col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Виктор Острецов. Фрейд и Бнай-Брит

Ува­жа­е­мый чи­та­тель! Дан­ную гла­ву из кни­ги В. М. Ост­ре­цо­ва «Ма­сонст­во, куль­ту­ра и рус­ская ис­то­рия» по­зволь­те пред­ва­рить су­щест­вен­ней­шим, на мой взгляд, по­яс­не­ни­ем. В ка­чест­ве эпи­гра­фа к этой гла­ве Вик­тор Мит­ро­фа­но­вич взял сло­ва Фрид­ри­ха От­то Гер­ца: «Фрейд был не толь­ко ве­ли­ким уче­ным, но так­же ев­ре­ем… со­зна­тель­ным ев­ре­ем и гор­достью „Бнай Брит“». Так вот, я утвер­ждаю, что Фрейд ев­ре­ем не был.

По умолчанию, по общепринятому мнению, по внушённой догме, по навязанной всемiрной пропагандой точке зрения кого принято считать евреями? А. И. Солженицын в начале второй части своей книги «Двести лет вместе (1795-1995)» делится многостраничными размышлениями на эту тему и в итоге выдаёт: «А по-доброму: вообще бы не погружаться в этот буйный грязный поток ― ни нам, ни вам, ни им». Что разуметь под буйным грязным потоком? Вопрос о том, кто есть еврей? Или страшное засилье инородческого элемента в исполнительном комитете совета рабочих и солдатских депутатов,[1] который сформировался в первые же часы революции? Или эти уже не двести, но двести двадцать семь лет вместе?

Как мне думается, основополагающее заблуждение в «еврейском вопросе» состоит в том, что так называемых евреев априори считают потомками праведных Авраама, Исаака и Иакова. Это исходная ошибка, которая неминуемо приводит ко всем другим ошибкам. Никто из современных так называемых евреев не сможет доказать такого родства. И дело здесь не в медицинских справках, не в нотариально заверенных наследственных документах, не в выписках из домовых книг и не в семейных фотографиях рядом с Авраамом, Исааком и Иаковом… Не в этих доказательствах дело, как ни в чём земном не может заключаться дело, когда речь идёт о духовном родстве, подаваемом Богом. Дело здесь в словах Господа нашего Иисуса Христа: Знаю, что вы семя Авраамово; однако ищете убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас. Я говорю то, что видел у Отца Моего; а вы делаете то, что видели у отца вашего. Сказали Ему в ответ: отец наш есть Авраам. Иисус сказал им: если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал (Ин. 8: 37-40).

Вот, собственно, и всё о том, кто есть кто. Хотя, нет, ещё одного свидетеля необходимо предоставить по закону (см. Мф. 18: 16), чтобы подтвердить слова Христовы о лживости как тех, кто считал себя потомками Авраама две тысячи лет назад, так и тех, кто продолжает это делать сейчас, называя себя евреями. Пророк Иоанн Креститель: И не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму (Мф. 3: 9). И Бог воздвиг детей Аврааму из камней, разбросанных по всему мiру: от Атлантики до Тихого океана, от Крайнего севера до Антарктического юга. Имею в виду обращение язычников в христиан.

Кем же в таком случае являются глаголемые евреи и в их числе Зигмунд Фрейд, если с праведником Авраамом они духовного родства не имеют? Чьи они дети? Могу предложить два варианта ответа на этот вопрос. Первый вариант для верующих в Господа Иисуса Христа. Это Его слова из беседы с теми, кто называл себя детьми Авраама, не будучи таковыми, см. Ин. 8:44. Второй вариант для неверующих во Христа ― книгу профессора Шломо Занда «Кто и как изобрёл еврейский народ». Согласно этой книге, так называемые евреи это ― солянка всех племён и народов, что-то вроде многонационального советского народа, собранного духом, продиктовавшим социалистический талмуд ― марксистско-ленинскую теорию и кодекс строителя коммунизма, и никакого отношения к ветхозаветным евреям, явившим человечеству Господа нашего Иисуса Христа, не имеющая. Поэтому на вопрос: был ли Зигмунд Фрейд евреем? Я отвечаю: не был, потому что он был «евреем». И почти везде, где в тексте Острецова встречаются слова «еврей», «еврейский», «иудейский» и т.п., я бы взял их в кавычки.

В рунете есть насыщенный фактами документальный фильм «Зигмунд Фрейд правда ли извращенец?», где пару раз мелькает обращающийся к зрителям В. М. Острецов. В сочетании с этой статьёй фильм даёт наглядное представление об отце психоанализа, которого я бы назвал отцом научной матерщины.

Иерей Георгий Селин

 

Фрейд был не только великим учёным,
но также евреем… сознательным евреем
и гордостью “Бнай Брит”.
Отто Герц

Среди множества всевозможных научно-религиозных учений последнего, текущего века, взявших на себя миссию объяснять решительно всё происходящее на земле и на небе, вроде марксизма или дарвинизма, одно из первых мест принадлежит, несомненно, психоанализу, со всеми его разновидностями и ответвлениями.

Теория психоанализа, созданная в конце XIX века и начале нынешнего австрийским врачом, евреем Зигмундом Фрейдом, начала свой путь как одна из медицинских дисциплин, но уже через два десятка лет Зигмунд Фрейд расширил её объяснительные возможности до религиозного учения. Сегодня с помощью этой теории можно объяснить происхождение государства, забастовок, частной и общественной собственности, сущность всех религий мира и даже понять, в чём смысл существования денег в обществе.

Что касается человеческой психики, как индивидуальной, так и общественной, социальной, то здесь эта теория дошла до своего края, и одно время казалось, что человек стал ясен в своём устройстве больше, чем принцип работы двигателя внутреннего сгорания. Заблуждение скоро, впрочем, рассеялось. Сегодня психоанализ активно внедряется на нашей многострадальной родине, ставшей давно уже полигоном всевозможных идеологических и экономических экспериментов. Однако на первом месте, наиболее очевидном для каждого из нас, стоит сегодня пропаганда распущенности, проповедь пансексуализма.

Сняты в этом отношении все препоны и все вековые запреты. Но именно на такой пансексуальности, на признании производящих сил природы как основы основ всей жизни человеческого общества, на поклонении и обожествлении этих сил и стоит психоанализ, и точно так же сексуальность, слепая, безликая и всеохватная, пронизывает единственную в этом роде религию — иудаизм с его Талмудом и каббалой и многочисленными трактатами «орлов синагоги».

Основателю психоанализа Зигмунду Фрейду посвящены тысячи томов всевозможных исследований, и тысячи панегириков воспевают его гениальность. Но есть одна сторона в его биографии, которую тщательно избегают упоминать при этом. Итак, что нам известно о Фрейде, и о чем не любят упоминать его биографы и последователи.

Зигмунд Фрейд родился в 1856 году 6 мая во Фрайбурге (Моравия), но жизнь его с самого детства оказалась связана с Веной. Здесь он учился в лицее и был лучшим учеником. Поступив в Венский университет в семнадцать лет, в 1875-м, он работал с 1876 по 1892 гг. в Институте психологии. Достигнув степени доктора медицины в 1881-м, он стал читать курс по нейропсихологии в 1885 г., но вскоре был направлен на стажировку в Париж (вместе с известным доктором Шарко), а затем в Берлин. Он активно занимался проблемой детской истерии, и на этом пути его стали посещать новые идеи, лёгшие в основу психоанализа.

Начало девяностых годов прошлого века — это первые шаги Фрейда в новой дисциплине, которую можно было бы назвать на этом этапе наукой о бессознательных человеческих влечениях. Конечно, в этих влечениях Фрейд сразу обнаружил главное — основу души человеческой составляют половые стремления — либидозные, сексуальные и их вариации. Он «обнаружил», что человеку хочется «сочетаться» с матерью (отцом), хочется убить одного из родителей, чтобы завладеть вторым родителем. Надо ли говорить, что эти «открытия», как и другие, оттолкнули от Фрейда его знакомых и его коллег-врачей.

Фрейд обладал умом доктринера и метафизика, как и Маркс, и потому стремился всё свести к одной причине. Трудно сказать, как в дальнейшем разворачивалась бы жизнь Фрейда и какая судьба ждала бы психоанализ, если бы, во-первых, за пятьдесят лет до описываемых событий, а именно в 1843 году, в Соединенных Штатах не возникла бы чисто еврейская масонская международная организация — Орден Бнай Брит (Сыны Завета), и, во-вторых, если бы в 1895 году ложа этой громадной к тому времени организации не была бы основана, нелегально, в Вене. В конституции Ордена значилось, что он имеет своей целью защиту еврейских интересов во всём мире и «берет на себя миссию» способствовать осуществлению всех самых возвышенных идеалов мирового еврейства.

Фрейд в это время чувствовал себя всеми покинутым и отвергнутым вместе со своей новой теорией бессознательного, пансексуальностью и подсознательным стремлением человека к кровосмешению. В это время он и встретился с членом Бнай Брит, Эдмундом Коном, который обсуждал с ним вопрос о вступлении Фрейда в ложу Вены. Посвящение в ложу состоялось 23 сентября 1897 года. Один французский исследователь по этому поводу пишет: «Согласно документам, которые мы могли изучить, кажется, что Бнай Брит внесло большой вклад в дело Фрейда — как в само создание психоаналитического корпуса, так и в его развитие во всем мире» («Секреты и тайны Международного Ордена Бнай Брит», издатель Эммануэль Ратье. Париж, 1993). Уже 7 декабря 1897 г. «брат» Фрейд произносил на заседании ложи свою первую «планш», но не как того требовал обычай, не о впечатлении об инициации, а об интерпретации снов, психоаналитической работе, которой он будет следовать и впоследствии. Рекомендовавший Фрейда в Орден Эдмунд Кон вспоминал, что все речи Фрейда на заседаниях ложи были посвящены его психоаналитическим исследованиям, с которыми он и знакомил своих «братьев» в ложе Бнай Брит. Кроме того, Кон отмечал: «и то же время Фрейд, как сознательный еврей, отдал всего себя равным образом на службу ложе с первого дня своего пребывания в ней (…). Фрейд, делая все это, был фанатиком истины; …его конференция была всегда днём праздника для ложи…».

Надо сказать, что с 1926 г. Бнай Брит стала гордиться своим членом и тем, что именно она стала той силой, которая сделала психоанализ мировым учением, вложив в это дело много денег, усиленно пропагандируя это учение среди врачей, большая часть которых были евреями. Сегодня хорошо известно, что Фрейд в течение сорока лет был членом «Бнай Брит», причем первые десять лет он участвовал в жизни ложи самым активным образом, не пропуская практически ни одного заседания и участвуя в работах Комитета Ложи (управленческая структура Великой Ложи «Бнай Брит» в Вене); кроме того, он входил в число членов Комитета интеллектуальных интересов Ложи и был его председателем, так же как и Комитета Мира. Он был членом и Научно-исследовательского Комитета Ложи. В 1901 г. он написал даже работу «Цели и средства Ордена Бнай Брит».

Бнай Брит никогда не прекращала поддерживать дело распространения психоанализа и пропаганду идей Фрейда: «Когда после окончания войны в 1945 г. еврейская жизнь вновь организовалась в Вене, Бнай Брит вновь была возвращена к жизни вместе с ложей «Цви Перетц Шайе». «Тогда почувствовали горестно, что мысль великого Брата Бнай Брит Фрейда была почти полностью забыта на его собственной родине, в его собственном городе. Только маленький кружок психоаналитиков из Психоаналитической Ассоциации сохранял еще его наследство. Вот почему Бнай Брит вменил себе в обязанность сделать все возможное для возрождения Фрейда в Австрии, так как, по нашему мнению, Фрейд был не только великим ученым, но также евреем, который, будучи далеким от всяких вероисповедных уз, и даже находясь в оппозиции ко всякой религиозности, был, однако, сознательным евреем и гордостью Бнай Брит». («Сборник», изданный Бнай Брит по случаю 80-летия основания первой ложи Бнай Брит (1895-1975) — автор цитаты Отто Герц).

Для увековечивания дел великого «брата» и их пропаганды, в Вену прибыли президент Ордена «Бнай Брит» д-р Вильям Векслер, сопровождаемый президентом «Бнай Брит» по Европе Дж. Блохом, равно и д-ром Е. И. Эльрихом и д-ром Отто Герцем (слова которого выше были процитированы). Было создано Общество Зигмунда Фрейда. Это Общество получило большую поддержку «Бнай Брит» и собственной дочери Фрейда Анны Фрейд, также известной своими трудами по психоанализу. В самой штаб-квартире «Бнай Брит» и проходили в Вене в семидесятые годы международные конференции по психоанализу. Результат пропаганды был достигнут. «Когда думают о Вене, думают непосредственно о Фрейде» («Речь председателя ложи Цви Перетц Шайе Фридриха Виезаля» — 1984 г.).

Любопытно отметить, что в то же время, что и Фрейд, на той же улице Берггассе в Вене, но только не в доме номер 6, где жил основатель психоанализа, а в доме 19, проживал Теодор Герцль, отец сионизма. Сам Фрейд был не чужд сионизму и вовсе не игнорировал политические тезисы сионистов и, более того, их одобрял, как показывает одно письмо, которое он послал в качестве отчёта в сентябре 1902 г. со своей книгой «Интерпретация снов» Герцлю, в то время ведущему литературную рубрику в «Новой Свободной Прессе». В 1925 году Фрейд послал специальный выпуск своей автобиографии лорду Бальфуру после речи последнего по поводу торжественного открытия университета в Иерусалиме. Впоследствии Фрейд регулярно контактировал с различными сионистскими организациями, такими, как Керен Ха Иешод или Кадима, членом которой стал его сын Мартин Фрейд. Сам же Зигмунд Фрейд стал её почётным членом в 1936 г. Его сыновья были убеждёнными сионистами. Его сын Эрнст стал архитектором, отправился в Палестину в 1927 г., чтобы построить там дом Хаима Вейцмана.

Психоанализ быстро достиг земель Палестины. В 1933 г. появляется первое Общество психоаналитиков Палестины во главе с Максом Эйтингоном, близким другом Фрейда. Именно он станет, начиная с 1926 г., руководить престижной Международной Ассоциацией психоаналитиков. Не лишено любопытства, что Макс Эйтингон был человеком с двойной жизнью. И одна сторона этой жизни тщательно скрывалась: а именно, он был агентом, работавшим в пользу ГПУ — большевистской политической полиции. Он родился в России в 1891 г. и был братом Леонида Эйтингона, видного сотрудника ГПУ, более известного под именем генерала Котова. Это был тот самый Котов, который, получив задание Сталина, стал интимным другом Карриделя Меркадера, завербовал его сына Рамона Меркадера и тот уже выполнил задание — убил Троцкого. Остаётся выяснить вопрос, почему же «Бнай Брит» так активно стала помогать осуществлению идей 3. Фрейда.

По мнению «Бнай Брит», «Фрейд выполнил библейскую весть об Исполнении здесь и теперь, во всей полноте». Это значит, что учение психоанализа глубоко укоренено в еврейской мистике и в иудаизме в целом. Обычно скрывается тот факт, что Фрейд имел удивительное влечение к практической магии и оккультизму. На этом пути, развивая свою теорию, Фрейд, по словам его биографа Эмиля Людвига, дошёл до создания своего собственного направления в масонстве и своей собственной ложи в системе Бнай Брит. Ещё в молодые годы Фрейд поддерживал отношения с известным еврейским проповедником, автором большого числа трудов по каббале и мистике Адольфом Жиллинеком. А с конца восьмидесятых годов и до 1901 г. на него оказывал большое влияние другой каббалист — Вильгельм Флиесс.

Содержание учения психоанализа покоится в своих фундаментальных принципах на иудаизме. Исследователь Дэвид Бакан, американец, в своем эссе пишет, что «фрейдизм есть перевоплощение еврейской мистики», «светский наряд» иудаизма. Это учение, по мнению этого исследователя, воскрешает в памяти «убедительную гипотезу» о некоем «пакте с дьяволом» и он объясняет многие особенности психоанализа тем, что его основатель «всю свою жизнь провёл в виртуальном гетто, мире, состоящем исключительно из евреев».

Март Роберт в своём проникновенном очерке увидел в психоанализе «последнюю по времени разновидность комментариев к Талмуду». Другой исследователь, Персиваль Байлей, увидел во Фрейде «светского раввина». Некоторые же просто и, надо признать, убедительно подчёркивали, что психоанализ есть «скорее религия, чем наука. Она имеет свои догмы, свои ритуалы, а психоаналитические интерпретации почти мистичны, во всяком случае, очень мало контролируемы» (проф. Барюк, «Люди, как мы»). По крайней мере, большинство врачей согласится с тем, что лечебный эффект психоанализа, несмотря на интенсивную пропаганду этого учения, более чем скромен и очень трудно найти среди миллионов людей, прошедших лечение у психоаналитиков, случаи излечения от невроза навязчивых состояний.

В январской книжке журнала Ордена «Бнай Брит Мэгэзин» за 1926 год вышла содержательная статья А. А. Робака, «брата», уполномоченного по делам психоанализа, имевшая характерный заголовок «Фрейд: хасид или гуманист?» Сам А. Робак рассматривал психоанализ, как течение хасидизма, то есть течения еврейской мистики, в котором особенно сильна тяга к символотворчеству и стремление видеть во всей жизни символы, которые подлежат расшифровке. Всё это, по мнению Робака, имеет свой эквивалент в психоанализе. Здесь же, в этом течении еврейской мистики, сильно и стремление увидеть весь мир сквозь призму сексуальности. Робак в этой работе проделал большой анализ психоаналитических доктрин и сравнил их с каббалистической мистикой. Нелишне будет заметить, что этот журнал — «Бнай Брит мэгэзин» — предназначен исключительно для членов Ордена, и его номеров нет ни в одной крупнейшей библиотеке мира.

Система расшифровки символов бессознательного в человеческой психологии покоится на тех же принципах, на которых держится и вся система мировосприятия у любого масона: мир, как символ, числовой, сексуальный, геометрический, как символ букв еврейского алфавита (только еврейского!). В другом тексте тот же А. Робак отмечал, что способность интерпретировать символы есть «определённая характеристика, константа еврейского духа». И ещё: «Некоторые писатели не колеблясь говорят, — пишет Робак для членов Бнай Брит, — что психоанализ имеет единственно лишь еврейское внушение и причинно обусловлен расовым прошлым своего основателя. Я думаю, со своей стороны, что имеется большая доля истины в этом утверждении». Способность к интерпретаторству — а именно интерпретаторство лежит в основе психоанализа, — воспитывается в иудаизме с детства, еще в школах-ешиботах. На комментаторстве основан весь Талмуд. Но на комментаторстве основана и вся наша человекобожеская религия — «культура». Здесь есть над чем подумать…

В заключение можно упомянуть ещё о двух любопытных фактах. Все ведущие деятели психоанализа, за исключением разве Густава Юнга, были сплошь евреями, выходцами из самых различных стран, включая Россию (Лурье и Вульф). Именно повышение Густава Юнга в президенты психоаналитического движения вызвало возмущение у последователей психоанализа, участников Второго Конгресса психоаналитиков в Нюрнберге (1910 г.). Нееврей вдруг станет одним из лидеров психоанализа!?.. Фрейду самому пришлось защищать своего блестящего последователя, что, впрочем, было вызвано чисто тактическими соображениями и интересами распространения учения среди других наций.

Другим фактом, достойным упоминания, можно назвать слова Анны Фрейд на одном торжестве в честь памяти её отца. Она потребовала назвать психоанализ еврейской наукой, что, конечно, не входило и не входит в планы отцов Бнай Брит. Если вспомнить, что сам «бог» иудаизма — двуполое существо, что эта бисексуальность пронизывает все эманации этого «бога», если представить себе, что сам принцип зла в иудаизме связан с разрушением, а не с грехом, то увидишь корни психоаналитической теории о нищете, кровосмешении, всех прочих мифов психоанализа, и увидишь отчетливо, что этот принцип есть действительно навязываемый под научной личиной иудейский тип мышления и иудейская религия, с характерной мифологией, прикрытой личиной науки. Это религия пантеизма, язычества, причем самого примитивного, средневекового образца.

Фрейд в своем методе «лечения» и исследования пациента предлагал один-единственный метод — это метод аналогий, предложенный в свое время символической каббалистикой для расшифровки мира, закодированного в символах. Ничего принципиально нового, отличного от этой методики, Фрейд и его последователи не предложили. Большинство творений Фрейда — это литература, а не наука. Причём литература невысокого образца. Таким образом, психоанализ представляет собой языческую религию каббалистов, разновидность широкого течения в этом язычестве — «гуманизме», в котором сама личность становится лишь каким-то символом, крючком, точкой, цифрой и линией, между которыми клокочут преступные страсти.

Виктор Острецов
Фрагмент из книги «Масонство, культура и русская история»
1997

[1] Цитата из книги А.И. Солженицына: «Умеренный социалист В. Б. Станкевич, отмечая, что „поражающей чертой в личном составе Комитета [было] количество инородческого элемента… совершенно несоразмерное их численности и в Петрограде и в стране“, спрашивает: „Было ли это нездоровой пеной русской общественности…? Или это следствие грехов старого режима, который насильственно отметал в левые партии инородческие элементы? Или это просто результат свободного соревнования…?“ И тогда ― „остаётся открытым вопрос, кто более виноват ― те инородцы, которые там были, или те русские, которых там не было, хотя могли быть“». (Александр Солженицын: Двести лет вместе. Часть вторая. М., 2002. 128 с.)

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок