col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Священномученик Иоанн Восторгов. Истинный патриотизм

Поучительное слово по поводу оставления русским воинством Перемышля и Львова в 1915 году

Не­ред­ко при­хо­дит­ся встре­чать и слы­шать да­же и те­перь са­мо­у­ве­рен­но вы­ска­зы­ва­е­мое мне­ние о том, что пат­ри­о­ти­чес­кие чувст­ва или не­сов­мес­ти­мы с ре­ли­ги­ей и хрис­ти­анст­вом, или, по край­ней ме­ре, сто­ят от хрис­ти­анст­ва особ­ня­ком и в сто­ро­не. Не­ред­ко и нам, пас­ты­рям Церк­ви, при­хо­дит­ся слы­шать уко­ры, упре­ки и об­ли­че­ния в том, что мы в сло­ве цер­ков­ном го­во­рим не толь­ко о во­про­сах «чис­той ре­ли­гии», но и о во­про­сах, свя­зан­ных с пат­ри­о­тиз­мом и «по­ли­ти­кой». «Не ваше дело, — пишет мне некто по поводу последних наших бесед о бывших в Москве печальных событиях погрома и грабежей, — не ваше дело оценивать общественные события, говорить за или против них; учите вере; хочется видеть в каждом священнике только апостола Павла; будьте же таким Павлом, который не знал ни эллина, ни иудея».

Но прежде всего — Церковь есть общество верующих, «общество» же, и в обычном смысле слова понимаемое, подавляющим большинством своих членов входит в Церковь, поэтому и мы не можем не отвечать на приведенные недоумения и возражения, касающиеся церковно-общественного служения пастыря. Далее, жизнь нашего народа теперь вся проникнута настроениями, состоящими в зависимости от великой войны, которая затрагивает всех прежде всего тем, что от всех требует тех или других тяжких жертв, волнует удачами и неудачами, подчас обращается в вопрос о борьбе за самое существование народа: может ли священник, сын своего народа, своего времени, стоять вне, за пределами всех общественных и народных переживаний?

Но знают ли, наконец, апостола Павла и читали ли его священные послания те, кто на него так уверенно ссылается? Если бы знали и читали, то именно в лице этого святого апостола увидели бы они образ истинного и горячего патриота! В текущие дни, по уставу церковному, возглашаются в храмах чтения из Послания святого апостола к Римлянам. Вот что мы там слышим: Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом (Рим. 9: 1) — так необычно, клятвой именем Христа и Духа Святого и собственной совестью начинает апостол свою речь. В чем же он клянется? Клянется в любви, в благоговейной и воодушевленной любви к своему народу: «…великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян, которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования; их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки, аминь» (Рим. 9: 2–5). Братия! Желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение. Ибо свидетельствую им, что имеют ревность по Боге, но не по рассуждению (Рим. 10: 1–2). Так велика любовь святого апостола к родному по плоти и крови народу; она не менее любви Моисея, который тоже просил Бога на Синае лучше его самого истребить от земли живых, лишь бы простить грех народа и помиловать его.

В каком же положении был народ израильский в те дни, когда о нем так с тугою сердечною и вместе с величайшею любовью говорил святой апостол? И как он относился к самому апостолу Павлу и к делу всей его жизни? А дело это апостол выразил в словах: …уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня (Гал. 2: 20). …Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение (Флп. 1: 21). Давно уже народ этот был порабощен врагами, давно покорился языческому римскому государству; был он в презрении у всех народов мира, и в довершение всего — что особенно было близко сердцу святого апостола — народ еврейский запятнал себя преступлением богоубийства в Иерусалиме, распятием Христа, Сына Божия, и сам отлучил себя от истины и любви Божией. А по отношению к христианству, которое проповедовал апостол, иудеи везде заняли самое враждебное положение. Они не только преследовали его в Иерусалиме и в Палестине, но шли за апостолом как бы по пятам повсюду: они возбуждали против Евангелия евреев, живших в рассеянии по всему тогдашнему миру; они забывали свое отвращение к язычникам и старались угодливостью к язычникам, подкупами, клеветою — всеми способами восстановить против христиан и римскую власть, и римских ученых, и толпы народа. Они проникали всюду и всюду сеяли клевету, недоверие к апостолу Павлу, роняя его и в глазах иудеев, и в глазах христиан. В настоящее время все более и более научно выясняется и подтверждается тот факт, что главными виновниками и подстрекателями гонений на христиан в языческом римском государстве были не римляне, не правители римские, а именно евреи… Они же, проникнув своими темными влияниями и нечистыми путями во дворец Нерона, направили злобу и подозрительность этого жестокого императора на христиан Рима и, невзирая на защиту закона и суда кесарева, славившегося беспристрастием и справедливостью, после того как апостол Павел вполне оправдался от возводимых на него обвинений, все-таки вырвали у Нерона повеление казнить апостолов Павла и Петра. И такой-то народ все-таки любил святой апостол Павел, любил до самозабвения и полного самопожертвования!

Итак, нам ли не любить наш народ, родной по плоти, народ богоносный, а не богоборный, народ христианский, православный? И пастырю ли Церкви делать упрек за то, что он не может не жить радостями и горестями Родины? <...>

Что же, если апостол любил задавленный и даже преступный народ свой, потому что он был для него родным, то неужели наша любовь к своему народу умалится только потому, что он теперь испытывает дни печали и горести? Впрочем, не против народа и Родины обыкновенно в таких случаях направляется хмурое чувство недовольства, горечи и раздражения, а против правителей народа и против вождей армии. Ищут виновников… Злословят стоящих у власти… Водятся подозрениями… Обвиняют направо и налево в измене, подкупе, предательстве, в попустительстве…

Называют без всякого основания и без всяких доказательств те или другие имена… Ищут виновных!

О эти поиски виновных! Как часто они силою неправедной подозрительности вводят в грех целые поколения, родят преступления, дают гибельные народные волнения и только помогают врагам! Как часто только через сотни лет беспристрастная история снимает обвинения с тех или других высших лиц и правителей, обвинения, созданные народной молвою в годину омрачения, под влиянием несчастной государственной жизни, а иногда и сознательно, нарочито пущенные в народ злонамеренными подстрекателями! Откройте Библию: как легко создал в народе недовольство против царя Давида его родной сын Авессалом и вызвал междоусобие; как легко была настроена уличная толпа против Христа и требовала Его смерти! Вспомним родную историю: здесь в Москве царь Борис Годунов задыхался от клеветы, от перетолковывания всех его действий самых благих в худую сторону, а народ шумно приветствовал проходимца Лжедмитрия и возвел его на престол, чтобы скоро потом убить и тоже низвергнуть! Вспомните, скольких и каких лиц коснулась клевета в минувшую Русско-японскую войну… Вспомним это хотя бы в Кремле у креста, что стоит на месте невинно убиенного и неправедно оклеветанного великого князя Сергия Александровича… А теперь разве можем умолчать, что о лице столь же высокого положения распускаются нелепые слухи: он тридцать два года служит России — его обвиняют в пристрастии к немцам; он собирает огромные средства и жертвы на раненых и на войну — о нем говорят, что все это посылается в Германию; он объезжает неутомимо все госпитали и лазареты и ни разу не был у пленных немцев — о нем говорят, что он одаряет раненых русских солдат иконами и крестиками, а немцам дает золотые монеты! Может ли дальше идти несправедливая подозрительность и недостойное желание сорвать на ком-либо зло?! Это ли истинный патриотизм? Это ли достойное поведение народа во дни скорбей и неудач?

И неужели мы ждем только радостей и побед? Неужели думаем, что над нами в войне должно светить неизменно только солнце счастья? Но ведь если и в природе будет постоянно светить солнце, без бурь и гроз, без туч и дождей, то весь мир обратится в пустыню и земля перестанет давать растения и плоды! И корабль, отправляясь в дальнее плавание, снаряжается так, что имеется в виду и хорошая погода — и бури, и тишина в море — и волнения. Неужели же матросы и путники будут правы, если при виде волн и во время непогоды станут обвинять кормчих и управителей корабля в том, что они допустили бурю и волны? А ведь то же самое бывает часто и в суждениях о войне. Мы не знаем во всех подробностях обстоятельств и условий военных действий. Мы только отчасти догадываемся, что у нас, как и у наших союзников, не хватает орудий и снарядов, а наши враги, готовясь к войне, приготовили всего этого так много, что могут иметь теперь временный успех в войне. Мы знаем только отчасти, как, кроме технической подготовки, нашим врагам помогает бессовестность в применении таких средств борьбы, как удушливые газы, которые запрещены международными договорами и которых мы по совести применять не можем. Мы знаем и то, что у врага имеется необычайно развитая сеть железных дорог, которая дает ему возможность быть всегда и везде, где он хочет, при быстроте перевозки войск сильнее и многочисленнее, чем наши отдельные армии. Но мы знаем далеко не все и не можем, не смеем требовать или даже только желать, чтобы нам во всеуслышание все, касающееся положения и планов войны, было открыто, ибо это значило бы усиливать нашего врага. <...> Мы должны знать и быть уверенными, что если мы были с армией во дни побед и радовались ее радостями и успехами, то теперь должны быть с армией и во дни неудач и быть с нею одно по духу. Неужели та мать — настоящая мать, которая находится с детьми только тогда, когда они здоровы, веселы и беззаботно играют, и бросает их, сердится на них, когда они болеют и плачут? Неужели те дети — добрые дети, которые требуют от родителей только жертв, тогда только к ним обращаются, когда нужно что-либо от них взять и получить, и отворачиваются от них, когда родители терпят недостатки?

Ученые уверяют, что так называемая «солнечная корона» бывает видима во всей красе, «окружая солнце наподобие сияния святых» только во время полного солнечного затмения; так и корона, сияние, духовная краса и как бы святость народа становятся виднее, ярче, прекраснее именно во дни затмения счастья, во дни скорбей и испытаний. Чем гуще тьма, тем звезды ярче…

В чем же теперь наша краса духовная, в чем истинный патриотизм?

Люби Родину, люби воинство, люби народ, родной по плоти и духу, тем с большими любовью и самоотвержением, чем тяжелее подвиги, которые несет наше воинство, чем тяжелее и печальнее дни, которые оно переживает. Неужели думаете, что наши вожди, воины теперь не страдают глубоко? Неужели думаете, что они равнодушны к тому, что произошло помимо их воли, в силу неодолимых обстоятельств, в силу того, что есть невозможное и для героев, и в силу новых планов войны, которые надлежало принять под давлением тяжелой необходимости, но ради блага Родины?<...>

Подавляй всеми силами разума и воли в себе чувство недовольства и уныния и не давай ему изливаться ни в жалких словах обвинений против правителей и вождей армии, ни в выслушивании тех хулителей, которые сами хорошо ничего не знают и обладают только одним свойством: развязностью языка, легкостью суждений, а больше — осуждений. Именно теперь преступна всякая рознь между правителями и управляемыми, между начальниками и подчиненными.

Храни это единство народное, которое доселе мы наблюдали в России во все дни войны, и прежде всего — единство с царем и его правительством. Если бы что и было достойно осуждения в действиях и ошибках правителей, то теперь не время заниматься такими счетами, для того будет мирное время и законом открытые и разрешенные пути и средства для обсуждения действий и мероприятий правительства. теперь же одно должно быть у всех правило: все для войны — и армия, и флот, и фабрики, и заводы, и труд рабочих, и государственная производительность, и частная предприимчивость, и все наши средства духовные и материальные.

И притом все — в единении, все в доверии к правительству и все в помощь правительству.

Только теперь, во дни неудач военных, достигла до глубины сознания всех классов народа мысль о необходимости все отдать, все сделать для Родины, себя забыть, от себя отказаться, лишь бы только на всякое требование, идущее из армии, ответить кратким словом: «готово!» Не будем упрекать никого, кроме себя, за то, что такое решение приходит как бы поздно: здесь и естественное следствие нашей миролюбивой прежде жизни, и следствие неожиданности войны, и главное — здесь особая, исконная черта характера русского народа… Но раз все это теперь сознано, то можно сказать, что война только начинается, и в этом залог нашей бодрой веры в окончательное низложение врага и в торжество нашего правого дела. В этом смысле сами испытания наши, теперь переживаемые, являются благодетельными. Они вскроют и поднимут в нас источники истинного патриотизма. Если друг отдельного человека познается в несчастье, то и истинный патриот познается во дни горестей, испытываемых отечеством.

Есть трогательный рассказ. Девочка в толпе отстала от матери и потеряла ее из виду. Со слезами, испуганная, растерянная, ходила она и спрашивала встречных и окружающих, не видали ли они ее мамы и где она. Девочку просили рассказать, какова ее мама, какого она возраста, вида, кто она… Девочка ответила: «Да разве вы не знаете? Та, которая всех лучше, всех краше, вот это и есть моя мама!»

Так и отечество, Родина, родной народ: что бы с ними ни было, как бы ни были скорбны обстоятельства, нами переживаемые, как ни больно для нашего самолюбия знать и ведать, что утеряны Галич, Ярослав, Перемышль, Львов, Черновицы — о, все-таки Родина наша всех краше, наше воинство всего нам дороже, наше государство для нас всего ближе, правительство — наше, родное и наша любовь к родному народу, находящемуся ныне на высоте крестного своего подвига, всего для нас выше!

И молитва каждого из нас по подобию апостольской молитвы: я хотел бы всего лишиться, от всего отказаться, лишь бы видеть народ наш и воинство наше в силе, в бодрости и в благословении успеха!

Таков был патриотизм, такова была любовь к своему народу, такова и проповедь великого и святого апостола Павла. Аминь.

Священномученик Иоанн Восторгов (1864-1918)
По материалам сайта «Благодатный огонь»

Заметки на полях

  • МО

    Простите, не могу согласиться со священномучеником Иоанном. Начну с того, что приводимая им цитата из посланий апостола Павла, на которой он строит свою речь, понимается святителем Златоустом далеко не так, как это делает священномученик: «Так велика любовь святого апостола к родному по плоти и крови народу…». «И такой-то народ все-таки любил святой апостол Павел, любил до самозабвения и полного самопожертвования!»

    Отец Иоанн полагает, что апостолом движет любовь к своему народу, когда он говорит: Истину глаголю, не лгу, в том свидетель мне совесть моя. Яко скорбь ми есть велия, и непрестающая болезнь сердцу моему. Молилбыхся бо сам аз отлучен быти от Христа по братии моей, сродницех моих по плоти, иже суть Израилите, ихже всыновление и слава…

    Однако святитель говорит иначе.

    Что ты говоришь, Павел? От возлюбленного Христа, от Которого не могли отлучить тебя ни царство, ни геенна, ни видимое, ни представляемое умом, ни другое тому подобное, — от этого (Христа) ты желаешь теперь быть отлученным? Что произошло? Не изменился ли ты, не погубил ли любовь свою? Нет, говорит, не бойся, я только усилил в себе эту любовь. Как же ты желаешь быть отлученным, домогаешься отчуждения и такого разрыва, после которого другого уже не найти? Потому что сильно люблю Его, говорит. Как, скажи мне, и каким образом? Ведь твои слова походят на загадку?

    /…/

    … если мы не будем расследовать причин, то должны будем назвать и Илию убийцей, а Авраама не просто убийцей, но еще детоубийцей, а также обвиним в убийстве Финееса и Петра; не соблюдая этого правила, мы сделаем нелепые заключения не только о святых, но и о Боге всяческих. Чтобы этого не было во всех подобных случаях, станем исследовать обстоятельства, обращая внимание на причину, намерение, время и на все то, что может служить к оправданию происшедшего. Так нам следует поступить и теперь с блаженной этой душой. Итак, какая причина? Опять Сам возлюбленный Иисус.
    http://bible.optina.ru/new:rim:09:01

    По словам Златоуста, вовсе любовь не к сродникам движет апостолом Павлом, когда он говорит: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян, которым принадлежат усыновление и слава…

    Кстати, обратите внимание на различие переводов ЦСЯ и синодального: «молилбыхся» и «желал бы»… Златоуст заостряет внимание на том, что апостол не просто желает, но молится. «В последнем смысле сказал и Павел: молилбыхся отлучен быти от Христа. Не сказал просто: желал бы, но усиливает речь и говорит: молилбыхся». То есть, при чтении синодального перевода толкование Златоуста оказывается неуместным.

    Любовь не к сродникам, а ко Христу, заставляет апостола произнести эти слова: Молилбыхся бо сам аз отлучен быти от Христа за братьев моих, родных мне по плоти…

    Златоуст: Не без причины сказал (апостол) то, что сказал, но на том основании, что все, порицая Бога, говорили, что изгнаны и лишены чести те, которые удостоились именоваться сынами Божиими, приняли закон, познали Бога прежде всех народов, пользовались особенною славою, служили Богу прежде всей вселенной, получили обетования, были отцами своих колен и, что всего важнее, стали праотцами Самого Христа (это и значат слова: от нихже Христос по плоти) и что, вместо них, введены люди из язычников, никогда не знавшие Бога. Так как, говоря это, они хулили Бога, то Павел, слыша это, терзался, скорбел о славе Божией и желал быть отлученным, если это было возможно, под тем условием, чтобы спаслись иудеи, — ЧТОБЫ ТАКОЕ БОГОХУЛЬСТВО ПРЕКРАТИЛОСЬ И НЕ КАЗАЛОСЬ БЫ, ЧТО БОГ ОБМАНУЛ ИХ ПРАРОДИТЕЛЕЙ, КОТОРЫМ ОБЕЩАЛ ДАРЫ.

    Кстати, и о намерении пророка Моисея Златоуст говорит отлично от отца Иоанна, пишущего: «Так велика любовь святого апостола к родному по плоти и крови народу; она не менее любви Моисея, который тоже просил Бога на Синае лучше его самого истребить от земли живых, лишь бы простить грех народа и помиловать его».

    А что говорит святитель?

    Златоуст: Как Моисей по-видимому ходатайствовал за иудеев, но все делал для славы Божией [говорил: прекрати гнев, чтобы не сказали, что Ты не мог спасти и изведе погубити их в пустыни (Втор. IX, 28), так и Павел говорит: я пожелал быть отлученным, чтобы не сказали, что обетование Божие осталось без исполнения, что Бог не сделал обещанного и слова Своего не привел в действие.

    Отец Иоанн упрекает слушателей, что они не читают посланий апостола Павла: «Но знают ли, наконец, апостола Павла и читали ли его священные послания те, кто на него так уверенно ссылается?»

    Однако, мало знать и читать, важно понимать Писание так, как святые отцы учат, а не так, как самому думается. Иначе выходит протестантство, а не православие.

  • МО

    Неправильно, то есть не по-святоотечески, но по-своему поняв слова апостола Павла, священномученик Иоанн делает неправильный вывод: «И молитва каждого из нас по подобию апостольской молитвы: я хотел бы всего лишиться, от всего отказаться, лишь бы видеть народ наш и воинство наше в силе, в бодрости и в благословении успеха! Таков был патриотизм, такова была любовь к своему народу, такова и проповедь великого и святого апостола Павла. Аминь».

    Нет, не аминь, потому что Златоуст говорит иначе. В чём же, по слову Златоуста, заключается любовь апостола Павла к своему народу и его патриотизм? В том ли, чтобы видеть свой народ «в силе, в бодрости и в благословении успеха»? Нет.

    Златоуст: … Павел говорит: я пожелал быть отлученным (от Христа, то есть понести самое тяжкое по представлению апостола наказание. ― Г.С.), чтобы не сказали, что обетование Божие осталось без исполнения, что Бог не сделал обещанного и слова Своего не привел в действие. Потому он говорит это не за язычников (им ведь не дано было обетования, они не служили Богу и не хулили Его), а молился об этом за иудеев, получивших обетование, и за прочих близких ему. Замечаешь ли, что если бы он молился за язычников, то не так ясно открывалось бы, что он делает это для славы Христовой; А ТАК КАК ОН ЖЕЛАЛ БЫТЬ ОТЛУЧЕННЫМ ЗА ИУДЕЕВ, ТО ОСОБЕННО ЯСНО ПОКАЗАЛ, ЧТО ОН ЖЕЛАЛ ЭТОГО ДЛЯ ХРИСТА.

    Итак, апостол желал быть отлучённым от Христа не ради иудеев, не ради их «силы, бодрости и благословения успеха», а ради того, чтобы воссияла слава Христова, и чтобы всем стало понятно, что данное иудеям обетование Божие ― Мессия придёт в вашем народе ― исполнилось! По слову Златоуста, патриотизм апостола Павла состоит не просто в любви к своему народу как к таковому, а в любви к народу, живущему по заповедям Божиим. И за такой патриотизм медаль на грудь не повесят. За такой патриотизм «некоторые иудеи сделали умысел, и заклялись не есть и не пить, доколе не убьют Павла. Было же более сорока сделавших такое заклятие. Они, придя к первосвященникам и старейшинам, сказали: мы клятвою заклялись не есть ничего, пока не убьем Павла» (Деян. 23:12-14).

    «Истинный патриотизм». Так названа эта речь священномученика Иоанна. Интересно, кто дал такое название этому материалу? Сам ли отец Иоанн или редактор «Благодатного огня» Сергей Иванович Носенко? Кстати, наш автор, Александр Владиславович Буздалов оказался востребованным на этом сайте, хотя его мнение о Катехоне, или Удерживающем расходится с концепцией «Благодатного огня», являющегося по сути филиалом РНЛ.

    Как и почему нисходит слава Божия на народ? И почему она от него отходит? Вот пример истинно патриотической проповеди: «Умоляю вас, братия и дети, исправьтесь, обновитесь добрым обновлением, перестаньте делать зло, убойтесь Бога, сотворившего нас; вострепещите суда Его страшного! К кому идём? К кому приближаемся, отходя от сей жизни? Чего мы не навлекли на себя? Каких не понесли мы наказаний от Бога? Не была ли пленена земля наша? Не были ли взяты города наши? Не в короткое ли время отцы и братия наши пали мертвыми на землю? Не отведены ли в плен жены и дети наши? А мы, оставшиеся, не порабощены ли горьким рабством от иноплеменников? Вот уже сорок лет томление и мука и тяжкие налоги, не прекращаются также голод и мор скота нашего. Мы и хлеба не можем есть в сладость. От воздыханий и печали сохнут кости наши. Что же довело нас до этого? Наши беззакония и наши грехи, наше непослушание и наша нераскаянность. Умоляю вас, братия, пусть каждый из вас вникнет в свои мысли, рассмотрит сердечными очами дела свои, возненавидит их и откажется от них. Прибегните к покаянию: гнев Божий прекратится, и милость Господня излиется на вас. Мы в радости будем жить на земле нашей; а по отшествии из сего мира придем с радостию к Богу своему, как дети к отцу, и наследуем Царство Небесное, для которого Господом мы созданы…». Святитель Серапион Владимирский († 1275).

    Крал? Прекрати красть. Блудил? Прекрати блудить. Злоупотреблял своим общественным положением, как фининспектор Закхей? Прекрати злоупотреблять, чтобы услышать от Христа Бога эти слова: Яко днесь спасение дому сему бысть, зане и сей сын Авраамль есть, прииде бо Сын Человечь взыскати и спасти погибшего.

    Кстати, у отца Иоанна Восторгова имеются яркие изречения совершенно в духе святителя Серапиона.
    https://monastery.ru/bog-i-chelovek/narod-zabyvshiy-o-nebe-ne-dostoin-zhit-i-na-zemle/

    Но на «Благодатном огне» опубликовали не их, а опубликовали эту речь, назвав её истинным патриотизмом. Истинный патриотизм ищет славы Божий, а не славы человеческой. За этот патриотизм и расстреляли отца Иоанна патриоты советской родины.

  • МО

    Патриоты-офицеры Российской Федерации молятся на могилах цадиков.

    «Молившимся там евреям, крайне удивлённым их появлению, офицеры объяснили, что, узнав о том, что молитвы у могил еврейских праведников доходят лучше, решили посетить этот отдалённый городок и помолиться за то, чтобы больше не было войны».

    © Источник: https://moshiach.ru/view/actualia/19624.html

    О, если бы эти патриоты почитали другие материалы, публикуемые на сайте «Мошиах». Например, этот ― «Экономика России платит за войну высокую цену», заканчивающийся словами: «Если в «седьмом» году было «громыхание войны», то на исходе его — жди Мошиаха, сына Давида. Давайте все попросим, чтобы полное Освобождение наступило немедленно!»

    © Источник: https://moshiach.ru/view/actualia/21091.html

    то они бы поняли, кому и о чём молятся так называемые евреи. Но, похоже, патриоты мало читают и поехали на могилы цадиков по приказу кого-то из штабных командиров российской армии.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок