МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Подлинно и истинно православен тот, кто к Церкви, кто к телу Христову, кто к истине Божией привержен всей душой, кто выше Божественной религии, выше вселенской веры ничего не ставит: ни авторитета, ни любви, ни дарований, ни красноречия, ни философии какого-нибудь человека…
Св. Викентий Леринский

Научимся не обращать внимания на знамения, когда совершающий их учит тому, что противно благочестию
Блаж. Феодорит, на Втор., вопр. 12

Падение Константинополя. Фреска

… Отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его (Мф. 21:43). Именно это не могли простить Господу вожди Его народа — древнего Израиля, когда Он сказал, что израильтяне хоть и являются избранным народом Божиим и Церковью Божией, их богоизбранность не является неотъемлемой. Как и хозяин виноградника вправе, если виноградари окажутся недостойными, взять его и дать другим виноградарям, которые вовремя будут приносить ему плоды.

Народ Божий и особенно — его вожди смотрели на свою богоизбранность, как на данность, которая принадлежит им вечно. Возможность быть отторгнутыми Избирающим за грехи и неверие, они полностью исключали. И не могли допустить, что, окажись они не на высоте своего призвания, не принося за то покаяния — они не только не будут восстановлены в прежнем достоинстве, но и само достоинство это будет передано другим (Ср. и достоинство его да возьмет другой (Пс. 108:8).

Предтеча Господень Иоанн неоднократно объяснял это горделивым иудеям, пытаясь разрушить их ложное представление о богоизбранничестве: сотворите же достойный плод покаяния и не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму (Мф. 3:8-9). В том же духе и слова апостола Павла в его Послании к Римлянам: Но не то, чтобы слово Божие не сбылось: ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля; и не все дети Авраама, которые от семени его, но сказано: в Исааке наречется тебе семя (Рим. 9:6-7).

Богоугодное представление о богоизбранности основано на Слове Божием и предполагает вхождение и пребывание в числе богоизбранных через покаяние и веру[1], а богопротивное представление основано на пустом обольщении, по преданию человеческому (Кол.2:8) и предполагает неотъемлемую богоизбранность, условием которой является одна только принадлежность к данному роду по плоти.

Второе представление о богоизбранности условно можно назвать генетическим. Оно, однако, не имеет никаких оснований ни в Новом, ни в Ветхом Заветах, где неоднократно излагается первое представление о богоизбранности[2] с основным принципом, сформулированным следующим образом: Если будешь слушать заповеди Господа Бога твоего, … и исполнять заповеди Его и постановления Его и законы Его, то будешь жить и размножишься, и благословит тебя Господь Бог … если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать… вы погибнете и не пробудете долго на земле, которую Господь Бог дает тебе (Втор. 30:16-19). Из этого следует, что отторжение избранных Избирающим не исключено, а возвращение их в число богоизбранных возможно только одним-единственным способом: и обратишься к Господу Богу твоему (то есть, когда покаешься[3]прим. авт.) и послушаешь гласа Его… тогда Господь Бог твой возвратит пленных твоих и умилосердится над тобою, и опять соберет тебя от всех народов, между которыми рассеет тебя Господь Бог твой (Втор. 30:2-3).

Но иудеи оказались очень упрямыми: отец наш есть Авраам (Ин. 8:39) — настаивали перед Иисусом Христом приверженники ложного представления о богоизбранности. Ваш отец диавол (Ин. 8:44) — гласил суровый ответ Спасителя. Они говорили Ему о своем отце по плоти, Он им указал на духовного.

После этого Обетованный Мессия был распят Своим народом, а самыми Его жестокими врагами оказались те, кто превозносился своим происхождением по плоти от Авраама. Те, которые считали Царство Небесное не даром по благодати (Рим. 3:24 и 11:5-6), а своей неотъемлемой собственностью и оказались настолько «ревностными» хранителями своей богоизбранности, что готовы были закрыть Царство Небесное для людей, чтобы самим в него не войти и хотящих войти не допустить (Мф. 23:13). Еще до распятия Спасителя народ Божий сам произнес приговор своему заблуждению: Кровь Его на нас и на детях наших (Мф. 27:25). И насколько богопомазанными и боговозлюбленными они были до этого, настолько богоотринутыми[4] и богопротивными стали после, а их церковь превратилась в»«вертеп разбойников и логовище зверей… и место, где блудница предается блудодеянию». (Святитель Иоанн Златоуст, Против иудеев, Слово І).

Каково положение с новым народом Божиим — с христианами

Новый Израиль имел перед глазами случившееся с первоизбранным, но отринутым народом Божиим. Кроме того, он был и предупрежден святым апостолом Павлом: не гордись, но бойся. Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя (Рим. 11:20-21). Увы, несмотря на печальный опыт древнего Израиля, новый тоже не остался неискушенным этой богопротивной идеей о неотъемлемой богоизбранности.

На Западе разновидностью этой идеи является учение о примате римского папы. Но, к сожалению, идея о неотъемлемости богоизбранности смогла проторить себе дорогу и на Востоке. Достаточно вспомнить, что стало с Византией перед тем, как она попала под Османское владычество. Тогда у православных ромеев, особенно — у греков земное царство стало вытеснять Небесное, а забота о сохранении Империи — вытеснять заботу о сохранении Церкви и чистоты веры.

«Невозможно христианам иметь Церковь, но не иметь империи» — говорил патриарх Антоний ІV, оглашая тем самым мнение, популярное в высших кругах Византии. Так рождался — наречем его условно — имперский тип богоизбранности. В идейном плане он конструируется из искусственной связи сказанного патриархом Антонием и Христова обетования, что врата адовы не одолеют Церкви (Мф. 16:18): раз Церковь неуничтожима, а Церковь без империи невозможна, то Империя тоже оказывается неуничтожимой.

Разумеется, были и трезвые голоса людей, протестующих против этого ложного представления о богоизбранности. Однако, их слова не были по вкусу избалованным ромеям и потому остались неуслышанными. Иосиф Вриенний — последователь св. Григория Паламы, учитель св. Марка Эфесского и, согласно свидетельствам современников, «самый ученый монах Константинополя», обратился к жителям Города с пророческим предупреждением: «Когда увидите карающий перст Божий, не удивляйтесь за что и почему он приближается. Лучше восхититесь Божиим милосердием, ибо нет зла, которое не нашло бы места среди нас… Большинство из нас не отдают себе отчета в том, что значит быть православными, пренебрежительно относятся ко всему, что Божие. Такое положение вещей, если не изменится к лучшему, приведет нас к заслуженной каре».

Однако и тогда, как и теперь, множеству так называемых христиан не хотелось слышать гласа проповедника, говорящего о Боге, Который наказывает. Оставляя Константинополь, Иосиф Вриенний отправил свое прощальное воззвание: «С большой скорбью покидаю этот город. Через несколько дней я умру. Но знайте: из-за своих грехов Константинополь попадет под власть турок, но Православие сохранится!». Это пророчество, сравнимое по своему трагизму с библейскими, совсем точно сбылось. Вскоре Константинополь действительно пал, оказавшись под властью неверных — агарян.

В годы рабства Бог снова посылал Своих людей, напоминавших народу Божиему о причинах его печальной участи и призывающих к покаянию. Преподобный Максим Грек (1470-1556) пишет: «Где высота и безпримерная слава бывших во власти, славных премудростию, всякою добродетелию, благими узаконениями и православною верою христианских царей, царствовавших в славном и благочестивом граде Великого Константина?». В контексте его слов упомянем и тот факт, что один из последних императоров ромеев Михаил VІІІ Палеолог — виновник Лионской унии, оставался униатом до конца своих дней. Иоанн VІІІ Палеолог подписал в 1439 г. Флорентийскую унию. Последний император Константин ХІ оставался верным унии и присутствовал на последней накануне падения Константинополя Святой Литургии в соборе Св. Софии, когда о спасении Града вместе молились православные и католики. Результат этой межконфессиональной молитвы известен.

Далее преп. Максим Грек продолжает: «Где тот всемирный свет благоверия, который подобно солнцу просвещал всю вселенную чрез архиерействовавших в нем равноангельных святителей? Не все ли это уже много лет порабощено и подчинено измаильтянам? И нет нам ниоткуда никакого избавления, а напротив, касательно нас все приходит к худшему, а их положение делается все славнее. Поймем же, в какое злосчастное положение пришли дела у нас, бедных греков: как лишились мы всех вообще благ тех, и умалихомся паче всех язык (Дан.3:37) и быхом поношение соседом нашим, подражнение и поругание сущим окрест нас (Пс. 78:4), говоря словами Божественного Писания. Где ныне те превышающие ум и слово чудеса Пречистой Божией Матери, которые совершались в этом граде, избавляя его, сверх всякой надежды, от частых нападений варварских? Почему все это ныне погасло? Почему ныне не возстает Градохранительница и Владычица его на заступление и избавление? Очевидно, что по причине неисцельных беззаконий, на которые прежде дерзнули в сем граде праотцы наши. Не так ли божественное песнопение говорит о нечествовавших в подобие нам иудеях: обаче за льщения их положил еси им злая, низложил еси я, внегда разгордешася. Како быша в запустение; внезапу исчезоша, погибоша за беззаконие свое. Яко сoние востающего (Пс. 72: 18-20)? (Преп. Максим Грек, Слово обличительное против агарянского заблуждения и против измыслившего его верного пса Магомета.)

И тогда, как и в древности, малое число людей прозревало об истинных причинах падения нового Израиля и безбоязненно указывало путь к избавлению, пролегавший единственно через покаяние. Однако новый Израиль упорно отказывался принимать случившееся как результат покаравшей его десницы Всевышнего. В каком окаянном состоянии оказался народ Божий видно из того, что, несмотря на суровую реальность и ясный Божий знак того, что императорский скипетр отнимается у византийских властелинов из-за беззаконий греков, некоторые из этих греков — приверженников имперского типа богоизбранности, оказались слишком упрямыми в своих убеждениях. Они дошли до того, что объявили султана новым римским императором, утверждая, что несуществующая уже Византия неизвестно как продолжала быть Вторым Римом.

В 1466 г. критский историк Георгий Трапезундский пишет Мехмеду ІІ: «Никто не сомневается в том, что ты Римский император. Законный правитель столицы империи Константинополя является императором, пока Константинополь является столицей Римской империи. И тот, кто есть император ромеев, есть император всего мира»[5].

Греки, как и родственные им по духу иудеи времен Христа, были далеки от мысли, что Хозяин виноградника может отнять его у них и отдать другим виноградарям, которые будут заботиться о нем лучше. Царством, которое в то время могло принять роль нового, Третьего, Рима, после того как Второй попал под османскую власть, оказалось Московское княжество. Но для гордых греков это было немыслимо, потому что для них все негреческое означало варварское. И самую «высокую» роль, которую они могли великодушно предоставить России, была роль освободителя Константинополя — и только. Считалось в порядке вещей, чтобы русские освободили как Град, так и Империю, а потом вручили их грекам. Эти греческие чаяния отразились и в тогдашнем фольклоре. В одной понтийской песне пелось: «Романия (т. е. государство ромеев — прим. авт.) погибла, Романия попала в рабство. Но хоть и пала Романия, она однажды опять расцветет и даст плоды». Эти чаяния, передающиеся в веках, дошли и до нашего времени, когда были озвучены новоканонизированным старцем Паисием Святогорцем, также утверждавшим, что «они (турки) погибнут, потому что заняли эту землю без благословения»[6].

Однако, уже пять веков Константинополь или то, что от него осталось, находится под властью турок, а греки так и не осознают, что Бог отнял у них виноградник, не приносящий плодов, и уже дал его другим. До сего дня они отказываются увидеть свою вину в падении Византии и принять реальность. Они решили, что могут торговать верой, но за это пришлось платить. И они возненавидели Россию, а вместе с ней и все славянство за то, что Россия превратилась в Третий Рим на пепелище Второго, который перед тем занял место Первого.

В этом греческом пророчестве говорится еще, что Россия возьмет Константинополь, приливая реки крови, после чего великие силы вручат его грекам, которые не только получат все готовым, но и не будут должны и одного «евхаристо» кому бы то ни было, потому что, согласно старцу Паисию, «она (Турция) распадётся, и государства, играющие решающую роль в мировой политике, отдадут Константинополь нам. Они сделают это не потому, что они нас любят, но потому, что Бог устроит всё так, что им будет выгодно, чтобы Константинополь был греческим».

В годы, предшествовавшие падению Константинополя, среди греков зарождается ностальгия по языческому эллинскому наследию. Были и видные люди, считающие, что это наследство греков ценнее христианского. Такова, например, личность Гемиста Плифона — создателя целой философской системы, призванной противостоять главным образом христианству и опиравшейся на греко-римское языческое наследие. Гемист имел большое влияние как при императорском дворе, так и среди некоторых представителей высшего клира. Он участвовал в Ферраро-Флорентийском соборе в качестве делегата от греческой стороны.

Возникает вопрос, почему при наступлении османов греки каждый раз обращались за помощью к латинянам, а не к своим православным собратьям. Одна из причин в том, что латиняне в то время были большими ценителями эллинского наследия, и потому греки возлагали свои надежды на них — дабы именно латиняне стали покровителями этого наследия. На Ферраро-Флорентийский собор греки отправились с надеждой на восстановление Империи и Церкви в их прежних пределах и былом величии. Для них Империя и Церковь без Первого Рима выглядели неполными.

Падение Константинополя должно было бы отрезвить опьянённых своими мечтаниями греков, но этого не случилось. Более того, они совсем потеряли представление о том, что ожидается от них, как народа Божиего, пораженного десницей Всевышнего и преданного власти иноверцев. Все время своего рабства греки лелеяли наивную надежду, что Константинополь однажды снова будет принадлежать им и забыли о своей собственной вине, а также о покаянии.

С течением времени греческая идея о неотъемлемой богоизбранности приобрела такие чудовищные размеры, что выродилась в настоящую расовую теорию. О Мегали идее написано ранее[7], поэтому здесь не будем рассматривать эту тему подробно. Фрагменты этой идеи в современной неоэллинистической пропаганде неотъемлемой богоизбранности есть во многих пророчествах греческих старцев и особенно — старца Паисия. Один пример. Согласно свидетельству врача из города Кавала, однажды старец сказал ему:

«- Турки потерпят поражение. Произойдет столкновение в Средиземном море. Нас не тронут. Тогда вмешаются сверху русские, и сбудется то, что предсказал Святой Козьма: «Великие позаботятся … Константинополь Греки должны сберечь. Бог нам его подарит, он поможет нам, ибо мы — Христиане.

— Старче, — возразил я ему, — разве мы Христиане? Знаешь, как греки погрязли в грехах? День и ночь развлекаются и скатываются всё ниже и ниже. Как Бог нам поможет, чтобы мы взяли Константинополь?

— Простым и очень мудрым способом, — сказал он мне. — Существует в нас особая закваска, и она держит нас, Церковь и Грецию. Благодаря этой закваске Бог сделает для нас то, что сделает»[8].

Возражение врача вполне уместно, но, по словам старца, от греков не ожидается, чтобы они что-то изменили и покаялись в чем бы то ни было. Что бы они ни делали, в них есть закваска, и ради этой закваски Бог поможет им вернуть Град. Но не похожа ли эта «закваска» на ту древнюю, названную Христом лицемерием (Лк. 12:1 и Мф. 16:3) — которой были заражены те, которые проповедовали Закон, а сами его не исполняли?..

Кто-то может возразить, что под «закваской» можно было бы понимать остаток, о котором говорит св. апостол Павел в Послании к римлянам (Рим. 11:5). Возможно, но если бы среди этого остатка было бы больше слов о покаянии и меньше — о восстановлении в прежнем достоинстве с возвращением Константинополя.

Вспомним, как во времена первых христиан возвращение Иерусалима было мечтой не новых, а старых, отпавших от Бога и не уверовавших израильтян. Но даже сегодняшним евреям возвращение в их священную землю стоило много жертв и крови, в то время как в греческих пророчествах кровь будут проливать другие, чтобы греки могли установиться в Константинополе на готовом.

Слова старца Паисия об особой «закваске» греков напоминают иудейскую идею богоизбранности. Но есть существенная разница: представителям рода Авраамова в Ветхом Завете были даны обетования. Они ошиблись, забывая, что в завете между ними и Богом были указаны как их обязанности, так и возможность наказания за отступление от них. В то время как современное неоэллинистическое прочтение богоизбранности отличает полное отсутствие каких бы то ни было реальных оснований, ведь Бог нигде и никогда не обещал ничего особого грекам. Новозаветные обетования одинаково касаются всех христиан. Все христиане, составляющие народ Божий, должны хранить верность Богу, а, оступившись в этом и согрешив, должны каяться. Более того, мы должны каяться даже за согрешения своих отцов, из-за которых Бог предал Свой народ под власть иноверцев.

Однако, мысль о том, что сынам должно каяться за грехи отцов, в наше время находит горячих оппонентов. Особенно сильно этому оппонируют в России, где также циркулируют различные формы идеи неотъемлемой богоизбранности — генетической или имперской, хотя там эта идея не так сильно овладела народным сознанием, как в Греции. В России встречается и богоугодная идея богоизбранности, согласно которой народ Божий может быть наказан, если согрешит, но может быть и помилован, если принесет покаяние не только за себя, но и за грехи отцов[9]. Но противники этого заявляют, что покаяние строго индивидуально, оно — личное дело, и что с православной точки зрения покаяние за чужие грехи невозможно — в христианстве нет коллективной ответственности и ответственности поколений. Но так ли это?

В Священном Писании есть много примеров, дающих ответ на этот вопрос. Здесь мы напомним только один из них. В третьей главе Книги пророка Даниила описан подвиг трех отроков — Анания, Азария и Мисаила, которые были брошены в Вавилонскую печь за отказ исполнять заповедь Навуходоносора поклониться его золотому истукану. Но и будучи связанными в горячей печи, трое отроков ничуть не пострадали, а ходили среди пламени, воспевая и славя Господа.

Что представляла собой их песнь? Конечно же, молитву, первая часть которой была покаянной молитвой за грехи их отцов, в ней они так обращаются к Господу: Ты совершил истинные суды во всем, что навел на нас и на святый град отцов наших Иерусалим, потому что по истине и по суду навел Ты все это на нас за грехи наши. Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всем согрешили. Заповедей Твоих не слушали и не соблюдали их, и не поступали, как Ты повелел нам, чтобы благо нам было. И все, что Ты навел на нас, и все, что Ты соделал с нами, соделал по истинному суду… Но не предай нас навсегда ради имени Твоего, и не разруши завета Твоего (Дан. 3:28-31, 34-35).

«…Навел Ты все это на нас за грехи наши. Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всем согрешили» — кается Азарий от имени и двух других отроков несмотря на то, что никто из троих не согрешил и не отступил от Господа. Следовательно, не только можно, но и подобает всякому верующему каяться ради грехов своих отцов, отступивших от Господа и понесших за это наказание. Трое отроков каялись за грехи отцов и пламень печи не коснулся их.

* * *

И новый Израиль, как и древний, потерял из-за богоотступничества и грехов многое из того, что ему было дано. Каждое из бывших православных царств в какой-то степени посрамлено. Византии уже не существует, а Константинополь, видимо, безвозвратно отнят у греков. Охрид — центр христианского просвещения Болгарского царства был отнят у болгар. Косово — духовное сердце православных сербов уже не является частью Сербского государства. И Киев уже не русский.

Драма наша в том, что, повернувшись спиной к Евангелию царства (ср. Мф. 9:35), мы потеряли и царство земное. Разные теории национального превосходства и стратегии за возвращение потерянного ничто другое как самопревозношение, самовозвеличивание, которое не приведет ни к чему хорошему, только — к унижению и стыду. При всех своих попытках недостойные виноградари не только не смогли сохранить для себя виноградник, но и потеряли свою жизнь. Да не будем уподобляться им, чтобы с нами не случилось то же самое.

Протоиерей Божидар Главев
Перевод с болгарского Янины Алексеевой

[1] Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся (Рим. 11:20).

[2] Например, Книги прор. Исайи, Осии 2 гл., Мал. 2 гл., Наум. 3 гл. и др.

[3] В греческом тексте — ἐπι­στραφήσῃ ἐπι­̀ κύριον τὸν θεόν, где ἐπι­στραφήσῃ имеет значение: вернуться к Господу, повернуться лицом после того, как ты стоял отвернувшись.

[4] „Царство Божие, то есть близость к Богу, отнято от иудеев и передано уверовавшим» — пишет бл. Феофилакт Охридский. Уверовавшие во Христа были и среди самих иудеев, поэтому св. ап. Павел говорит: «Неужели Бог отверг народ Свой? Никак. Ибо и я Израильтянин, от семени Авраамова, из колена Вениаминова. Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал» (Рим.11:1-2). Но, согласно общему толкованию святых отцов, под своим для Бога народом, народом, который не был отринут и о котором Он наперед знал, подразумеваются только уверовавшие во Христа иудеи.

[5] Simon Sebag Montefiore, Prince of Princes: The Life of Potemkin, London, 2001, стр. 215.

[6] Пророчества о будущем Турции и освобождения Константинополя.

[7] Фанариотски епископи и гърцизмът в България. Схизмата, наложена от Цариградска патриаршия на Българската църква — плод на инат и злоба.

[8] Ζουρνατζόγλου Ν. Μαρτυρίες προσκυνητών Όσιος Παίσιος Αγιορείτης. 1924-1994. Τ. 1. Σ. 446.

[9] Свт. Шанхайский и Сан-Францисский Иоанн (Максимович) в своей проповеди, посвященной памяти св. Царя Николая ІІ, пишет: ««Кровь Его на нас и на чадах наших» (Мф. 27, 25). Не только на современном поколении, но и на новом, поскольку оно будет воспитано в сочувствии к преступлениям и настроениям, приведшим к Цареубийству. Лишь полный духовный разрыв с ними, сознание их преступности и греховности и покаяние за себя и своих предков освободят Русь от лежащего на ней греха» ((Летопись почитания архиепископа Иоанна (Максимовича). Издание Свято-Германовской пустыни. 1976, с. 116-117.)

Заметки на полях

  • Анна, Санкт-Петербург, , 12.07.2019 в 11:26

    Про возвращение Константинополя, говорил не Паисий Святогорец — это слова Космы И(Э)талийского! Святой Паисий Святогорец дал им толкование согласно той политической ситуации, которая стала складываться в годы жизни Паисия Святогорца! Зачем смотреть на греков?! Далеко ходить не надо — давайте посмотрим на нас! Со всех православных радио, телеканалов и СМИ вещают, что мы «избранный народ! Третий Рим! (Как подчеркнул автор).» Наша Вера и наша Православная Русская Церковь спасёт этот мир от греха и зла! Нас сам Господь призывает к этому! Только русские сохранили чистоту веры! И русская культура=Православие! Россия не мыслима без Православия! «Русский код», «культурный код» и т.п. Вам ничего это не напоминает? Прямо, как автор в статье пишет про то, то византийцы считали Церковь не мыслемой без Империи! Так и у нас: Церковь=Государство со всех таблоидов! А Царь=Бог! Даже целая секта на этой волне сформировалась — «царебожники». Я так слышу и вижу по крайне мере! У нас массовое безмерное почитание Царской семьи среди множества православных! Мы наказаны за не богоотсупничество, а за то, что большевики в лице народа (видимо) убили царскую семью. Есть такой грех — «грех цареубийства»? Повсюду льется «православный национализм». Везде пишут о величии нашего народа! Мы и себя превратили в предмет культа — «культ великого Богоизбранного народа». Буду рада, если я не права!

  • Георгий, иерей, , 12.07.2019 в 18:13

    Разделяю Ваше возмущение, уважаемая Анна, по поводу льющегося отовсюду «православного национализма», от которого до «православного нацизма» рукой подать. Да, именно так. Не нужно обольщаться: у всякого нацизма (германского, сионистского, русского, украинского и т.д.) одни и те же корни, вернее, духовные истоки. Вот и комментарий Александра Буздалова под статьей «Диалектическое христианство» об этом же: « …политика нацистского Третьего Рейха от политики советского «Третьего Рима» принципиально не отличается. Тут тоже занимались в основном евгеникой Сверхчеловека и с теми же кураторами в мире духов».

    Одни и те же духовные наставники, одни и те же методы работы, только люди гибнут разные по разные стороны идеологических баррикад, возводимых этими тёмными силами. Какими?

    Пророк Исаия: А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» (Ис. 14:13, 14).

    Некоторые положения в статье протоиерея Божидара я бы оспорил, вернее, «иначе бы расставил акценты», как нынче говорят, но в целом согласен с его мнением.

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на