col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово. Ноябрь

Архимандрит Рафаил (Карелин). О любви. Продолжение

Вторая часть новой статьи отца Рафаила

В лек­си­ке со­вре­мен­ных язы­ков вряд ли мож­но най­ти сло­во или по­ня­тие, ко­то­рое име­ло бы та­кой ши­ро­кий се­ман­ти­чес­кий спек­тр цве­тов и от­тен­ков и со­дер­жа­ло бы в се­бе столь­ко про­ти­во­ре­чи­вых зна­че­ний, как сло­во «лю­бовь». Ни од­но сло­во не под­вер­га­лось та­ким про­ти­во­по­лож­ным ин­тер­п­ре­та­ци­ям, хан­жес­ким из­вра­ще­ни­ям, сло­вес­ной эк­ви­либ­рис­ти­ке, шу­лер­ским пе­ре­та­сов­кам, со­фис­ти­чес­ким ма­ни­пу­ля­ци­ям, та­кой умыш­лен­ной и наг­лой про­фа­на­ции, как это свя­тое сло­во.

Последнее время слово «любовь» теряет свое первоначальное значение. Оно чаще употребляется для прикрытия похоти, цинизма, темных страстей; им оправдывают аффективные порывы и дикую ревность, переходящую в безумие.
Под этим словом нередко человек прячет свое расположение к нравственному безобразию и пороку, нежелание бороться со злом, что на деле обращается в попустительство греха и солидарность с ним. Где нет ненависти к порокам, отвращения к бесстыдству, негодования против разврата, развратителей и насильников, – там тайная любовь к сатане, перемена богоподобия на демоноподобие. Грех – это метафизическая тьма и грязь, частица ада, которую человек носит в себе, дыхание сатаны и ненависть к Богу. Душа, соединившаяся с грехом, не способна к восприятию Божественного света. Смерть нераскаянного грешника – это переход от тьмы к тьме, вечное мучение с сатаной.

К профанации любви приложила свою руку и мирская литература, употребляя это слово в описании темных вожделений и страстных аффектов, тем самым способствуя расплывчатости и аморфности этого понятия. Надо сказать, что в древних языках существовало четкое различие между смысловым содержанием двух терминов – любви и вожделения. Любовь относилась к духовным понятиям, а вожделение – к области страстей, опьяняющих сердце и колеблющих рассудок, к низменным инстинктам и слепой рабской привязанности. Вожделение стремится захватить, ассимилировать, отнять и присвоить чужое, а любовь – отдать свое. Вожделение соединено с чувством обманчивого наслаждения, после которого в душе наступает пустота и холод; а любовь – с духовной радостью, которая оживотворяет и согревает сердце. Вожделение – беспокойно и тревожно; в любви душа обретает покой, который не покидает ее даже во время внешних скорбей. Вожделение обращено к временному, проходящему, поэтому не может удовлетворить человеческий дух, созданный для вечности. А любовь ищет нетленного и вечного; она даже в падшем человеке видит образ Божества, как пламя светильника – через темное закоптевшее стекло.

Вожделение превращает человека в раба собственной страсти. А тот, кто имеет истинную любовь, не порабощает себе человека, и не порабощается человеку: он видит в нем богоподобную личность и считается с его свободой. Вожделение затемняет ум, опьяняет чувства и связывает волю; а любовь, напротив, делает ум ясным, мышление глубоким, волю целеустремленной. Любовь побуждает человека приносить счастье и благо людям на всех уровнях жизни: духовном, душевном и телесном, однако главным считает в человеке бессмертный дух, облеченный в плоть.

Любовь – это отражение Божественной любви в человеческом сердце и излучение этой любви в мир. Божественная любовь, находя душу, открытую для себя, входит в нее, как луч в кристалл, и тогда сама душа становится источником невидимого света. Любовь открывается человеку как истинная жизнь, как единственное счастье, как воскрешение из мертвых, как огонь, согревающий мир и обновляющий душу, как стержень бытия и радость, которую нельзя передать словами. Переживая любовь, человек хочет поделиться ей с другими, отдать ее людям.

Любовь открывает человеку окружающий мир уже не только в состоянии падения и тления, гримасах боли и судорогах смерти, но и в красоте будущего преображения. Любовь дает человеку особую мудрость, способность видеть и созерцать цель Божественного творения. Вместе с тем, любовь – это страдание за человечество, не ведущего Бога, и поэтому лишенного настоящего счастья.

Любовь так расширяет сердце, что в нем никому не тесно. Она дает человеку возможность выйти из собственной индивидуальной ограниченности и как бы жить в других. Любовь никогда не оказывается несчастной, никого не доводит до отчаяния и самоубийства, ни в ком не разочаровывается, так как никем не очаровывается, а видит в каждом человеке, каким он ни был, – образ Божий. Она не бывает обманута в своих ожиданиях, так как ничего не хочет и не требует от человека, кроме его вечного спасения.

В настоящее время человечество катастрофически теряет любовь. Кажется, что на земле уже начался ледниковый период, который превращает нашу планету – духовный центр вселенной – в мертвую пустыню. Мир, теряя любовь, погружается в сумерки, а затем ему грозит ночь без рассвета. Приближение последнего этапа мировой истории, нарастающая канонада апокалиптических бедствий, появление лжехристов неразрывно связаны с оскудением любви.

Без любви вера становится мертвой и бессильной: от нее остается только форма, как бы тело без души. Надежда, которая дает силы переносить все скорби и испытания ради Небесного Царства, исчезает, сменяясь тупым равнодушием, чувством обреченности и безысходности, а нередко отчаянием. Но демоническим силам, окутавшим землю своей сетью, еще мало уничтожить любовь в сердцах людей: они хотят насмеяться над любовью, извратить, унизить, заплевать ее, а то, что всегда считалось постыдным и мерзким, – представить как любовь, которая выше стыда и всех нравственных законов. Оккультные секты, проповедующие такую блудную любовь, считают грех суеверием и предрассудком, а неучастие в оргиях – фобиями, недостойными современного человека. Хотя их адепты нередко употребляют слово «бог», но подразумевают под ним темный лик сатаны.

Бог, – Непостижимый и Невыразимый, в существе Своем высший всякого определения и имени, – назван в Новом Завете Любовью. Все деяния Божия – от творения мира до Второго Пришествия – имеют в основе своей любовь. Высшим проявлением любви является Голгофский Крест, на котором Христос принес Себя в жертву за грехи человечества. Крест стал символом христианской веры, и не только символом, но ее силой и победой.

Спасают человека от вечной гибели и делают его причастником Божественного бытия – вера, надежда и любовь, – это три света, из которых больший любовь. По смерти веры не будет, она сменится очевидностью духовных реалий; надежда исчезнет, так как она исполнится: человек получит то, на что надеялся и даже несравненно больше; а любовь останется: она будет основой Богообщения и созерцанием неизреченной Божественной красоты. Любовь – это неслиянное единство души с Божеством, и источник вечного обожения.

Официальный сайт архимандрита Рафаила (Карелина)

Заметки на полях

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.