col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Монахиня Евфимия (Аксаментова). Самое важное чудо

Из книги «Увидеть однажды. Воспоминания об отце Кирилле (Павлове)»

Есть ве­щи, осмыс­ле­ние ко­то­рых про­ис­хо­дит лишь с те­че­ни­ем вре­ме­ни, спус­тя го­ды и го­ды. При­хо­дит нуж­ный те­бе опыт — пусть и скром­ный, по­сти­га­ют­ся те уро­ки про­шло­го, смысл ко­то­рых был преж­де за­крыт от те­бя… Од­на­ко все­гда есть и то, чем ты во­об­ще не мо­жешь и не дол­жен де­лить­ся с окру­жа­ю­щи­ми. И это — нор­маль­но. Во вся­ком слу­чае, для то­го, кто из­брал ино­чес­кий путь.

Если мирянин, как правило, приносит к дверям кельи старца свои большие проблемы, сетует на скорби, связанные с семьёй, на здоровье, то есть нуждается как бы в глобальных поправках внешних жизненных ситуаций, а по прошествии лет может с удовлетворением «поведать потомкам» о замечательных, подчас чудесных случаях исцелений и милости Божией по молитвам старца, — то с иноком дело обстоит сложнее. Инок живёт совсем в иных силовых полях.

Инок, если он по мере произволения подвизается, погружён в каждодневную борьбу со страстями, в тонкие перипетии внутренних браней, о которых мирянин порою не имеет никакого представления и почитает их чем-то малозначительным. Отношения инока с духовником, со старцем — кропотливый труд по созиданию внутреннего человека, тяжёлая, подчас рутинная работа. «Результаты» такой работы и смиренных подвигов далеко не всегда проявлены внешне. Иноку подчас нечего предложить мирянину, нечего «поведать человечеству» — его могут попросту не понять.

Помню, ещё при жизни батюшки я просила некоторых монахов, что знали, любили старца и считали его своим духовником, поделиться опытом своего общения с ним. Поначалу, из благородного сочувствия, они откликались на мою просьбу, но затем, взвесив все за и против, вежливо уклонялись от подробных воспоминаний и ограничивались общей, более-менее приемлемой для постороннего глаза картиной своих впечатлений. Памятования их сердца были, что называется, «слишком монашескими», слишком исповедальными и касались тонкостей личного духовного пути. Говорить о таких вещах во всеуслышание они справедливо остерегались, так как это просто противоречило бы нормам аскетики.

А вот воспоминания мирян могут, напротив, изобиловать ярким и «чудесным». Но как по мне — «невзрачное» и тихое монашеское всегда ценнее и дороже «необычайного» и яркого мирского. Хотя, несомненно, любой духовный опыт важен и полезен его обладателю.

В этой связи вспоминается замечательный пример из жизнеописания великого оптинского старца преподобного Льва (Наголкина)[1]. Один из послушников старца всё сетовал, что не видит никаких чудес подле него, а кругом все только и говорят о чудесах — и ищут их, и получают. Преподобный ответил тогда следующее: «А отесать такой пень базарный, как ты? Разве не чудо? Не чудо сделать из тебя стоящего человека?»…

В этих словах преподобного Льва, пожалуй, ёмко раскрыта вся суть старческого служения. И, например, в жизни нашей переделкинской монашеской общинки тем самым «базарным пнём», для отшлифовки которого требовались великие труды большого мастера, была, как мне думается, именно я. Хотя, конечно же, не только я… Но в моей сердечной памяти старец так и останется навсегда и прежде всего не «чудотворцем», не прозорливым предсказателем тех или иных событий будущего (хотя в сокровищнице памяти моего сердца есть и такое), а добрым мастером, который, точно и деликатно подбирая свои инструменты, с теплотой и великой рассудительностью делал из тебя человека.

Это и есть самое важное чудо, какое Господь через старца являет миру, — служение нравственному и духовному созиданию человека-христианина. Без тени гнева и раздражения, не имея при этом уверенности, что его, старца, собственной жизни хватит, чтобы увидеть добрые плоды своего подвига.

Со «спокойной и кроткой любовностью», по верному замечанию русского литератора Бориса Зайцева, старец отдаёт всего себя каждому из нас, сам же при этом, как и подобает истинному монаху, остаётся тайной за семью печатями.

Из книги монахини Евфимии (Аксаментовой) «Увидеть однажды. Воспоминания об отце Кирилле (Павлове)». Ульяновск: Издательство Симбирской митрополии, 2022

[1] Агапит (Беловидов), схиарх. Житие оптинского старца Льва. Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина пустынь, 2017.

Заметки на полях

  • г. Жуковский МО

    Большое спасибо, матушка Евфимия, за светлое и утешительное чтение. Слава Богу, что были и есть такие люди, которые, сами Преобразившись, не жалеют себя для других, не берегут себя для себя, раздают себя, в том числе и посторонним людям, стремятся прояснить Образ Божий в человеке. Низкий поклон отцу Роману. Божией помощи, чтобы полегче перенести лечение и поправиться.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок