МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

В ближайшие время в издательстве «ИНТЕРКЛИМА ГРАФИКА» (Врњци) выйдет сборник стихотворений иеромонаха Романа «Святорусье» на сербском языке. Книга оформлена иллюстрациями Наталии Назаровой и обращена в первую очередь к детям. Предлагаем вашему вниманию предисловие к этому сборнику, написанное Зорицей Кубурович, которая вместе с Ириной Стойичевич перевела стихи отца Романа на сербский и подготовила книгу к изданию.

Очень да­ле­ко, да­ле­ко от нас, за го­ра­ми и до­ла­ми, за ре­ка­ми, лу­га­ми, жел­те­ю­щи­ми от цве­тов рап­са, за ши­ро­ки­ми по­ля­ми ржи и пше­ни­цы, за озё­ра­ми, овра­га­ми, за бес­край­ни­ми ду­бо­вы­ми и бе­рё­зо­вы­ми ле­са­ми ле­жит не­обы­чай­ная стра­на, ко­то­рая зо­вет­ся Свя­той Русью, Рос­си­ей. Эта стра­на по­доб­на огром­но­му су­ще­ству — неж­но­му, мо­гу­че­му, веч­но юно­му. Не знаю, с кем срав­нить это чу­до — с Ан­ге­лом ли, с ру­сал­кой, или с пти­цей, со­всем не ве­даю, да толь­ко есть она, и мысль об этом на­пол­ня­ет моё серд­це по­ко­ем. Буд­то Не­бо от­ра­жа­ет­ся в зер­ка­ле на зем­ле, и ви­дишь Кра­со­ту, ви­дишь мир, чи­сто­ту, ощу­ща­ешь си­лу, сча­стье — а, по­ки­дая эту стра­ну, чув­ству­ешь боль. Та­ко­во это су­ще­ство — Свя­тая Русь, Рос­сия.

Ты, мо­жет быть, не со­всем по­ни­ма­ешь ме­ня, Кайя, но всё же вни­ма­тель­но слу­шай: од­на­жды, в даль­ней до­ро­ге, ду­ма­ла я о том, что не ви­де­ла ни од­но­го ко­ня в Рос­сии, а ведь на­смот­ре­лась на раз­ных жи­вот­ных! Ви­де­ла да­же ло­ся в ле­су на да­лё­ком се­ве­ре. Не успе­ла я спро­сить, что же слу­чи­лось с ло­шадь­ми, как по­явил­ся конь, слов­но из сказ­ки: свер­ка­ю­щий, с буй­ной гри­вой до зем­ли, он щи­пал тра­ву, а по­том, за­ки­нув го­ло­ву, при­слу­ши­вал­ся. Кра­са­вец конь, я и не зна­ла, что та­кие бы­ва­ют. Та­ким я пред­став­ля­ла ко­ня Ива­на Ца­ре­ви­ча из рус­ских ска­зок! Но этот, на­сто­я­щий, был пре­крас­нее ска­зоч­но­го, неж­нее, силь­нее и го­ря­чее — са­мое кра­си­вое жи­вот­ное, ко­то­рое я ко­гда-ли­бо ви­де­ла. Этот конь, кра­со­та Бо­жия, был ча­стью Свя­то­ру­сья, ис­тин­ным жи­те­лем Свя­той Ру­си. И, зна­ешь, ино­гда я ви­жу его во сне.

Святая Русь — Святая душа России, которой полны воздух, вода, деревья, которая дарит нежный блеск глазам людей, величавость храмам, сияние крестам и колоколам. Она — часть Божией Красоты в этом мире. Как ты, Кайя, в восторге, не дыша, любуешься прекрасным платьицем с блёстками, в котором, ты знаешь, будешь принцессой, так и перед Святой Русью стоишь, затаив дыхание. Стоишь и знаешь, что это истинное чудо, которое Бог даровал тебе, чтобы утешить в этом суровом мире. Бог лечит тебя и питает красотой — этой нежной, простой, жизнедательной пищей. Кайя моя, я не знаю, поняла бы ты это сразу или нет — ланей, которые щиплют сирень за окном, бабочек, красно-чёрных, величиной с твою ладошку, которые, если хранить неподвижность, слетают на плечи и на руку, а ты почти не дышишь от чуда, лишь думаешь: «Господи, спасибо Тебе!» Это и есть — Святая Россия.

Я была маленькой девочкой, когда впервые встретила её в устье Дуная. Это место, где могучая река вливается в необъятное Чёрное море, омывающее берега России. На реке множество торфяных островов, где растут гигантские деревья, жужжат насекомые, у берегов плещутся рыбы, и каких только птиц не слышно! В то время в устье Дуная обитало на лодках, вдолбленных из стволов, дикое племя русых людей. Их звали липлянами. Они грабили всё, что можно, Кайя, это были опасные воры. На островах были полчища комаров, и потому днём и ночью оставались липляне в лодках, чтобы ветер с реки спасал их от насекомых. Страшно, а? Но я страстно желала навсегда затеряться среди этих островов на одной из липлянских лодок. Мне казалось, чудно быть одной в сердце этой могучей воды, окружённой небом, облаками и звёздами. Не думала я о том, что ела бы, чем укрывалась от холода — так блистательна была красота неба, отражавшегося в воде, и такая мощная жизнь бурлила вокруг. Это был лик Святой Руси, лик красоты Божьего творения, но я этого тогда еще не знала.

Позже я думала, что, как и Небесная Сербия, Святая Русь исчезла из реальной жизни. Её блистательный след остался лишь в сказках о Василисе Прекрасной, в иконах Рублева, в житиях Святого Серафима Саровского и князя псковского Тимофея, чудесной Святой княгини Елизаветы и благородной юродивой Христа ради Ксении Петербургской. «Где эти богоискатели, — размышляла я печально, — тихие странники и кающиеся, творящие Иисусову молитву? Почему не родилась я хоть на сто лет раньше, не видела их, не пребывала с ними в пустынях, не поучалась от них? Со странниками бродить бы мне по бесконечным дорогам, спать в стогах сена, со звёздным небом над головой и с молитвой в сердце. Разве Святая Русь и вправду исчезла, или от нас, недостойных, отвернула своё лицо?» Но то, что ты любишь, не может так просто исчезнуть из жизни, Кайя, всё обновляется любовью.

И вот однажды, идя вслед за песнями, я очутилась в настоящем скиту на далёком севере, в заброшенном месте, куда нет дорог и куда можно добраться только на лодке. Тихо текла речка Лочкино, вливаясь дальше в Псковское озеро, чёрная от вековой тины, а вдоль неё рос тростник, цвели на воде кувшинки, жужжали насекомые, порхали бабочки. И воздух был чист, как жидкий кристалл. В воде спокойно плавали рыбки с красными плавниками, а в небе были слышны журавли. Скит окружал густой лес, где жили медведи, волки и дикие кабаны. Лес давал пустыннику прекрасную пищу: грибы, чернику, землянику, рябину, калину — сущее богатство! По другую сторону от скита было болото, а на болоте клюква, которая, может быть, полезней всего на земле для здоровья; высокие, как деревца, кустики голубики и разные целебные травы, опьяняюще пахнущие.

В скиту были и другие паломники. На вид — обычные люди нашего времени. Они приезжали в скит в отвратных джинсах, но, по слову отшельника тотчас меняли их на полотняные штаны и подрясники. Приезжали с мобильниками, которые, к их удивлению, не работали. Мужчины рубили дрова, пилили доски, что-то мастерили. Женщины, одетые в длинные юбки, с косынками на голове, готовили, мыли посуду без химических средств, потому что, знаешь, отец Роман не позволял привозить химикаты в скит. Но все молились по уставу Святой Горы Афон, и в глазах у них был тот блеск, который даёт Литургическая жизнь. По вечерам, после молитвы, зажигали мы свечи и сидели за длинным столом, разговаривали о тяжёлой жизни на этом свете, но с надеждой на Жизнь Вечную. Отец Роман говорил мало, лишь самое необходимое. Его ответы паломникам были простыми и строгими, потрясающими до глубины души.

Прошло две недели, и однажды я внимательно вгляделась в эти дружеские лица, на которых были блики от свечей. Пожилые мужчины сидели солидно, парни — с опущенными глазами, как девушки, внимательные женщины подавали еду и чай. Эти люди были так красивы, оживлены. На всех лицах — отпечаток боли, но и надежда, и тихая радость. Я смотрела в их светлые глаза с расширенными зрачками — а я ведь врач и знаю, что зрачки расширяются от любви, Кайя моя. Они отвечали мне на улыбку улыбками всего своего существа. И вдруг я поняла, что это — Святая Русь, что она по-прежнему жива и прекрасна. Что Святая Русь — этот скит богоискателей, этот лунный свет в окнах, аромат последней белой розы, который встретил меня в скиту, и её лепестков, превратившихся в прах у меня в кармане, аромат, долго не исчезавший и после моего возвращения. И многое, многое еще — Святая Русь, чего я никогда не увижу. Для меня было важно, что она сама желает меня, принимает и проявляется во всей своей красоте. Святая Русь смотрела на меня очами, полными слёз грешного и покаянного мира, невинными глазами зверей, столетними деревьями, розами и кувшинками, и принимала в свои объятия. Я чувствовала себя гадким утёнком, который понял, что он лебедь среди лебедей, покаянное чадо Божие, которого братья принимали с распростертыми объятиями. Это я просыпалась и отбрасывала старое оперение среди своих. Понимаешь, родная моя душенька Кайя?

И тогда я поняла, что в Святорусье жили почти все, кого я люблю: мой отец, открывший мою душу для красоты, владыка Николай (Велимирович), которого Святая Русь приняла в объятия в Америке, авва Иустин, который в богоотступнической Европе писал о ней книги. Всё, что наиболее важно в мире, было, или пребывает, или будет пребывать на Святой Руси.

Поэтому для тебя и для всех, кто читает по-сербски, я перевела эту книгу стихов о Святорусье — настоящее сокровище. Читай их не спеша, и скоро будешь знать наизусть, как я. И когда однажды повстречаешь Святую Русь, сумеешь узнать её и полюбить. А она заполнит твою жизнь Божией Красотой и благодарностью. Когда человек понимает, какой дар Божий — Вечная Жизнь, когда узнаёт, что Господь посылает красоту, чтобы нас и на этом свете утешить, тогда такой человек — богач, и ничего другого ему не нужно.

Теперь открой глаза и уши своей доброй души и слушай песни. Если заснёшь, не страшно. Я буду читать и дальше, чтобы тебе снились эти леса, желтые лисички — грибочки под листочками, лодка, спокойно плывущая среди кувшинок по реке, в которой отражаются облака, журавли с распростёртыми крыльями в синем небе. И моё усталое сердце опять заполнит свет.

Твоя бабушка
На Видовдан 2018 года

Перевёл с сербского профессор Андрей Тарасьев
Сайт «Ветрово»
5 октября 2018

Заметки на полях

  • Елена, Неман , 05.10.2018 в 15:20

    Спаси Господи, за дивную сказку, и в то же время правдивый рассказ!

  • Марина, Днепр , 05.10.2018 в 19:45

    Благодарю дорогая Зорица , что поделились такой прекрасной сказкой( былью) , читаешь и чувствуешь любовь , тишину , благодать, так хочется.окунуться и всегда оставаться в этом свете Святой Руси . Здравия Вам , вашей внучке Катюше и всем родным.

  • Галина Пашук , 05.10.2018 в 20:49

    Дорогая Зорица, низкий — низкий поклон за Вашу чудесную сказку, которая не совсем сказка,потому что столько вместила в себя важного и полезного не только для детей, но и для взрослых,спасибо за красоту и поэтичность, за чудную образность, а главное — за любовь к Святой Руси, за любовь к руским людям и, прежде всего, к отцу Роману, Тепло и свет излучает Ваша дивная сказка, теплом и светом наполняет она и наши души. Благодаря отцу Роману, который очень любит Сербию, его путевым запискам о Сербии, мы тоже полюбили Вашу страну, и этой любви научил нас отец Роман.

  • Олег, Львовская область , 06.10.2018 в 00:35

    Невозможно читать без слез. Действительно, сказка. Небо.

  • Н.С.Михаил , 06.10.2018 в 00:58

    Добрая Зорица! Благодарен Вам за прекрасное сказание о Святой Руси , блистательный след Которой Вы обнаружили в скиту, куда нет дорог, но куда стремятся души Богоискателей, чтобы утолить жажду из Чистого Родника, воспетого отцом Романом!

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на