col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. Дух карнавала

О книге «Лига выдающихся декадентов», отмеченной Издательским советом Русской Православной Церкви

В кон­це но­яб­ря это­го го­да в Из­да­тельс­ком со­ве­те Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви со­сто­я­лось на­граж­де­ние пи­са­те­лей по ито­гам кон­кур­са «Но­вая биб­ли­о­те­ка». Сре­ди про­из­ве­де­ний, по­лу­чив­ших на­гра­ды, — ро­ман «Ли­га вы­да­ю­щих­ся де­ка­ден­тов» Вла­ди­ми­ра Ка­лаш­ни­ко­ва. Он стал ди­пло­ман­том в но­ми­на­ции име­ни Сер­гея Ак­са­ко­ва, ко­то­рая вру­ча­ет­ся «за вы­да­ю­щу­ю­ся кни­гу для под­рост­ко­вог­о чте­ния (для ау­ди­то­рии при­мер­но 13-18 лет)»[1]. На­зва­ние ро­ма­на в спис­ке по­бе­ди­те­лей при­вле­ка­ет вни­ма­ние по­то­му, что в ли­те­ра­ту­ре и ис­кусст­ве де­ка­дан­сом (от французского упадочный) называют направление, для которого характерны болезненный эстетизм и презрение к нравственности. Получается, роман о безнравственных эстетах стал победителем конкурса, учреждённого Издательским советом, который не может не обращать внимания на соблюдение норм морали в издаваемых книгах, да ещё и был назван им подходящей книгой для подростков.

Один сайт, комментируя новость о вручении премии, сообщил, что «ИС РПЦ пробил очередное дно», и в подтверждение своих слов привёл отрывок из «Лиги выдающихся декадентов». Отрывок этот оказался настолько неприятным (почти эротическим), что пришлось заподозрить автора публикации в подлоге. Во время работы в издательстве мне не раз приходилось отправлять рукописи на рецензирование в Издательский совет и, хотя не всегда была согласна с мнением рецензентов, всё же эта церковная структура, включающая в себя священнослужителей, богословов и деятелей науки, не может не внушать уважения. Конечно, внутри Церкви должна быть своя цензура, а если бы удалось распространить её влияние и на светскую литературу, это могло бы принести огромную пользу. Поэтому, доверяя Издательскому совету, но не доверяя «антимодернистскому» сайту и его безымянному автору, решила прочитать эту книгу, чтобы составить о ней собственное мнение. Если Издательский совет вручает премию книге, значит, в ней должно быть что-то душеполезное, а сомнительный эпизод, если уж он по какой-то причине там появился, — простительным. Тем более что в положении о конкурсе «Новая библиотека» говорится, что его цель — «поощрение выдающихся художественных произведений, созданных в рамках православного мировидения».

Читать книгу пришлось на скорую руку, скользя по поверхности текста, хотя некоторые места точно требовали остановки и получения хотя бы краткой справки о биографии культурных деятелей начала XX века, ставших персонажами романа. Среди них Василий Розанов, отец Павел Флоренский, Андрей Белый, Велимир Хлебников и многие другие — кого-то можно узнать с первого взгляда, о ком-то только догадываться, то и дело на страницах проскальзывают знакомые, иногда немного изменённые имена. «Герои» — представители «великой русской литературы» — противостоят силам, желающим погубить Россию — масонам, эзотерикам, «мiровой закулисе», причём не только словом, но порой и врукопашную. Скажу честно, один отрывок заставил меня смеяться вслух — когда Андрей Белый «прозревал» слова, которые будут употребляться в наше время (такие как «фотошоп» и «мемасики»). Но тут же и оговорю, что не смогла показать этот фрагмент священнику — юмор в нём балансирует на грани с непристойностью.

Текст романа вообще во многом построен на игре двусмысленностями, которая, мне кажется, именно благодаря своей «невинности» может быть опаснее откровенного непотребства. Например, «красная нить» предпоследней части книги — тема сексуальных меньшинств. Одна из героинь «второго плана» в этой части — Вера Гедройц, которая была не только поэтом и профессором хирургии, но и представительницей «нетрадиционной ориентации», а очередное «прозрение о будущем» Андрея Белого связано с парадами ЛГБТ.

Не оставляя надежды увидеть в романе нечто, близкое по духу Издательскому совету, обратила внимание на образ отца Павла Флоренского. Но он в книге не особо привлекателен и является частью всеобщего карнавала, где смешиваются вся и всё. Вот лишь один штрих: получив благословение отца Павла, Андрей Белый без труда погружается в медитацию, которая повергает ряды врагов-масонов в смятение; но сам Флоренский даже не замечает «плодов» преподанного им благословения, поскольку «непрестанно творит Иисусову молитву». Центральный персонаж романа, Розанов, номинально религиозен («Погуляете промеж берёзок, на купола полюбуетесь, всенощную отстоите» — советует он «женщине-хирургу»), что не мешает ему в последней части книги встречать гостей у себя дома «в чём мать родила». Понятно, что в этой мешанине и купола с берёзками, и молитва подвергаются осмеянию точно так же, как и масоны с декадентами.

Подытоживая, могу сказать, что во время работы в светском издательстве и в жюри литературной премии «Национальный бестселлер» мне доводилось читать разные книги, и «Лига выдающихся декадентов» не самая плохая из них. Во-первых, её можно назвать познавательной — она в игровой форме знакомит читателя с историческими и культурными реалиями, во-вторых — она неплохо и местами смешно написана. Но просвещение — это не просто узнавание фактов, и просветительской (в христианском понимании) и нравственной назвать эту книгу никак нельзя, так как она совершенно внецерковна. Если рассматривать её в русле современной постмодернистской литературы (копаться в которой христианам без особой нужды не стоит), то никаких исключительных претензий ей предъявить нельзя — там она на своём месте. Но награждать её в номинации «Выдающаяся книга для подростков», приписывать автору «христианский дух и мировидение» — это неправда.

Зачем Издательский совет Русской Православной Церкви отметил роман «Лига выдающихся декадентов» премией? Не знаю. Лично я уже много лет с подозрением отношусь к современной «православной литературе», и понимаю, что сотрудники Издательского совета больше моего устали от рассказов о «православных белочках». Но ведь это не повод вручать премию «декадентам». Может быть, устроителям премии (не только этой) иногда стоит честно говорить: мы не сочли возможным наградить никого, ведь выдающиеся книги не могут появляться на свет ежегодно. Когда речь идёт о светской премии, можно подумать, что кто-то был незаслуженно награждён по неким политическим (внутрилитературным) мотивам или просто «по знакомству». Но в случае с Издательским советом и эту вероятность хотелось бы исключить.

Можно предположить, что тот «карнавальный» дух, который царит не только на страницах книги, но и вокруг, и в нас самих, вместе с нами проникает и в Церковь. Порой мы видим зримое воплощение этого духа, когда на Амвоне поют мiрские песни или показывают спектакли. И тогда всё становится одинаково: смешное и святое, душевное и духовное, подлинное и поддельное — и всё «под покровом Церкви».

Церковь всегда была для верующих «гарантом качества», они знали: то, что она благословляет и поощряет, безнравственным быть не может. Если же Церковь благословляет что-то недостойное, значит, кто-то другой, другого духа, войдя в неё, говорит от её лица, подставляя её под удар. Но не будем этот удар наносить. Станем ещё внимательнее отделять пшеницу от плевел, а Божие — от человеческого. Даже в Церкви.

Ольга Надпорожская
Сайт «Ветрово»
28 декабря 2020

[1] Слова помощника председателя Издательского совета Русской Православной Церкви, писателя Дмитрия Володихина. https://news.rambler.ru/other/42335494-rpts-i-soyuz-pisateley-obyavili-literaturnyy-konkurs-novaya-biblioteka/

Заметки на полях

  • Санкт-Петербург

    Книгу не читала, но так как много лет занималась именно историей символизма, могу сказать, что и то, что вы пересказали страдает недостоверностью. А.Белый сам был теософом и с масонами никогда не боролся. С о.Павлом Флоренским они разошлись очень рано. Духовник о.Павла предупреждал через него Б.Н.Бугаева (подлинное имя Белого), что он вступил на неправильный путь. В.В. Розанов, наоборот, говорить и писать мог что угодно (это был его принцип — поток сознания , как основа литературы), но в быту был благопристойным человеком и умер ,покаявшись. Так о том достоинстве, которое вы — Ольга Сергеевна по доброте душевной пытаетесь найти в книге — познакомить подростков с историей литературы, видимо можно говорить с большой натяжкой. И так остается все тот же вопрос: А судьи кто? — Кто решает вопрос о присуждении премии тому или иному произведению.

  • Коломна

    И мне хочется повторить
    слова Людмилы Ильюниной:
    А судьи кто? Кто решает
    вопрос о присуждении премии тому или иному произведению?

  • Людмила Александровна, книга далека от документальности, в одной из рецензий её называют «литературным хулиганством», хотя думаю, что в общем она передаёт дух эпохи и побуждает, по крайней мере, заглянуть в «Википедию» и прочитать биографии «героев». Это что-то вроде рассказов Хармса на «литературные» темы:
    «Гоголь падает из-за кулис на сцену и смирно лежит
    Пушкин (выходит, спотыкается об Гоголя и падает)
    Вот ..! Никак об Гоголя!
    Гоголь (поднимаясь)
    Мерзопакость какая! Отдохнуть не дадут!
    Идёт, спотыкается об Пушкина и падает
    Никак об Пушкина спотыкнулся!
    Пушкин (поднимаясь)
    Ни минуты покоя!
    Идёт, спотыкается об Гоголя и падает
    Вот …! Никак опять об Гоголя!..»
    Только не так топорно, более развёрнуто и литературно.
    Да, Вы правы, вопрос к судьям, а не к автору: думаю, свою книгу он точно писал не для «церковного рынка» и, наверное, был очень удивлён, когда на него обратили благосклонное внимание в Церкви.

    А мне были ближе акмеисты. Но помню, в школе на уроке литературы нам сказали, что эпиграфом к творчеству символистов можно назвать эти строки:
    Открылась бездна звезд полна;
    Звездам числа нет, бездне дна.
    Мне они очень понравились, и очень долгое время думала, что кто-то из символистов их написал. Только недавно осознала, что это Ломоносов.

  • МО

    «Кто виноват?» «В чём дело?» «А судьи кто?» в присуждении литературных церковных премий?
    Наш учёный собрат А. В. Буздалов кратко и ёмко рассмотрел эти вопросы в указанной по ссылке статье с выводом: «Таким образом, сама же «классическая» (либерально-диалектическая и романтическо-гуманистическая) методология и концепция работы Общества русской словесности (председателем которого является патриарх Кирилл. — Г.С.) говорит о том, что никаких путей решения данной проблемы, увы, ждать не приходится, и все будет и дальше двигаться в том же печальном направлении. Что, собственно, и провозвещено нам Священным Писанием».
    http://vetrovo.ru/inoi/buzdalov-kto-vinovat/#snoska

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок