col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иеромонах Роман. Ад приходит со стороны рая

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас (Мф. 23:15).

Не­сколь­ко де­ся­ти­ле­тий на­зад в Пско­во-Пе­черс­кий мо­нас­тырь при­е­ха­ли сту­ден­ты ду­хов­ной ака­де­мии. Один из них, са­мо­у­ве­рен­но­го ви­да юно­ша в изящ­ных туф­лях, при­шёл к нам на кли­рос. Чем-то я его за­ин­те­ре­со­вал — на вто­рой день ве­че­ром по­нял, чем:

— Завт­ра бу­ду у на­мест­ни­ка ипо­ди­а­конст­во­вать, дай мне свой под­ряс­ник, ду­маю, по рос­ту он по­дой­дёт.

У меня было два подрясника: один довольно изношенный, рабочий — в нём, в свободное от клиросного послушания время, колол дрова, в другом ходил только в Храм. Отказывать гостю было неудобно, принёс ему свой церковный. Перед отъездом, возвращая мне подрясник, академист признался, что мог бы принять монашеский постриг, но только чтобы жить в городе. Меня очень удивило, что студент духовной академии не понимает сути монашества, но переубеждать не стал, решив ограничиться шуткой:

— Ну да, в туфлях в деревне не везде пройдёшь.

Вспомнилась встреча со студентом через несколько лет, когда, уже иеромонахом, выписал себе в обличение этот отрывок.

«Сирско-месопотамское монашество. Суровый образ жизни. В этом отношении сирийское монашество оставило позади себя первоначальное египетское. Оно изобрело самые тяжелые и странные виды подвигов. Здесь подвижники жили в помещениях менее человеческого роста, где нужно было иметь всегда согнутое положение тела, или, наоборот, совершенно под открытым небом летом и зимою, в хижинах без окон и дверей, в подвесных и качающихся круглых коробках. Сирия именно изобрела и подвиг столпничества. Неудивительно, что и в отношении поста сирийское иночество превзошло другие страны. Так, здесь был класс подвижников, называвшихся пасущиеся, они не употребляли хлеба, вареной пищи и вина, а когда наступало время вкусить пищу, каждый из них, взяв серп, отправлялся бродить по горе, будто пасущееся животное, и питался растениями. Нигде не достигали и такой степени умиления, как здесь».

Да, лакированные туфельки с шёлковыми рясами древним подвижникам и в кошмарном сне не могли присниться. Судя по тому, как они питались, можно догадаться, как одевались. Увы, у современного, заигрывающего с мiром монашества, учёного, высокообразованного, одухотворённого магистратурой, бряцающего всевозможными орденами и медалями, осталось одно именование. А если учесть, что кто-то принимает монашество ради карьерного роста, используя его как мостик на пути к епископству, то монашеские одежды скорее осудят, чем оправдают носящего покаянные одежды властолюбца. К счастью, есть монахи, пытающиеся трезво осмыслить своё служение, они говорят: «Мы — иноки, это означает, что мы иные. Мы должны отличаться от этого мiра». И почему же только иноки, а не все христиане должны отличаться от этого мiра? Разве Царство Божие обещано одним инокам? Но посмотрите, кто стоит в Храме — женщины накрашенные, стриженые, в брюках. За какие-то десятилетия наколки и железные безделушки на лице, которые раньше показались бы непотребством, стали нормой. Мало того, что в таком виде приходят в Храм, они ещё дерзают идти на исповедь и приступать к Чаше. И для того ли приступают, чтобы обновиться, стать новым человеком, измениться внешне и внутренне, или чтобы, получив облегчение, продолжать жить, как и жили? Пастыри же, вместо увещеваний, приглашают приступать ко Святому Причащению каждое воскресенье, без исповеди и поста, мол, достаточно среды и пятницы. Чувствуя неладное, знакомый строитель Храма спросил у настоятеля, почему тот допускает до Причастия всех подряд. Ответ поразил — нельзя никого отталкивать, надо кормить семью. Но угодно ли Господу такое служение, когда зарабатывание денег важнее спасения душ?

Разве не прискорбно, когда пасущие и пасомые не желают отличаться от мiра? Да и как от него отличиться, пытаясь идти с ним в ногу, подражая ему, угождая, превращая Дома Божии в клубы и театры? Повсюду обилие монастырей, Храмов и духовных школ, но посмотрите на современных миссионеров. В кого только не превратил дух времени пастырей и архипастырей! Тут и рокеры, и рэперы, и футболисты, и хоккеисты, и штангисты, и боксёры, и блогеры, и почти что клоуны — выбирай подпитку любой страсти.

Почему учёнейшие миссионеры в сане не хотят подражать апостолу Павлу? Не был он ни участником, ни болельщиком спортивных состязаний, кормился трудом рук своих, шил палатки и проповедовал ищущим Истину, а не предлагал развлечения желающим убить время. Почему бы нынешним миссионерам не спуститься в шахты и, взяв отбойный молоток, не потрудиться вместе с шахтёрами, чтобы в свободное время поговорить с ними и о смысле жизни? Не всюду шахты? Но везде есть больницы, станки, да и просто лопаты с топорами. Нет, век развлечений поставил на свою ступень даже святое дело просвещения. Ныне без развлечений немыслимо зазвать в Дом Божий! Вот и превращают Храмы в театры, а священную Литургию в телевизионное представление. Удобно, безопасно и необременительно. Под боком рай, и не беда, что он карикатура Божьего Рая. Тихую спасительную Пристань обуревают губительные волны, а пропитанное мiрским духом христианство и знать не хочет, что ад приходит со стороны рая.

Иеромонах Роман
3-9 декабря 2020
Скит Ветрово

Заметки на полях

  • «Святой Нестор-спортсмен» — это, по-видимому, мученик Нестор Солунский:
    «Юно­ша Нестор был уче­ни­ком свя­то­го Ди­мит­рия Со­лун­ско­го, при­хо­див­ший в тюрь­му слу­шать его на­став­ле­ния. По слу­чаю им­пе­ра­тор­ско­го при­бы­тия в Со­лу­ни про­ис­хо­ди­ли гла­ди­а­тор­ские иг­ры. Некий гер­ма­нец Лий, лю­би­мый си­лач им­пе­ра­то­ра, одоле­вал всех и сбра­сы­вал с по­мо­ста на ост­рые ко­пья. Нестор, ви­дя, как Лий уби­вал хри­сти­ан, ре­шил­ся всту­пить в борь­бу с ним и по­шел к Ди­мит­рию в тем­ни­цу про­сить его мо­лит­вы и бла­го­сло­ве­ния. Свя­тый осе­нил его крест­ным зна­ме­ни­ем и ска­зал: «Лия по­бе­дишь и сам по­ст­раж­дешь за Хри­ста!» Укреп­лен­ный все­мо­гу­щей си­лой Бо­жи­ей, юно­ша-хри­сти­а­нин, к по­срам­ле­нию языч­ни­ков, по­бе­дил Лия и сбро­сил его с по­мо­ста на ко­пья. Взбе­шен­ный им­пе­ра­тор, узнав, что Нестор – хри­сти­а­нин и уче­ник свя­то­го Ди­мит­рия, по­ве­лел немед­лен­но каз­нить свя­то­го, ко­то­рый был тот­час обез­глав­лен».
    https://azbyka.ru/days/sv-nestor-solunskij-fessalonikijskij
    Надеюсь, мученичество со спортом спутал автор заметки, а не Совет иконописцев Троице-Сергиевой лавры.

  • Санкт-Петербург

    Редактор, понимаю о чем Вы, но монашество все же другое. Монахи не живут в миру, не ходят в мантии на работу каждый день. Пример со священниками, наверное, в этом вопросе более подходит, если бы они носили подрясник в метро, в магазине с крестом. В наше время это почти исповедничество, я так думаю

  • Санкт-Петербург

    Ольга, вопрос был не только в ношении платка в храме, а вообще. Сравнивать пост, который прописан в канонах и правилах, постановлениях, если не ошибаюсь, не уместно, мне кажется. Пост — это не благочестивая традиция. Наша Церковь не единственная в мире. Но складывается ощущение, что она как-то будто эталон Православия.

  • Анна. Мы просто в Русской Православной церкви.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа