МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Свято-Покровский мужской монастырь на горе Шулдан

Хотелось бы предложить читателям путешествие не только в пространстве, но и во времени, и рассказать о славном крымском царстве Феодоро с центром его — Мангупом. Этот пещерный город и Благовещенский монастырь в его скалах находятся в нескольких часах езды от Севастополя вглубь полуострова Крым.

Позволю себе личные воспоминания. В конце 1970-х годов мне посчастливилось войти в группу археологов (посчастливилось, потому что я — филолог, а не археолог), которую Государственный Эрмитаж отправлял на раскопки на мыс Фиолент. Незабываемые впечатления о месяце жизни в этом благодатном месте до сих пор греют мою душу. Жили мы в палатках на плато, еду готовили на костре, кругом было полное безлюдье, на пляже, кроме нас (а группа наша была небольшой), никого не было. Во время работы нам удалось совершить пешее путешествие по горному Крыму, и оно осталось таким же неизгладимым из памяти, как и жизнь на берегу моря в палатке.

Теперь понимаю, что это было настоящее паломничество по святым местам, но, так как они были в то время заброшенными, мы его так не воспринимали. Душу питала красота Божьего мира. Ведь на самом деле, как говорят духовно просвещенные люди, Ангел никогда не покидает посвященного ему церковного престола, и хранит его святость. Хотя внешне все может быть разрушено, но духовный хранитель места никуда не уходит. Так вот и мы почти сорок лет назад, путешествуя от одного древнего алтаря к другому, питали свои души милостью Божией, сами того не подозревая. И теперь понимаю, что, видимо, благодаря этому в той свободной студенческой «тусовке» ничто дурное нас не коснулось, и мы провели месяц в Крыму в чистоте.

Подъем на Мангуп. И сейчас помню, как у меня, двадцатилетней, заходилось сердце от его крутизны и ноги болели, отказываясь делать очередной шаг наверх (высота Мангупа 581 м над уровнем моря, подниматься надо по почти отвесной скале 70 метров). Зато на широкой ровной площадке, занимающей все темя горы, нас ждала такая красота! С высоты птичьего полета открывался удивительный вид — ярко-синее море далеко на западном горизонте и гряда Крымских гор на юге, на востоке, на севере, окутанная таинственной дымкой, зеленая цветущая долина у подошвы горы. Внизу по дороге шли маленькие человечки, а нам на огромной высоте было слышно, о чем они говорят — такое чудо акустики. Пещеры, гроты, полуразрушенная цитадель и все таинственное пространство Мангупа восхитили романтически настроенные души. Главным была не информация — мы почти ничего не знали о древней земле, но переживание ее загадки и святости. В то время я работала в музее Александра Блока, и открывшийся мне вид погибшего древнего города напомнил строки поэта:

На небе зарево. Глухая ночь темна.
Толпится вкруг меня лесных дерев громада,
Но явственно доносится молва
Далекого, неведомого града.

Ты различишь домов тяжелый ряд,
И башни, и зубцы бойниц его суровых,
И темные сады за камнями оград,
И стены гордые твердынь многовековых.

Так явственно из глубины веков
Пытливый ум готовит к возрожденью
Забытый гул погибших городов
И бытия возвратное движенье.

Потом из разных источников мы узнали об истории княжества Феодоро, столицей которого был Мангуп. Коротко расскажем ее вам. Княжество Феодоро, оно же Готия, просуществовало на крымской земле триста лет — с XIII по XV век. Но еще до формирования готского княжества на вершине Мангуп во второй половине VI века выросла мощная крепость Дорос. Этот пограничный пункт Византийской империи предназначался для защиты рубежей от степных кочевников. В конце VIII века, когда большая часть Крыма находилась под властью Хазарского каганата, крепость Дорос превратилась в очаг антихазарского восстания — его возглавил архиепископ Иоанн Готский. Однако восстание жестоко подавили, о чем свидетельствует слой пожарища, обнаруженный археологами. В Х веке Хазарский каганат прекратил свое существование, и Мангуп снова стал византийским. На рубеже XIV–XV веков плато превратилось в столицу могущественного княжества Феодоро, простиравшегося до района нынешней Алушты на востоке и до Бельбекской долины на севере. Свое название княжество получило по имени Феодора Гавраса. Церковь чтит Феодора Гавраса под именем святого Феодора Стратилата («стратилат» означает «воевода»). Племянника Феодора Стратилата, Константина Гавраса, в середине XII века попавшего в опалу при византийском императоре, сослали в Крым. Именно его потомки и объединили земли вокруг Мангупа в княжество Феодоро. Но это только одна из версий. По другой версии правители Феодоро могли происходить от славной византийской династии Комнинов и Палеологов. Поэтому небольшое княжество занимало видное политическое и экономическое место в Восточной Европе, и с его владыками «царской крови» желали породниться правители других стран. Мария Палеологиня, княжна Мангупская, была женой молдавского господаря Стефана III Великого, ее тетя Мария Готская состояла в браке с последним владыкой другого византийского осколка — Трапезундского царства, Давидом Великим Комнином. Велись переговоры о женитьбе сына русского Царя Ивана III на дочери князя феодоритов (браку помешало турецкое завоевание Крыма в 1475 году). Княжество, лежавшее между татарскими владениями (они занимали степной Крым) и генуэзскими колониями, растянувшимися по южному и восточному побережьям, стало оплотом православия на полуострове.

В обрывах Мангупского плато были высечены церкви и монашеские кельи. Одним из старейших сооружений Мангупа можно по праву считать храм в честь святых Константина и Елены, находящийся напротив мыса Чуфут-Чеарган-бурун. Это большая — 31,5х26,2 м — базилика, разделенная двумя рядами колонн, — по шесть в каждом, — на три нефа. С востока она завершалась двумя закругленной формы апсидами — большой и малой. К боковым ее стенам примыкали галереи: под ними, а также под полом храма обнаружено множество могил. Базилика была построена в VI веке, затем неоднократно перестраивалась, последний раз в XIV или начале XV века. Из найденных внутри храма архитектурных деталей особенно интересны обломки мраморных византийско-коринфских капителей, остатки пилястр предалтарной преграды из известняка. Пол центрального нефа состоял из больших каменных плит, а в боковых нефах полы были мозаичными: материалом для мозаики служили белый мрамор, черный базальт, красный сланец. Рядом с северной стеной храма располагалась крестильня, позднее ее переделали в часовню, и вокруг нее появилось кладбище. Именно здесь в одной из гробниц была найдена пока единственная в Крыму плита из местного известняка с именем византийского императора Юстиниана I, правившего в VI веке.

В конце XV столетия турки, овладев приморскими городами Крыма, завладели и Мангупом. Но и столетие спустя в городе еще оставались некоторые древние постройки, об этом свидетельствует польский посол Мартин Броневский. Говоря о древностях крымских городов, он оставил описание Мангупа, которое датирует 1578 годом: «Город Майкоп лежит между горами и лесами, далеко от моря. Здесь было 2 замка, построенных на обширной и высокой скале, великолепные греческие церкви, домы и много ручейков, свежих и чистых, вытекавших из скалы. Но потом он был взят турками, а еще позже, спустя 18 лет, по сказанию христианских греков, совершенно был уничтожен внезапным страшным пожаром. Поэтому в нем нет ничего замечательнее верхнего замка, в котором есть ворота, испещренные греческими надписями, и высокий каменный дом. Нередко случается, что ханы, взбешенные против послов московских и водимые варварским обычаем, затворяют их в этом доме и строго содержат. Теперь остались там только греческая церковь св. Константина и другая святого Георгия, совершенно ничтожные. Там живет только 1 грек да несколько евреев и турок; прочее все приведено в ужасное разорение и забвение. Нет даже никаких письменных памятников ни о вождях, ни о народах, которые владели этими огромными замками и городами. Я с величайшим старанием и трудом отыскивал их следы на каждом месте. Но я узнал от одного священника, грека, старика честного и умного, что, незадолго до осады этого города турками, жили здесь какие-то два греческие князя, дед и внук, которые верно происходили от крови константинопольских или трапезундских государей. Греки-христиане довольно долго в этом городе обитали. Но вскоре потом неверный и варварский народ турки, нарушив данное слово, захватили его. Те константинопольские князья уведены оттуда живые, и таким образом были умерщвлены турецким султаном Селимом, за 110 лет пред сим. На стенах греческих храмов видны изображения, представляющие родословную государей и государынь, от которых они, кажется, происходили».

В молодости путешествие по пещерным городам Крыма вызывало возвышенно-романтические переживания, теперь думаешь о другом: каким подвигом была жизнь людей прошлых веков! Особенно в тех условиях, которые существовали на Мангупе. Как много и тяжело нужно было трудиться, чтоб добыть себе скромное пропитание, как неуютно было жить в каменных жилищах, как трудно было их обогреть и какие труды были нужны для того, чтобы доставить воду на горную кручу! При этом нужно было терпеть тиранию самовластных правителей. И главное — почти ни одного дня нельзя было прожить спокойно, без тревожной оглядки на окружающие горы и степные горизонты, откуда может появиться жестокий захватчик. И когда представляешь эту недолгую и опасную жизнь, которая выпала на долю жителей горного Крыма на протяжении многих столетий, то становится стыдно за нашу комфортную, балованную жизнь, при этом зачастую порождающую недовольство и ненужную тревожность…

Но вот что удивило и порадовало: оказывается, и наш цивилизованный мир еще рождает таких людей, которые готовы жить в труднейших условиях пещерных городов — они восстанавливают древние монастыри и молятся в них. Низкий поклон монашествующей братии за то, что своим подвигом спасают нас, грешных.

Сейчас на южном склоне Мангупа восстановлен и действует Благовещенский монастырь. Древний монастырь возник в этом месте на рубеже XIV–XV веков, так считают археологи, но история его и даже название монастыря неизвестны. Сейчас, чтобы попасть в возобновленный монастырь, нужно спуститься с верхнего плато по узкой тропе, которую называют Мышеловкой, потому что по пути придется протискиваться между основным горным массивом и большой глыбой, нависшей над пропастью. Монастырь расположен в природных гротах, в одном из них струится родник — источник жизни для подвизающейся здесь братии. По их рассказам, родник был обретен чудом: весь грот, где сейчас он струится и наполняет большую чашу, был заполнен кучами мусора в человеческий рост. И вот, когда его вынесли из грота, забил родник, а приезжающие в монастырь паломники стали свидетельствовать о его целительной силе. И сейчас приезжают люди из самых отдаленных мест (не только Крыма, но и Украины, и России), чтобы набрать воды и помолиться вместе с братией в древнем храме.

Церковь Благовещенья Пресвятой Богородицы стоит на самом краю обрыва. Стены покрыты росписью, от которой уцелели лишь фрагменты. По обеим сторонам алтарной ниши с изображением Христа-Отрока написаны отцы Церкви в покрытых крестами облачениях, со свитками в руках. Над ними сильно поврежденная композиция из пяти фигур и помещенных между ними Херувимов с алыми крыльями, в центре которой — Христос с поднятой для благословения правой рукой, с Евангелием в левой. На плафоне арки в центре находится медальон с изображением Богоматери «Знамение», по обе стороны два пророка в коронах и пышных облачениях. Типичная для византийского средневековья композиционная схема в самих изображениях несет, тем не менее, следы влияния итальянского искусства — недаром близкими соседями феодоритов были генуэзцы.

В монастыре нет ни электричества, ни компьютеров, ни телефонов, — все так, как было и сотни лет назад: «Бог и душа — вот путь монаха».

Но паломников в монастыре на богослужение пускают, а те, кому трудно добраться до вершин Мангупа, могут подать на поминовение в монастырь на его подворье — в храме Рождества Христова в восьми километрах от обители, в поселке Красный Маяк Бахчисарайского района.

В древнем Мангупе было еще несколько монастырей, их археологические останки обнаружены и изучены учеными. Как мы писали в самом начале книги, насельники крымского полуострова стремились к тому, чтобы он стал святым, — ставили повсюду Божьи храмы, часовни и кресты.

Опять вернусь к личным воспоминаниям почти сорокалетней давности. Из Мангупа мы, юные археологи, в тот же день отправились в паломничество по другим пещерным городам. Бог дал пережить неповторимое чувство первозданности творения во время этого многокилометрового путешествия. Скалы, дороги и горы вокруг были пустынны, звенящая тишина сопутствовала нам в переходах от одной малой церкви, устроенной прямо внутри сорвавшейся с вершин гор огромной глыбы, к другой. Особо сильное впечатление произвел «храм трех всадников» — так он называется по фреске на стене, которая изображает трех всадников, поражающих змея. Сейчас храм действует, хотя трудно представить, как там могут поместиться молящиеся — такой он маленький внутри.

Древний храм стоит у южных врат огромного пещерного города, который называется Эски-Кермен («Старая крепость»). Это настоящее царство пещер, и попасть в него очень легко — нет крутого подъема, недаром в камне прорезана глубокая колея от проезжавших тут столетие за столетием груженых телег и других «средств передвижения». В Эски-Кермен сохранились самые разнообразные помещения: жилые и хозяйственные пещеры, оборонительные башни и казематы, зернохранилища, очаги, колодцы, лестницы, световые окна. И конечно — храмы, часовни, захоронения. Пещеры в крепости Эски-Кермен разнообразны, есть двух-, трех- и даже четырехъярусные.

Нет точных сведений не только о времени появления пещерного города, но и о составе его населения, потому что разные народы приходили друг другу на смену в этой местности так часто, как мало где на земле. То же можно сказать и о других, в радиусе нескольких километров расположенных, пещерных городах — Тепе-Кермен, Бакла, Качи-Кальон, Чуфут-Кале. О них мы не будем специально рассказывать, так как сейчас это «мертвые города», которые привлекают к себе много людей языческого и оккультистского толка, называющих их «местами силы». Это относится не только к древним городищам, но и к подземным пещерам, которых очень много в Крыму (зафиксировано 1 300 пещер, а есть и еще не обследованные).

Нам же в интересны толькоеста, посвящённые в Троице Славимому Богу, а не нечто «таинственное» и магическое, потому вернемся к теме Святого Крыма.

На самой «спине» горы Старой Крепости с 1930-х годов ведутся раскопки базилики, предположительно VI века. Базилика, как и расчищенная археологами находящаяся рядом с ней древняя усадьба, была уничтожена пожаром, датируемым XIII веком. По результатам работы археологов в городе обнаружено еще шесть пещерных церквей, а также гробницы и усыпальницы. Нужно провести много времени на Эски-Кермен, чтобы успеть осмотреть все закоулки этого города-крепости. В настоящее время находятся экстремалы, которые проводят тут свой отпуск, ночуя в спальных мешках на каменных ложах и питаясь едой, приготовленной на костре. Новое «заселение» пещерных городов Крыма стало повальным явлением, особенно популярен в этом отношении Эски-Кермен. Может быть, поэтому здесь не было попытки возрождения монашеской жизни.

Но если идти от Мангупа в сторону, противоположную от знаменитой Эски-Кермен, можно попасть в ныне действующие монастыри на горе Шулдан и на Кара-Кобинской долине. Надо сказать, что они продолжают традицию, которая существовала в Крыму и во времена древние: монастыри были небольшими, и в них проживало небольшое число монахов. Этого же принципа придерживался восстановитель монашеской жизни в Крыму в середине XIX века владыка Иннокентий: хорошо, если найдется один или два, а может быть, и три монаха, которые стремятся к особенной отшельнической жизни, им можно поручить поддержание жизни в древних обителях. Несколько таких обителей подчинялись одному киновиарху в сане архимандрита. Крымская епархия выпустила четыре документальных фильма, посвященных своей истории и дню сегодняшнему. Благодаря этим фильмам удалось «познакомиться» с настоятелями и насельниками восстановленных монастырей, и все они поразили одним в наши дни редко встречаемым качеством, тем более у людей, «стоящих у кормила» — простотой. Как бесхитростно, без каких-либо умствований настоятели обителей рассказывают о трудной и вдохновенной жизни в отрезанных от «прелестей цивилизации» монастырях! И даже внешне не похожи они на современных людей (пусть и монашеского звания), как будто пришли к нам из глубины веков, для того чтобы явить «простоту без пестроты».

Настоятель Мангупского монастыря, окормляющий и Свято-Покровский мужской монастырь на горе Шулдан, игумен Иакинф приветствует зрителей словами: «Места тут тихие. То, что только нужно монаху, он здесь может получить. Господь учил о том, что такое мiр — похоть плоти, похоть очей, гордость житейская. Так это было, есть и будет. А здесь можно найти покой». И от самого батюшки веет таким покоем, что, даже глядя на него на экране, проникаешься его спокойствием и веришь всему, что он говорит.

Предположительно Шулданский монастырь, — как и многие монастыри Крыма, — был основан бежавшими от гонений иконопочитателями. Один из вождей монашеской оппозиции иконоборчеству в Византийской империи — Стефан Новый — вопрошавшим его, где искать убежища от гонений, указал в первую очередь именно на «северные склоны Евксинского Понта». Во время церковных смут, по старой дороге, находили себе в Южной Тавриде убежище многие преследуемые и недовольные епископы, монахи, пресвитеры и, конечно, мирские люди. Многие исследователи именно к концу VIII века относят возникновение «пещерных монастырей» в юго-западном горном Крыму.

«Шулдан» с крымско-татарского переводится как «отдающий эхо». И действительно, место среди обрывов, где находится монастырь, как будто создано для того, чтобы «окликать эхо». Хотя, конечно, монашествующие этим не занимались. Наоборот, в большинстве своем они были исихастами, то есть сокровенными молитвенниками. По одной из гипотез о возникновении монастыря, он появился на горе Шулдан не в период иконоборчества, а как раз в период расцвета исихастского движения — в XIII –XIV веках. Согласно еще одной из версий, он был одной из резиденций готского митрополита.

От древнего монастыря до настоящего времени сохранилось несколько десятков пещер и два пещерных храма, расположенных в двух ярусах в толще скалы. Историки сходятся на том, что монастырь прекратил свое существование после завоевания Крыма турками в 1475 году и использовался местными жителями исключительно для хозяйственных целей.

Удивительно, что в наше время нашлись подвижники, пожелавшие восстановить древний монастырь. Нижняя церковь была освящена в честь Покрова Божией Матери, и монастырь стал называться Свято-Покровским мужским монастырем. Уже в наше время возвели на плато круглую каменную башню-часовню со шлемовидным отливающим золотом куполом, и теперь крест над этим «домом молитвы» осеняет всю далеко раскинувшуюся долину и хорошо виден с автодороги. Кроме того, на башне по вечерам включают свет, и она становится маяком для всех путешествующих в этих местах. Монахи и их помощники проложили в скале новую лестницу на плато, и паломники могут полюбоваться захватывающим дух видом, который открывается с вершины горы.

Закончим краткий рассказ о монастыре так же, как и начали его, словами наместника игумена Иакинфа: «Древние христианские святыни сохранились вопреки всем проискам врага… Здесь, когда молишься, чувствуешь близость неба. Душа буквально парит».

В селе Терновка в полутора километрах от монастыря открыто подворье Шулданского монастыря. А совсем неподалеку от этого села находится еще один действующий пещерный монастырь — во имя святого Саввы Освященного.

Древнее название монастыря — Челтер-Мармара или «Мраморная решетка». Так называлась и средневековая деревня, располагавшаяся на склоне горы. Об истории монастыря можно сказать то же самое, что и о других пещерных монастырях Крыма: предположительно возник он в VIII или в XIII веке, а завершил свое существование после 1475 года.

В настоящее время в Челтере более 50 сохранившихся и 30 разрушенных помещений, среди них — четыре храма. Сохранились и вырубленные в скале гробницы, зерновые ямы и виноградодавильни. Археологи утверждают, что в древности монастырь в Кара-Кобинской долине представлял из себя живописное архитектурное строение — все постройки комплекса соединялись между собой деревянными лестницами, галереями, у пещер были деревянные балконы. Архитектурная уникальность монастыря заключается в том, что в нем сохранился огромный колонный грот, каменный свод которого поддерживают пять мощных колонн. В восточной части зала сохранилось основание церковного престола с углублением для антиминса, в стене находится жертвенник. А в самом помещении длинная каменная скамья и пять могил в полу. Размер помещения — в длину 32 метра, в ширину от 3 до 7 метров. В 2007 году здесь вновь был освящен храм.

На расстоянии около километра от монастыря в лесу освящен источник в честь святой Евфимии, при котором устроена купальня. К слову, хочу здесь сказать, что богоспасаемый полуостров Крым изобилует святыми родниками и источниками, их здесь не менее 350!

Как сказал в предисловии к книге «Святые источники Крыма» (Симферополь, 2013 и 2016) митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь, «большинство из источников — безмолвные свидетели былого расцвета православия в средневековой Тавриде. Святой источник — порой единственное, что осталось от древней обители или храма. Желаю… бережно хранить их, благоустраивать и через это, пребывая в лоне Святой Матери Церкви, приступая к спасительным церковным таинствам, становиться добрее, смиреннее и, конечно, здоровее духовно и телесно».

Людмила Ильюнина
Фотография Юрия Вострухина
Сайт «Ветрово»
11 октября 2019

Заметки на полях

  • Александр, СПБ, 12.10.2019 в 17:40

    Сочно написано,сразу на юг захотелось. Одно удивляет,где они в глубине Крыма да ещё на плату безлюдный пляж нашли.

  • Анна, Санкт-Петербург, 15.10.2019 в 11:55

    Весной этого года с группой ребят из разных приходов довелось побывать в Крыму,и на Мангупе,в частности. Красота там действительно не обыкновенная. Меня очень поразили развалы базилик, это были большие храм,я думаю на несколько тысяч человек. Это в то время сколько верующих людей было, при численности на всем земном шаре не более 1 млн людей, наверное. При том развалы храмов очень близко друг к другу. Мне почему-то вспомнилась Москва. Налево пойдешь — храм, направо пойдешь — храм, прямо пойдешь — тоже храм встретишь. А в монастырь Благовещения попали совершенно случайно. С нами поднималась на Мангуп одинокая туристка (попросилась в компанию на подъём). И потом мы ее встретили уже нагулявшись по верху. Она спрашивает:»А где вы так долго гуляли, в монастырь заходили?», А мы- какой монастырь? И так мы узнали,что в склоне горы монастырь. Крым у меня всегда ассоциировался с татарами, о которых так много говорят. А сейчас понимаю, сколько там святынь православных?! Крым. -православный! В Херсонесе, к сожалению, не удалось побывать. Монастырь Федора Стратилата чудный, в цветах. А ещё великолепный храм бисерный в монастыре Анастасии Узореши ИТ ельницы. Настоятель -грек. Все иконы и лампадки украшены вышивкой из бисера! это очень красиво! Всем советую съездить туда в поход, с семьёй или с приходом.

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на