col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово. Ноябрь

Архимандрит Рафаил (Карелин). О любви

Есть сло­ва, бла­го­уха­ю­щие, как цве­ты; есть сло­ва, чи­стые, как ла­зурь не­ба и воз­вы­шен­ные, как снеж­ные вер­ши­ны гор; есть сло­ва, теп­лые, как лу­чи солн­ца; но есть сло­ва, про­пи­тан­ные ды­мом ада, – они без­об­раз­ны и гнус­ны. Апо­стол Па­вел на­звал их «гни­лы­ми сло­ва­ми» и за­по­ве­до­вал хри­сти­а­нам ни­ко­гда не упо­треб­лять их. Но су­ще­ству­ет еще об­ман и под­дел­ка слов, на­си­лие над сло­ва­ми, из­вра­ще­ние их смыс­ла, ко­гда уро­ду­ют свя­тые и пре­крас­ные сло­ва, как ком­пра­чи­ко­сы – ли­цо ре­бен­ка, по­пав­ше­го в их ру­ки. Од­но из та­ких слов — «лю­бовь».

Обычно, чем многограннее и динамичнее слово, – тем больше смысла может заключаться в нем, тем разнообразнее его семантика. В древних языках понятия и определения любви были более дифференцированы, уточнены и очерчены; а в современных языках они слились воедино, потеряв свою четкость и определенность. Вожделение, страсть, похоть, привязанность стали безразлично называться любовью. Это дает возможность словесным спекулянтам манипулировать смыслом этого слова, подменять одно понятие другим, а в некоторых случаях делать его прикрытием для лжи и порока. Такая тонкая и замаскированная ложь более отвратительна и опасна, чем зловонная похабщина, которая может сразу же оттолкнуть человека.

Приведу пример. Теперь становится модным выражение: «Любовь – выше справедливости, закона и нравственных заповедей». Эти звонкие и впечатляющие слова на самом деле имеют омерзительное содержание. Здесь любовь отрывается от нравственности и даже противопоставляется ей. Такое выражение само по себе бессмысленно, как если бы сказать, что голова человека выше самого человека, или пик горы выше горы, как будто вершина висит в воздухе, а не является ее частью. Здесь под видом любви – венца нравственности – хотят уничтожить саму нравственность, оправдать порок и косметикой слов прикрыть уродство своих страстей. По сути дела, эти шулеры слов подменивают любовь или похотливым вожделением или равнодушием к несправедливости или солидарностью с грехом.

Понятие любви многообразно, но в Евангелии говорится о духовной любви, как о даре и действии благодати, – об особой любви, которая начинается тогда, когда в какой-то мере обузданы страсти и побежден эгоизм. Эта любовь является вершиной добродетелей; она вдыхает в заповедях жизнь, но в тоже время проверяется через законы и нравственные предписания. Духовная любовь едина с истинной и правдой. Где возникают противоречия, – там появляется опасность подделки любви.

Господь сказал, что любовь к Богу и человеку – это две высшие заповеди, значит, высшие ступени христианской нравственности — это дары божественной благодати за веру и подвиг жизни; а где нарушается правда, – там не может действовать Дух Святой – Дух истины и источник любви. Апостол Павел в 13-ой главе Второго послания к Коринфянам пишет о свойствах духовной любви; его слова – это гимн любви, и в тоже время – критерий и проверка нашей любви.

Официальный сайт архимандрита Рафаила (Карелина)

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.