col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Людмила Ильюнина. Россия

Часть первая. Ярославщина. Рыбинск

Чет­верть ве­ка я не бы­ла в тех мес­тах, где про­шло мое детст­во. В де­рев­не, ку­да, на­чи­ная с пер­во­го клас­са и по де­ся­тый, на все ле­то ме­ня от­прав­ля­ли ро­ди­те­ли. Ярос­лавс­кая об­ласть, По­ше­хонс­кий рай­он, де­рев­ня Крест­цы. На бе­ре­гу Ры­бинс­ко­го во­до­хра­ни­ли­ща.

За ко­рот­кие семь дней мы с сы­ном по­бы­ва­ли не толь­ко в де­рев­не, но и в По­ше­хонье, в мо­нас­ты­ре и ски­ту Ад­ри­а­но­вой пус­ты­ни, в Ры­бинс­ке, в Ярос­лав­ле.

Начну мои путевые заметки с Рыбинска, куда можно добраться на выбор на одном из трех поездов, следующих из Петербурга в центр России. Сразу же признаюсь, что постоянным переживанием во время всего путешествия было сравнение — как было и как стало. Так вот. В советское время мы и представить себе не могли такого комфортного путешествия: на двухэтажном поезде, с горячей едой, уборкой в туалете каждый час, кондиционером в купе и белоснежным бельем. Нормой во время любого путешествия в пору моего детства и юности была грязь, дурной запах, сырые серые простыни, изобилие домашней еды на столике купе и задушевные разговоры.

Последнее сохранилось — и мы сразу же отметили, и потом это будем отмечать не раз, что мы, питерцы, по-прежнему очень отличаемся от жителей русских городов и деревень. Но раньше я была уверена в том, что это отличие в нашу пользу. Теперь же убеждена, что простота, открытость, сердечность гораздо важнее, чем наша культурность. Маленький штрих — молодой парень, сосед по купе, при том, что мы его не просили, сходил к проводнику, принес нам чай и кофе, а деньги отказался брать: «Я не обеднею». А с каким восторгом он, уже перебравшийся на жительство в Питер, рассказывал о деревне, где живут его родственники. «Вот настоящая жизнь! И все вместе — бабушка, родители, дети, внуки, правнуки. Общие заботы большой семьи — как это здорово!»

Надо сказать, что мы, приехав в деревню, пережили те же чувства, когда в деревенском доме у моей любимой тетушки собрались ее трое сыновей с женами, детьми и внуками, потом приехала племянница с тремя детьми, заходили еще родственники. И я вспомнила, что всегда мечтала о такой же большой семье, но Бог не дал…

Но вернемся к Рыбинску. Город я просто не узнала. В советское время он производил впечатление глухой провинции. Меня как человека верующего больше всего удручало то, что на весь город действующим в то время был один маленький кладбищенский храм, а величественный Преображенский собор на берегу Волги использовался как хранилище. Ничто в советском Рыбинске не напоминало о его былой славе. Город, стоящий на водном перекрестке, где сливались воедино сразу несколько рек, на протяжении веков (историки спорят о времени возникновения города, самая древняя дата — начало XII века) был опорным пунктом на всерусском водном торговом пути. Назывался он прежде Рыбная Cлобода и был поставщиком лучшей волжской рыбы — осетрины, лососины, белорыбицы — к царскому двору. Со временем город из места промыслового превратился в центр торговли и ремесла. Здесь появилась большая Хлебная биржа. В ее здании, построенном в начале XX века, сейчас располагается замечательный краеведческий музей и картинная галерея. Экспозиция музея создана с любовью и вкусом — история города показана как часть истории всей России. Меня особенно тронули многочисленные портреты жителей города — купцы, их жены и дети, чиновники, помещики. Так легко было представить этих людей на улицах Рыбинска, потому что об этом позаботилась современная администрация города. «Каким образом?» — спросите вы. И ответ найдете в том коротком видео, которое прилагаю к этой статье. В нем вы увидите, что все вывески, которые украшают дома (и здесь слово «украшают» — уместно) выполнены в дореволюционной стилистике и старой орфографии. Особенно умилительно было видеть привычные нам сетевые магазины, аптеки и банки с такими вывесками.

В общем, благодаря незатейливой на первый взгляд находке весь центр города воспринимается как музей под открытым небом. И, конечно, доминантой (и по высоте, и по величине) старого города является восстановленный Преображенский собор. Когда я впервые увидела его с берега Волги, показалось, что он не меньше нашего Исаакия. Потом меня поправили — все-таки питерский гигантский храм вмещает на тысячу человек больше, чем рыбинский. В соборе бросилось в глаза, что, кроме традиционных русских икон, есть несколько икон афонского письма. И, конечно, первым делом мы подошли к большой ростовой иконе преподобного Серафима Вырицкого. А еще в книжной лавочке увидела мою книгу «Благословенная Вырица». Конечно, приятно было.

Между Казанским храмом в Вырице (в котором мы прихожане) и ярославской родиной преподобного старца существуют духовные связи. Недаром на месте дома крестьян Муравьевых в вымершей, исчезнувшей с лица земли в недавнее время деревне Вахромеево, которая находится в нескольких десятках километрах от Рыбинска, установили точно такую же часовню, какая стоит над мощами святого угодника Божия и его супруги в нашей Вырице. И настоятель Казанского вырицкого храма отец Георгий Преображенский бывает в Рыбинске и в запустевшем Вахромеево.

Преподобный Серафим уехал из родной деревни, когда ему было всего десять лет, но потом часто приезжал, и в последний раз навещал мать, уже будучи в монашеском чине. Она в это время уже жила в Рыбинске. Супруга преподобного (в миру Ольга Ивановна, затем схимонахиня Серафима) была уроженкой Рыбинска, выросла в купеческой семье Нетрониных. И она, как и ее супруг, с юных лет мечтала о монашестве. Думается, что это связано с особой атмосферой их родной земли — в округе Рыбинска было немало монастырей с древней историей, а в самом городе были подворья этих монастырей. Увы, ни один из этих монастырей не дожил до нашего времени. И связано это с одной из самых печальных страниц истории Рыбинска. Хотя когда-то это событие — строительство большой электростанции на Волге — воспринималось как радостное и победное. И до недавнего времени запрещено было говорить о том, что при создании Рыбинского водохранилища под воду ушло три монастыря, несколько десятков церквей, около 700 деревень и старинный город Молога.

В 1990-е годы в Рыбинске открыли музей затопленного края «Молога». Мы побывали в этом музее. Располагается он в здании бывшего подворья Мологского Свято-Афанасьевского монастыря. В этом монастыре послушником был любимый и почитаемый народом архимандрит-простец Павел (Груздев). Отрадно, что в музее о нем не забыли, в экспозиции есть фотографии отца Павла и книги о нем. Само здание музея хранит память о прошлом — старая деревянная лестница, маленькие комнаты с низкими потолками. Все настраивает на поминальное настроение. Музей создан бывшими мологжанами — так они оплакали свой любимый город, предков своих, оставшихся под водами Рыбинского водохранилища. На стенах музея мы видим карту, на которой обозначена вся площадь затопления — почти 500 гектаров, подробную карту Мологи с фотографиями зданий, церквей и монастырей. Особый экспонат — макет большого Успенского собора и на заднике его фотография, которая была сделана с колокольни собора перед тем, как он ушел под воду. А рядом с макетом — предметы, которые подняли со дня морского (водохранилище все тут называют морем): изразцы, цепи, керосиновые лампы. В засушливые годы море отступало, и можно было пройти по развалинам Мологи. В Рыбинске существует братство мологжан — многие семьи были переселены именно сюда — каждый год они на катере плывут на место, где стоял их город, спускают на воду поминальные венки, плачут и вспоминают прошедшее.

Как хорошо, что эта память теперь не находится под запретом, как было долгие годы. Мои родственники рассказали нам: изменения произошли в 1990-е годы. Когда они учились в школе, их водили в этот музей на экскурсии, рассказывали, «какою ценой завоевано счастье». Ведь не только жители затопленных территорий пострадали в конце 1930-х – в 1940-е годы, но и на самой стройке погибли люди. Как и повсюду в стране, «стройки века» творились руками заключенных, на окраине Рыбинска был построен Волглаг — так что, можно сказать, плотина была воздвигнута на крови. Когда я вернулась из Ярославщины — вот ведь совпадение — по телевидению показывали фильм «Молога. Русская Атлантида». Создатели фильма записали интервью с сорока бывшими жителями города с трагической историей. При просмотре этого замечательного фильма, так же как после посещения музея, в сердце стучал вопрос: «За что такие страдания? Почему?» И 17 июля, в день памяти Царственных страстотерпцев, ответ явился сам: Россия расплачивалась за Богоотступничество. В музее я купила книгу рыбинского краеведа Ю. Нестерова «Сказание о Ярославском граде Китеже» и прочла в ней, с какой радостью и ликованием была принята революция в Мологе, как радовались дети, что отменили Закон Божий, как стали притеснять верующих, закрывать храмы и монастыри…

Признаюсь, все наше путешествие по Ярославщине было связано с противоречивыми чувствами и мыслями – с одной стороны, было радостно, что мы освободились от дурных сторон советского прошлого, с другой стороны — горько, что многое из хорошего потеряно безвозвратно. И настоящего осмысления нашей недавней истории так и не произошло. Особенно донимали меня эти мысли в те четыре дня, которые мы провели в деревне. Но об этом рассказ в следующем очерке.

Людмила Ильюнина
Сайт «Ветрово»
20 июля 2022

Заметки на полях

  • По поводу вывесок в дореволюционной стилистике и старой орфографии. Может быть, старинная орфография на вывесках и режет глаз, но однажды нам рассказали в городе Кириллове (Вологодская область), что, если кто-то хочет построить там или отреставрировать дом, то обязан сделать фасад в том же стиле, что и старинные кирилловские домики. Дух старины сохраняется, а тон всему городу задаёт, конечно, Кирилло-Белозерский монастырь. Точнее, не тон, а смысл. Когда я слышу, что кто-то решил уехать в глубинку и подыскивает себе домик, всегда вспоминаю Кириллов. Потому что не понимаю, как люди могут поселиться в каком-то случайном месте – просто потому, что там им домик подвернулся. А когда рядом есть монастырь, конечно, в этом есть смысл – можно не просто ходить туда молиться, но и найти себе какое-то служение при монастыре. Хотя, наверное, не всегда. Так жила при Оптиной пустыни писательница Нина Павлова, но, судя по её рассказам, не все могут обрести себя в такой «примонастырской» жизни.

  • Спасибо Людмиле Александровне. Очень интересно показан Рыбинск. И сожалеть можно лишь о том, что не пишет больше читательница из Рыбинска Нина, и очень хотелось бы в продолжение рассказа Людмилы Александровны почитать ее комментарии о родном городе.

  • Рыбинск

    Спасибо Вам, Ольга, что вспомнили меня!
    Спасибо Людмиле Александровне, что написала так тепло о моём родном городе!
    Да, я давно уже не пишу комментарии на сайте Ветрово, не умею я так красиво писать, как пишут многие на сайте, всю жизнь с цифрами работаю. Но я все новые стихи отца Романа и все новые публикации прочитываю. Как и все переживаю за здоровье батюшки и каждый день молюсь за его здоровье.
    Ещё раз спасибо Людмиле Александровне за рассказ о моём городе. Действительно, сейчас город хоть и небольшой, но красивый, особенно с новыми вывесками. А я помню 90-годы, когда город стоял в руинах, было такое ощущение, что после бомбёжки, старые разваленные дома, окна с выбитыми стеклами. Ужасное и жалкое зрелище! Сейчас все старые дома снесли, на их месте построили новые в стиле 19, начале 20 века. Получилось красиво.
    Самое главное — отремонтировали Храмы, и конечно, мой любимый Спасо-Преображенский собор! Я являюсь его прихожанкой. Икон у нас замечательных много, не только Серафима Вырицкого. Например, не так давно появился список чудотворной иконы Божией Матери Валаамская. Она такая красивая! Так люблю смотреть на эту икону! Кстати, написал её в 19 веке уроженец Рыбинска, который был монахом на Валааме. Поэтому нам и подарили список с этой иконы, написанный питерской художницей.
    Вообще Храмов у нас сейчас много. Есть небольшая, но очень красивая Церковь Иверской Божией Матери, которая в советские безбожные времена «отхожим местом» служила. Есть чудесная часовня Святителя Николая Чудотворца, которая много лет служила библиотекой и была в плачевном состоянии. А как красиво сейчас выглядит Церковь Александра Невского, которая было совсем уже развалилась!
    И ещё радует, что много молодёжи в Храмах, по крайней мере у нас в Соборе.
    Детишек приносят буквально с рождения.
    В общем, мне мой город нравится!

  • Нина, Вы хорошо пишете. Да и разве красота — это самое важное в слове? Важен смысл и сердечное тепло.

  • Спасибо Вам, Нина, за то, что поделились мнением о Вашем родном городе Рыбинске.

  • Рыбинск

    Спасибо Вам, Ольга Сергеевна и Ольга за добрые слова!!!!

  • Санкт-Петербург

    Дорогая Нина, благодарю за рассказ о жизни Рыбинска. В силу обстоятельств мы все просмотрели бегом, но общую благостную атмосферу города почувствовали даже за два дня.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок