. Если ничего не обсуждать, есть риск попасть в те же сети и даже не заметить, как это часто бывает с людьми, которым хочется слышать в проповедях оправдание своим влечениям. Как рада была бы та девушка (или женщина), которой адресовал своё письмо свт. Феофан Затворник, если бы он поддержал её желание отправиться в театр. А вместе с ней порадовался бы известный враг рода человеческого.

  • Георгий, кто же против псалмов и песнопения «Не отврати лица Твоего». Но Христос не играл Шекспира, а хор в Храме не исполнял «Травиату». Почему?

  • Не знаю всех адресатов писем святителя Феофана, но та девушка, к которой обращены письма, вошедшие в книгу «Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться», стала потом монахиней. Конечно же, если бы святитель не понуждал её всё время двигаться вперёд, а рассуждал бы с ней о преимуществах светского искусства, она так и осталась бы ни рыбой ни мясом. Вроде бы так проще, приятнее, удобнее, но он-то хотел — как спасительнее.
    И, кстати, если бы он писал этой девушке об изящных искусствах, это для него самого было бы падением. К чему эта трата времени, светская болтовня, если он — монах, и его дело — спасаться самому и других вести ко спасению? И зачем бы эта девушка ему писала? Всего лишь шаг в сторону, и духовная переписка превращается неизвестно во что.

  • «Блаженны алчущие и жаждущие правды», а мы все хотим обманываться, зачаровываться… А ведь это проявление уныния, избави нас всех и наших детей! от этого Господь!

  • Нижний Новгород

    Кто знает, какой монахиней стала бы эта девушка (даже если бы всё равно стала), если бы её духовным руководством занимался не святитель Феофан, а монах с тетральным настоящим.

  • Хочу всем посоветовать эту замечательную книгу — “Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться”. Собираюсь перечитать её, понимая, что настроиться так и не удалось. Думаю, одной этой книги может хватить на многие годы.
    И, поскольку мы общаемся на сайте «Ветрово», хочу сказать, что, читая стихи отца Романа, постоянно прикасаюсь к Священному Писанию и святоотеческим трудам. Пусть это происходит урывками, но всё равно — иногда один эпиграф или строчка из его стихотворения становятся настоящим откровением. Такие книги просвещают, а светская литература, даже очень талантливая, по большей части разоряет душу. Жизнь очень коротка, и грустно думать, что мы тратим время на множество ненужных вещей (чтение ненужных книг в том числе), а самого главного так и не можем усвоить. Мы и близким не можем сказать нужного слова, и все вместе как-то безысходно движемся… к могильному Кресту.

  • Редактор (22.06.2022 в 23:58). … «тратим время на множество ненужных вещей…, а самого главного так и не можем усвоить. … близким не можем сказать нужного слова».

  • Псков

    Прелесть сладка, где сладенько туда и тянет, а коль прилипнешь нужны большие усилия ума и воли, чтобы отлипнуть. Мир-театрал, лжец и обманщик пропитавший все вокруг, кругом расставивший свои сети путем игры, подмены, заменитель правды. К стяжанию Духа не прилипнешь, это труд усилием достигается, самоотречением и жаждой правды.

  • Нижний Новгород

    Дорогая Ольга Сергеевна! У меня к Вам большая просьба: если это возможно, пожалуйста, делитесь с нами этими откровениями, которые возникают при разборе стихотворений отца Романа. С печалью о себе читаю комментарии тех, кто ищет эпиграфы в первоисточнике и видит новый смысл стихотворения. Мне из-за заботы о малых детях не всегда удается внимательно прочитать новое стихотворение, часто только бегло. Понимаю, что упускаю много важного для души. Но не отчаяваю своего спасения, вспоминая советы святителя Феофана в письмах о спасении в суете. Он писал, что надо делать свои дела как для Бога, выполняя служение, на которое поставил Господь. Читать Иисусову молитву, не занимать сердце пустыми мыслями. Мне очень нравится читать эти письма, они такие живые, простые и понятные. И ещё заметила, что в них удивительно подобраны слова: каждое слово имеет силу, нет ничего лишнего. В коротком предложении большой смысл, чувствуется любовь и забота о тех, кому он пишет. Также и у отца Романа…
    Слава Богу!

  • Санкт-Петербург

    Вера, судя по комментариям здесь читателей, мы как раз обсуждаем личность игумена и его прошлое и даже в заглавии это выведено, подчёркнуто, что оно у него театральное, а значит априорк он ничего хорошего сказать не может видимо.
    Редактор, мне кажется, что нам не дано знать, чтобы сказали или не сказали святые, если бы жили в наше время. В их время такого театра и кино не было — это факт. Хочу подчеркнуть, что я сейчас говорю о театре и кино, где говорят о высших христианских ценностях через образы святых, старцев, монахов и т.п

  • Нижний Новгород

    Анна, а где Вы увидели в комментариях хотя бы слово о личности игумена или его прошлом?

  • Анна, я привела цитату монаха убиенного брата Иосифа, который даже документальный фильм о хранимой им чудотворной иконе не позволил снять! И у меня нет причин сомневаться, что это было Божье внушение ему, люди без всяких фильмов узнали про нее и толпами шли, и получали исцеление!
    А возьмите позу, в которой человек смотрит кино? В монастырях нельзя и ногу на ногу класть, когда сидишь, не то , что валяться на диване! А это получается, давайте «святые» , развлекайте меня, развейте мою скуку!!! Разве это почтение? Это же святотатство! В том то и проблема, что мы святость низвели до уровня…, оттого и не можем ни молиться им , ни в тишине наедине с собой не можем находиться ни минуты ( обычно те православные, которые защищают всякие фильмы, мультики и т д)

  • Нижний Новгород

    «…судя по комментариям здесь читателей, мы как раз обсуждаем личность игумена и его прошлое и даже в заглавии это выведено, подчёркнуто, что оно у него театральное, а значит априорк он ничего хорошего сказать не может видимо.»
    Ну почему же априори ничего хорошего? У актрисы Екатерины Васильевой тоже театральное прошлое, но говорит она совсем по-другому.

  • Высказав общее правило об отношении христианина к мирской жизни, укажем все-таки и главные искушения, с которыми неизбежно придется считаться детям в юношеском возрасте.

    Первое искушение — театр. Театр, как и всякое другое искусство, например поэзия, живопись и отчасти музыка, может служить и добру, и злу. Все зависит от предмета, который изображается в искусстве. Например, картина Мадонны при взгляде на нее всегда способна настроить человека вдумчиво и высоко; наоборот, картина с соблазнительным содержанием будет действовать развращающе. Так же может действовать и литература, и театр. Чисто христианского театра мы не имеем, современный же театр есть полное и совершенное отображение мирской, греховной жизни, которую заповедано христианам не любить. Поэтому-то большинство театральных пьес так неназидательны и соблазнительны, поэтому-то, далее, и мало у нас высоких, классических вещей, и ставятся они редко, и публика до них неохотлива [5].

    Конечно, не стоит возбранять юноше-христианину пойти на пьесы со строгим христианским содержанием, как, например, «Камо грядеши» Сенкевича, «Царь Феодор Иоаннович» из трилогии А.Толстого, «Идиот» по роману Достоевского, или на оперы «Рогнеда», «Князь Игорь», «Жизнь за царя» и др., где, помимо христианского сюжета, и пение мало отличается от древних христианских мелодий. Но современные драмы, трагедии и комедии с произведениями Андреева, Горького и Арцыбашева включительно никакого другого влияния, кроме развращающего, иметь не могут. Чистый юноша-христианин и сам не пойдет на такие вещи. Во всяком случае, удержать его будет нетрудно. И вообще, часто ходить в театр он не будет, ибо скоро на себе заметит, что театр всей своей обстановкой, даже и при добрых пьесах, рассеивает как-то человека, расслабляет волю и портит целостное настроение.
    Высказываясь так о театре вообще, мы решительно против посещения его 12—14 и 15-летними детьми. Всякий театр — и содержанием пьесы, и декорациями, и всей обстановкой — производит очень сложное и сильное впечатление: нежная же детская душа требует впечатлений более простых и менее сильных. Поэтому детские врачи и психиатры запрещают театр для детей этого возраста, ибо своими сильными впечатлениями он развивает нервозность и на здоровье детей действует разрушительно. Тут и добрые вещи не пойдут впрок, не говорим уже о вещах соблазнительных: всякой вещи — свое время.

    ( Из книги преосвященного старца Варлаама Ряшенцева » О христианском воспитании детей» в сноске же указано «В наше время подобное предостережение в гораздо большей степени следует отнести к телевидению и видеофильмам — по своему влиянию на душу людей многократно превосходящим дореволюционный театр.»

  • Санкт-Петербург

    Людмила Ивановна, исходя из контекста статьи и заглавия.

  • Екатерина, эти эпиграфы и есть сами по себе откровение, потому что без них не заглянула бы в Книгу премудрости Иисуса, сына Сирахова, творения преп. Максима Исповедника или преп. Исаака Сирина. Испытываю и потрясение, и печаль — потому что все эти глубины проходят мимо. Конечно, слово Священного Писания, святых передаёт не только смысл, но и Дух. Читая того же святителя Феофана, можно и утешиться, и обогреться.
    …В проповеди мало
    Петь, как соловьи:
    Выстрадай сначала
    Словеса свои!
    https://vetrovo.ru/zhivoe-slovo/
    Забота о малых детях — это прекрасно, и одна из самых радующих картинок в окружающем мiре — молодая мама с несколькими детьми. Когда-то мне сказал один священник: вот ты гуляешь с коляской, тогда и молись. Конечно же, это непросто. Недавно прочитала рассказ о женщине, которая, стараясь жить по заповедям, стала многодетной матерью. Рассказ был явно затянутым и, пожалуй, перегруженным какими физиолого-психологическими подробностями. Но там был замечательный финал — засыпая в изнеможении, она уже сквозь сон думала словами Псалтири: За словеса устен Твоих аз сохраних пути жестоки (Пс. 16: 4).

  • Анна, прошлое человека может быть любым, Господь всех принимает. Сколько было святых со страшным, греховным и даже преступным прошлым! Важно не это, а покаяние и то, как человек в дальнейшем будет относиться к своему прошлому. Представьте себе преп. Марию Египетскую наших дней, которая после жития в пустыне пришла бы в телестудию как «эксперт» и стала рассуждать о марках вин или преимуществах и недостатках каких-нибудь тканей. Это же просто безумие. Но кто-нибудь мог бы спросить: а почему рассуждать о тканях — плохо? Разве мы не должны одеваться?
    Монах призван стяжать другое богатство и о нём поведать мiру, если Бог благословит. А о тканях пусть рассуждают ткачи или купцы — у каждого своё дело.

    Мiр живёт своей жизнью, в отрыве от Бога, и понятно, что томик Шекспира в нём действительно лучше бутылки пива или сетевых игр. Мы не можем заставить мiр жить по заповедям Божиим. И с горечью нужно признать, что мы и себя заставить не можем, и эти слова — «Стяжи дух мирен, и тысячи спасутся вокруг тебя» — нам не исполнить. Вообще, похоже, единственное, что мы можем — это «с покаянием руки воздеть«. И то… лишь иногда, чтобы завтра забыть об этом.

  • Нижний Новгород

    Всё правильно , Ольга Сергеевна! И тут очень уместно видео о. Сергия.
    Про фильм » Остров » задело. Думаю Петр Николаевич всю душу вложил в эту роль и он , мне кажется, очень любил Бога.
    Еще недавно фильм вышел » Человек Божий» про Нектария Эгинского. Очень понравился!
    А еще с младшим сыном смотрели Тома Сойера в постановке С. Говорухина. Я и не знала, что фильм оказывается христианский. А помните в конце монолог Гекельберри Финна, после того как он от вдовы сбежал. Она, говорит он, все время молится, молится, чтоб ей пусто было. Мне стало не по себе. Вдруг мы «очень православные мамочки » на неё похожи.

  • Том Сойер — это антихристианское произведение, а Марк Твен — ярый безбожник, это известный факт. Неужели мы уже и различить не можем?

  • Нижний Новгород

    Извините,я не знаю биографию Марка Твена. Может он изменил свои взгляды к концу жизни. Книжку читать скушно, а кино хорошее. Как же антихристианское, только эпизод с Роланом Быковым , такой трогательный

  • Впрочем, про Петра Мамонова мне хочется написать отдельно. Я ещё была невоцерковленным, но ищущим человеком, когда приехала в Санкт — Петербург и , гуляя по Невскому , увидела рекламу о его выступлении и спонтанно решила сходить, понятия не имея, что он человек верующий. После концерта ( который мне не сильно понравился и запомнился, хотя стихотворения его сочинения были хорошие) он вышел к нам, раздавал автографы и параллельно говорил всем о Боге, призывал , даже умолял всех опомниться, ходить в храм, молиться, жить с Богом и т д! И это , конечно , помогло мне ! Стояло много молодых ребят рядом, все слушали, задавали вопросы о вере! Ближайший Великий Пост я уже впервые постилась!

  • Стихотворение Петра Мамонова, может кому — то будет интересно

    «Идет зима, трамваи катят тише…»
     
    Идет зима, трамваи катят тише,
    следы собачьи тоньше поутру,
    прохожие добрей и снег неслышней
    стучится в грудь холодному стеклу.
     
     
    И вечер, удлиняясь в день, спокойней
    становится, лениво развалясь
    пушистым ворохом на ящике помойном,
    и светят фонари, не торопясь.
     
     
    И окна переплеты округляют:
    идет зима, квадраты ни к чему,
    и пар, из водостока вылетая,
    хватает мягкой лапой тишину.
     
     
    Так непонятна зимняя погода,
    как будто кто-то умер далеко;
    и слезы на перилах кромкой года
    застыли, и снега лежат легко.

  • Нижний Новгород

    Очень красиво! Упокой, Господи, душу раба Твоего Петра!

  • Можно быть старцем, но как его сыграть? Думаю, образ старца в исполнении Петра Мамонова могут принять те, кто старцев не видел. Те, кто видел, почувствуют подмену. Настораживает и то, что после фильма «Остров» Пётр Мамонов из этого образа, кажется, так и не вышел.
    Мне кажется, смотреть на «старца» на экране — это самообман.

  • Санкт-Петербург

    Фильм ведь не о старце,а о покаянии. Никто туда не ходил смотреть на «старца»

  • Анна, может ли идти речь об истинном покаянии, если сами же заключили «старца» в кавычки? От лжестарца может идти только лжепокаяние.

  • От отца Романа:
    Полностью согласен с мнением редактора, жаль только, что заключительные слова Патриарха о следовании церковным канонам, расставившие всё по своим местам, она поставила в отзыве, а не закончила ими свою статью.
    «При всем уважении нашего общества, включая представителей Церкви, к тому вкладу, который вносят актёры в культурную жизнь народа, следует придерживаться церковных канонов, в соответствии с которыми священство и лицедейство несовместимы».
    С чем ещё несовместимо священство? С пьянством, наркотиками, блудом, убийством, содомией, педофилией. Видите, в каком страшном ряду поставлено лицедейство? Не просто же так до революции их хоронили за кладбищенской оградой.
    Недавно меня посетили верующие артисты, муж и жена, очень хорошие люди. Они понимают опасность своего положения и стараются читать текст или исполнять песни, не входя в какую-то роль. Наверное, это и есть выход из лицедейства, но тогда театр перестаёт быть театром.

  • У слов Патриарха Кирилла дипломатичное начало, но вся дипломатия перечёркивается очень чёткой концовкой. Благодарю отца Романа и добавляю слова Патриарха в конец статьи!

  • Волгоград г

    Ольга Сергеевна, хотелось бы услышать отзыв отца Романа о фильме ,,Страсти Христовы» Мэла Гибсона.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок