col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иерей Георгий Селин. Синайские заповеди в молитве Господней

Мы зна­ем, что с Мо­и­се­ем го­во­рил Бог; Се­го же не зна­ем, от­ку­да Он (Ин. 9: 29), ― убеж­да­ли иу­деи про­зрев­ше­го, ко­то­рый был ви­новат в том, что зре­ние ему да­ро­вал Иисус. Луч­ше бы он оста­вал­ся сле­пым, а те­перь вот раз­би­рай­ся с этим шле­маз­лом.

Се­го же не зна­ем, от­ку­да Он… Ну так знай­те, то­ва­ри­щи, что Кто от­верз очи сле­по­рож­дён­но­му, Тот ска­зал и Моисею эти сло­ва: Аз есмь Господь Бог твой, из­ве­дый тя от зем­ли египетския, от до­му работы: да не бу­дут те­бе бо­зи инии раз­ве Мене… (Исх. 20: 2).

Проверить сие легко. Предлагаю сравнить слова молитвы, которой научил нас Иисус Христос, со словами заповедей, данных Моисею на горе Синай, чтобы убедиться, что Декалог проглядывает, или, лучше сказать, светится сквозь слова этой молитвы. Итак,

…бысть внегда быти Ему на месте некоем молящуся, и яко преста, рече некий от ученик Его к Нему: Господи, научи ны молитися, якоже и Иоанн научи ученики своя (Лк. 11: 1). Молитва Иоаннова не дошла до наших дней, а молитва Господня известна: Отче наш, Иже на Небесех, да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на Небеси, и на земли. Хлеб наш насущный подавай нам на всяк день. И остави нам грехи наша, ибо и сами оставляем всякому должнику нашему. И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого (Лк. 11: 2-4).

1. Отче наш ― первые слова молитвы Христовой. Так же начинается Декалог: Аз есмь Господь Бог твой, изведый тя от земли египетския, от дому работы.

Дом работы ― это рабство земным страстям и привязанностям: чреву, плоти, телесным и душевным удовольствиям, самолюбию и славолюбию, родственным и дружеским связям… Кратко говоря, дом работы это всё то, что лишает нас родства с Отцом Небесным. Господь вывел христиан из этого рабства и благословил обращаться к Нему по-сыновнему ― Отче наш. В этом отличие молитвы Христовой от Декалога. Если Моисею Бог только приоткрылся, то христианам даровал милость именоваться Его сынами и дочерями.

2. Иже на Небесех. Как эти слова молитвы соотносятся со второй синайской заповедью: Не сотвори себе кумира и всякого подобия…? Самым тесным образом.

Святитель Иоанн Златоуст так толкует эти слова: «Когда же говорит ― «на небесах», то этим словом не заключает Бога на небе, но отвлекает молящегося от земли, и поставляет его в превыспренних странах и в горних жилищах».

То же можно сказать о 2-й заповеди Декалога. Поскольку кумиры отвлекают человека от Бога, постольку Господь запретил Моисею творить их.

3. Да святится имя Твое. Здесь прямая перекличка с третьей заповедью ― Не произноси имени Божьего всуе. Не вставляй в свою речь, где ни попадя, имени Божьего. Не смешивай Горнее с земным, потому что быть освящённым это и значит быть отделённым.

4. Да приидет Царствие Твое. А здесь где связь молитвы с четвёртой заповедью: Помни день субботный, еже святити его. Шесть дний делай и сотвориши в них вся дела твоя. В день же седмый, суббота Господу Богу твоему, да не сотвориши всякого дела в онь…?

Днём субботним для христиан является воскресенье, именуемое по-церковнославянски неделей (буквально: не делай, нет дел). И связь этого дня с Царством Божиим очевидна. В исповедуемом нами Символе веры есть такое положение: «Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века. Аминь». Всеобщее воскресенье это и есть Царствие Твое.

5. Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли. Здесь как будто не видно единство молитвы с 5-ой заповедью: Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли блазе, юже Господь Бог твой дает тебе. Но смотрим внимательно. С пятой заповеди начинается вторая часть Декалога, которая может быть названа человеческой. От рассмотрения отношений с Богом законодательство переходит к упорядочению взаимоотношений людей между собой. И как небесная часть Декалога начиналась с упоминания Отца ― Аз есмь Господь Бог твой (в молитве Господней: Отче наш), так земная его часть начинаться с упоминания отца, теперь уже земного.

Часто встречается ошибочное изображение скрижалей, или каменных плит с написанными на них заповедями, разделённых на две равных части: пять заповедей на одной «странице», и пять на другой. Это неправильно. Должно быть четыре на одной и шесть на другой. Вторая часть Декалога (если всё-таки его разбивать), должна начинаться не с шестой заповеди, а с пятой ― о почитании отца и матери, потому что, повторюсь, как первая часть Декалога начинается с именования Отца Небесного, так вторая, или земная ― с отца земного.

В лице своих родителей дети должны видеть Отца Небесного, и послушание плотским родителям это послушание Богу Отцу. Об этом же говорится в молитве Господней, которая, как и Декалог, спускается с Небес на землю: да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли.

6. Хлеб наш насущный даждь нам днесь. И шестая заповедь: Не убий.

Святые отцы учат, что хлеб наш насущный это не столько дневное пропитание, сколько нетленная пища, вводящая человека в жизнь вечную ― Тело Христово. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мiра (Ин. 6: 51).

И вот вопрос: как преподаваемое в Евхаристии Тело Христово связано с заповедью: не убей? Ответ может быть таким. Мiр только и делает, что убивает себя. Жизнь без Христа ― убийство и самоубийство. И я бы продолжал убивать, если бы Тело Христово не остановило меня. Не убивайте, не ешьте себя и других. Живите со Христом здесь и вечно, вкушая Его Тело и Кровь.

7. И остави нам долги наша. Седьмая заповедь: Не прелюбы сотвори.

Взаимоотношения Бога и древнего еврейского народа пророки часто сравнивали с отношениями мужа и жены, и потому отступления народа от Бога они приравнивали к изменам. Достаточно вспомнить образы пророка Иезекииля, которые я не буду приводить. И в Новом Завете апостол Павел, для которого нет никого выше, чище, дороже Христа, сравнивает отношения мужа и жены с отношениями Христа и Церкви. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее (Еф. 5: 25). Поэтому грех верующего перед Богом это, по сути, его духовная измена Богу, и, соответственно, прошение о даровании прощения грехов против Него это прошение о прощении прелюбодеяний.

8. Якоже и мы оставляем должником нашим. Восьмая заповедь: Не укради.

Если грех против Бога можно назвать изменой Ему, то грех против человека можно сравнить с воровством у него. Что страшнее: прелюбодеяние или воровство? Господь допускает развод по единственной причине. Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, [тот] прелюбодействует (Мф. 19: 9). Стало быть, неверность Богу является законным основанием для развода. Но Он готов простить предателя, если тот простит своего должника.

9. И не введи нас во искушение. Девятая заповедь: Не послушествуй на друга своего свидетельства ложна (в Синодальном переводе: Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего).

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью (Иак. 1: 13-14). Почему же Господь учит нас обращаться к Нему со словами: и не введи нас во искушение, тогда как апостол Иаков пишет: Бог не искушает никого…?

По этой ссылке можно прочитать ответы святых отцов на этот вопрос. Мне приглянулся такой: «Здесь Спаситель явно показывает наше ничтожество и низлагает гордость, научая нас не отказываться от подвигов и произвольно не спешить к ним; таким образом и для нас победа будет блистательнее, и для дьявола поражение чувствительнее» (Святитель Иоанн Златоуст).

Иными словами, Спаситель учит нас молиться и не введи нас во искушение, чтобы мы не полагались на себя, но во всяком искушении, даже самом мелком, призывали Его помощь.

Дьявол в буквальном переводе с греческого ― клеветник, поэтому диавол и лжесвидетель ― близнецы-братья.

10. Но избави нас от лукавого. И десятая заповедь: Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни осла его, ни всякого скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего.

Желание ― начало всего: и хорошего, и плохого. «Зависть сестра соревнования стало быть доброго роду», ― написал Пушкин. О, если бы мы ревновали святым в их угождении Богу и стремились жить, как они, тогда поэт был бы прав. Действительно! Если бы мы желали жить в нищете, плаче, кротости, правдивости, милости, чистоте телесной и сердечной и во всём том, что перечислено Господом в Нагорной проповеди… Но, как правило, совсем другие желания руководят человеком.

Каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью… Мы уже читали эти слова апостола Иакова. Движимый завистью змий соблазнил Еву и через неё Адама. Терзаемые завистью иудейские старейшины убеждают облагодетельствованного Христом слепца сказать, что Он ― грешник. Изъеденный завистью сатана постоянно воюет с человеком, потому что знает, что ему уготовано Царство Небесное и общение с Богом, если тот живёт по заповедям Его, которые были перечислены выше.

Напомню, что это ― ветхозаветные заповеди. В Новом Завете они звучат так: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки (Мф. 22: 37-40)[1].

Всего две заповеди, как две части десяти синайских установлений. Первая касается отношений с Богом, вторая ― с людьми. Суть этих заповедей передаёт молитва Отче наш, которую нам дал Господь наш Иисус Христос для укрепления в выполнении Его закона, чтобы быть нам спасёнными в вечности перед Ним.

Иерей Георгий Селин
Сайт «Ветрово»
25 сентября 2022

[1] В церковнославянском переводе слова Христа на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки выглядит так: в сию́ обою́ за́поведию весь закон и пророцы ви́сят. Не просто утверждаются, как на основании, но именно: висят, т.е. подвешены на двух этих заповедях весь закон (Пятикнижие Моисеево) и пророки (Книги пророков). Церковнославянский перевод даёт возможность представить, как свисают, словно два каната, словно двое перил лестницы, спущенной человечеству с Неба, эти заповеди о любви. Поручни справа ― основные ― возлюби Бога, поручни слева ― вспомогательные ― возлюби ближнего, как самого себя. И не: возлюби, но: возлюбиши. Церковнославянский перевод и здесь точнее синодального перевода, поскольку не говорит: возлюби, ибо странно требовать любви и повелевать быть чувству, которое может возникнуть только в добровольном и непринуждённом порядке. Толмач говорит: возлю́биши, что примерно значит: хорошо было бы, если бы ты возлюбил. Не требование, но пожелание. Не императив, но оптатив, как называют языковеды глагольную форму, которую мы видим в церковнославянском переводе.

Заметки на полях

  • Москва

    Спаси Господи, отец Георгий! Поклон за пастырское наставление! Ваши статьи приятно и понятно читать.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок