col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. Дух карнавала

О книге «Лига выдающихся декадентов», отмеченной Издательским советом Русской Православной Церкви

В кон­це но­яб­ря это­го го­да в Из­да­тельс­ком со­ве­те Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви со­сто­я­лось на­граж­де­ние пи­са­те­лей по ито­гам кон­кур­са «Но­вая биб­ли­о­те­ка». Сре­ди про­из­ве­де­ний, по­лу­чив­ших на­гра­ды, — ро­ман «Ли­га вы­да­ю­щих­ся де­ка­ден­тов» Вла­ди­ми­ра Ка­лаш­ни­ко­ва. Он стал ди­пло­ман­том в но­ми­на­ции име­ни Сер­гея Ак­са­ко­ва, ко­то­рая вру­ча­ет­ся «за вы­да­ю­щу­ю­ся кни­гу для под­рост­ко­вог­о чте­ния (для ау­ди­то­рии при­мер­но 13-18 лет)»[1]. На­зва­ние ро­ма­на в спис­ке по­бе­ди­те­лей при­вле­ка­ет вни­ма­ние по­то­му, что в ли­те­ра­ту­ре и ис­кусст­ве де­ка­дан­сом (от французского упадочный) называют направление, для которого характерны болезненный эстетизм и презрение к нравственности. Получается, роман о безнравственных эстетах стал победителем конкурса, учреждённого Издательским советом, который не может не обращать внимания на соблюдение норм морали в издаваемых книгах, да ещё и был назван им подходящей книгой для подростков.

Один сайт, комментируя новость о вручении премии, сообщил, что «ИС РПЦ пробил очередное дно», и в подтверждение своих слов привёл отрывок из «Лиги выдающихся декадентов». Отрывок этот оказался настолько неприятным (почти эротическим), что пришлось заподозрить автора публикации в подлоге. Во время работы в издательстве мне не раз приходилось отправлять рукописи на рецензирование в Издательский совет и, хотя не всегда была согласна с мнением рецензентов, всё же эта церковная структура, включающая в себя священнослужителей, богословов и деятелей науки, не может не внушать уважения. Конечно, внутри Церкви должна быть своя цензура, а если бы удалось распространить её влияние и на светскую литературу, это могло бы принести огромную пользу. Поэтому, доверяя Издательскому совету, но не доверяя «антимодернистскому» сайту и его безымянному автору, решила прочитать эту книгу, чтобы составить о ней собственное мнение. Если Издательский совет вручает премию книге, значит, в ней должно быть что-то душеполезное, а сомнительный эпизод, если уж он по какой-то причине там появился, — простительным. Тем более что в положении о конкурсе «Новая библиотека» говорится, что его цель — «поощрение выдающихся художественных произведений, созданных в рамках православного мировидения».

Читать книгу пришлось на скорую руку, скользя по поверхности текста, хотя некоторые места точно требовали остановки и получения хотя бы краткой справки о биографии культурных деятелей начала XX века, ставших персонажами романа. Среди них Василий Розанов, отец Павел Флоренский, Андрей Белый, Велимир Хлебников и многие другие — кого-то можно узнать с первого взгляда, о ком-то только догадываться, то и дело на страницах проскальзывают знакомые, иногда немного изменённые имена. «Герои» — представители «великой русской литературы» — противостоят силам, желающим погубить Россию — масонам, эзотерикам, «мiровой закулисе», причём не только словом, но порой и врукопашную. Скажу честно, один отрывок заставил меня смеяться вслух — когда Андрей Белый «прозревал» слова, которые будут употребляться в наше время (такие как «фотошоп» и «мемасики»). Но тут же и оговорю, что не смогла показать этот фрагмент священнику — юмор в нём балансирует на грани с непристойностью.

Текст романа вообще во многом построен на игре двусмысленностями, которая, мне кажется, именно благодаря своей «невинности» может быть опаснее откровенного непотребства. Например, «красная нить» предпоследней части книги — тема сексуальных меньшинств. Одна из героинь «второго плана» в этой части — Вера Гедройц, которая была не только поэтом и профессором хирургии, но и представительницей «нетрадиционной ориентации», а очередное «прозрение о будущем» Андрея Белого связано с парадами ЛГБТ.

Не оставляя надежды увидеть в романе нечто, близкое по духу Издательскому совету, обратила внимание на образ отца Павла Флоренского. Но он в книге не особо привлекателен и является частью всеобщего карнавала, где смешиваются вся и всё. Вот лишь один штрих: получив благословение отца Павла, Андрей Белый без труда погружается в медитацию, которая повергает ряды врагов-масонов в смятение; но сам Флоренский даже не замечает «плодов» преподанного им благословения, поскольку «непрестанно творит Иисусову молитву». Центральный персонаж романа, Розанов, номинально религиозен («Погуляете промеж берёзок, на купола полюбуетесь, всенощную отстоите» — советует он «женщине-хирургу»), что не мешает ему в последней части книги встречать гостей у себя дома «в чём мать родила». Понятно, что в этой мешанине и купола с берёзками, и молитва подвергаются осмеянию точно так же, как и масоны с декадентами.

Подытоживая, могу сказать, что во время работы в светском издательстве и в жюри литературной премии «Национальный бестселлер» мне доводилось читать разные книги, и «Лига выдающихся декадентов» не самая плохая из них. Во-первых, её можно назвать познавательной — она в игровой форме знакомит читателя с историческими и культурными реалиями, во-вторых — она неплохо и местами смешно написана. Но просвещение — это не просто узнавание фактов, и просветительской (в христианском понимании) и нравственной назвать эту книгу никак нельзя, так как она совершенно внецерковна. Если рассматривать её в русле современной постмодернистской литературы (копаться в которой христианам без особой нужды не стоит), то никаких исключительных претензий ей предъявить нельзя — там она на своём месте. Но награждать её в номинации «Выдающаяся книга для подростков», приписывать автору «христианский дух и мировидение» — это неправда.

Зачем Издательский совет Русской Православной Церкви отметил роман «Лига выдающихся декадентов» премией? Не знаю. Лично я уже много лет с подозрением отношусь к современной «православной литературе», и понимаю, что сотрудники Издательского совета больше моего устали от рассказов о «православных белочках». Но ведь это не повод вручать премию «декадентам». Может быть, устроителям премии (не только этой) иногда стоит честно говорить: мы не сочли возможным наградить никого, ведь выдающиеся книги не могут появляться на свет ежегодно. Когда речь идёт о светской премии, можно подумать, что кто-то был незаслуженно награждён по неким политическим (внутрилитературным) мотивам или просто «по знакомству». Но в случае с Издательским советом и эту вероятность хотелось бы исключить.

Можно предположить, что тот «карнавальный» дух, который царит не только на страницах книги, но и вокруг, и в нас самих, вместе с нами проникает и в Церковь. Порой мы видим зримое воплощение этого духа, когда на Амвоне поют мiрские песни или показывают спектакли. И тогда всё становится одинаково: смешное и святое, душевное и духовное, подлинное и поддельное — и всё «под покровом Церкви».

Церковь всегда была для верующих «гарантом качества», они знали: то, что она благословляет и поощряет, безнравственным быть не может. Если же Церковь благословляет что-то недостойное, значит, кто-то другой, другого духа, войдя в неё, говорит от её лица, подставляя её под удар. Но не будем этот удар наносить. Станем ещё внимательнее отделять пшеницу от плевел, а Божие — от человеческого. Даже в Церкви.

Ольга Надпорожская
Сайт «Ветрово»
28 декабря 2020

[1] Слова помощника председателя Издательского совета Русской Православной Церкви, писателя Дмитрия Володихина. https://news.rambler.ru/other/42335494-rpts-i-soyuz-pisateley-obyavili-literaturnyy-konkurs-novaya-biblioteka/

Заметки на полях

  • Санкт-Петербург

    Книгу не читала, но так как много лет занималась именно историей символизма, могу сказать, что и то, что вы пересказали страдает недостоверностью. А.Белый сам был теософом и с масонами никогда не боролся. С о.Павлом Флоренским они разошлись очень рано. Духовник о.Павла предупреждал через него Б.Н.Бугаева (подлинное имя Белого), что он вступил на неправильный путь. В.В. Розанов, наоборот, говорить и писать мог что угодно (это был его принцип — поток сознания , как основа литературы), но в быту был благопристойным человеком и умер ,покаявшись. Так о том достоинстве, которое вы — Ольга Сергеевна по доброте душевной пытаетесь найти в книге — познакомить подростков с историей литературы, видимо можно говорить с большой натяжкой. И так остается все тот же вопрос: А судьи кто? — Кто решает вопрос о присуждении премии тому или иному произведению.

  • Коломна

    И мне хочется повторить
    слова Людмилы Ильюниной:
    А судьи кто? Кто решает
    вопрос о присуждении премии тому или иному произведению?

  • Людмила Александровна, книга далека от документальности, в одной из рецензий её называют «литературным хулиганством», хотя думаю, что в общем она передаёт дух эпохи и побуждает, по крайней мере, заглянуть в «Википедию» и прочитать биографии «героев». Это что-то вроде рассказов Хармса на «литературные» темы:
    «Гоголь падает из-за кулис на сцену и смирно лежит
    Пушкин (выходит, спотыкается об Гоголя и падает)
    Вот ..! Никак об Гоголя!
    Гоголь (поднимаясь)
    Мерзопакость какая! Отдохнуть не дадут!
    Идёт, спотыкается об Пушкина и падает
    Никак об Пушкина спотыкнулся!
    Пушкин (поднимаясь)
    Ни минуты покоя!
    Идёт, спотыкается об Гоголя и падает
    Вот …! Никак опять об Гоголя!..»
    Только не так топорно, более развёрнуто и литературно.
    Да, Вы правы, вопрос к судьям, а не к автору: думаю, свою книгу он точно писал не для «церковного рынка» и, наверное, был очень удивлён, когда на него обратили благосклонное внимание в Церкви.

    А мне были ближе акмеисты. Но помню, в школе на уроке литературы нам сказали, что эпиграфом к творчеству символистов можно назвать эти строки:
    Открылась бездна звезд полна;
    Звездам числа нет, бездне дна.
    Мне они очень понравились, и очень долгое время думала, что кто-то из символистов их написал. Только недавно осознала, что это Ломоносов.

  • МО

    «Кто виноват?» «В чём дело?» «А судьи кто?» в присуждении литературных церковных премий?
    Наш учёный собрат А. В. Буздалов кратко и ёмко рассмотрел эти вопросы в указанной по ссылке статье с выводом: «Таким образом, сама же «классическая» (либерально-диалектическая и романтическо-гуманистическая) методология и концепция работы Общества русской словесности (председателем которого является патриарх Кирилл. — Г.С.) говорит о том, что никаких путей решения данной проблемы, увы, ждать не приходится, и все будет и дальше двигаться в том же печальном направлении. Что, собственно, и провозвещено нам Священным Писанием».
    http://vetrovo.ru/inoi/buzdalov-kto-vinovat/#snoska

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа