col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. Несчастлив – кто не видит Красоты

«Нет Тебя, Господи, краше, нет Тебя, Господи, добряе!» — так молилась блаженная Дарьюшка, в иночестве – Исидора, странствовавшая в XVIII столетии по Русской земле. Конечно, добрее Его быть не может: ведь Бог – это Любовь. Но что означают слова «нет Тебя краше»? В чем видела Дарьюшка Божью красоту? Или в самом деле сподобилась узреть Господа?

Вот один из сохранившихся рассказов странницы:

«Как вышли-то мы из сел да оглянулись-то кругом – словно ни конца, ни края нет Божия мира! Сверху-то благодать какая в небесных селениях, снизу-то, под ногами, что ни на есть зеленая травушка да золотые колосья, да лес-то, кажись, непроходимый! Идешь ли ты молча, отдыхаешь ли на земле – все-то тебе чудятся сладкие песни: и жужжит, и чирикает, и шелестит, и журчит, словно-то Господь устами всей твари гуторит с тобою! И так-то оно сделается радостно, что Господь-то премудрый, и так-то жутко придавят тебя все твои грехи да окаянства твоей неблагодарности пред Господом, что так-таки колени сами гнутся, и припадешь к матери-сырой земле, и все-то глазоньки свои выплакал бы, и всеми-то жилками нарыдался бы – такой-то Господь премилостивый и так-то вся тварь Его больно хороша!»

Слово Красота похоже на слово Любовь: каждый наполняет его собственным содержанием, кто — непотребным, кто — высоким. Вот и в стихотворениях иеромонаха Романа (Матюшина) слово Красота – одно из ключевых.

…Благословен, кто слышит тихий стук,
Благословен, кто видит и за внешним,
И, если не отринул Чистоту,
То прикоснется к Красоте Нездешней.

Красота и Чистота соседствуют в стихах отца Романа постоянно. Ведь только чистое око может разглядеть подлинную Красоту, да и сама Красота несовместима с нечистотой. И еще один синоним слова Красота в стихах иеромонаха Романа – это Истина.

А истина – не в суете,
Не в многословьи-мельтешеньи –
В зверье, растениях, воде –
В том, что не носит искаженья,

Что не испачкала рука,
Что указует путь к иному…
Постой в тиши у родника –
И прикоснешься к неземному.

Благослови полет листа,
Свечение звезды дрожащей…

Вот жизнь, которая чиста,
Другой не знаю настоящей!

Три этих слова – Красота, Чистота, Истина — отец Роман часто пишет с прописной буквы: так он поступает, когда подбирает слова, чтобы сказать о Самом Творце. Значит, Чистота, Истина и Красота – это Господь! Такая Красота и вправду спасет мир, точнее, — уже спасла.

Красота поэзии отца Романа – это отсвет красоты его жизни, и сквозь стихотворения просматривается личность поэта. Был бы его путь другим – и стихи были бы иными. В одном интервью отец Роман рассказывает, что еще до монашеского пострига, в семидесятые годы, ему предлагали издать сборник стихотворений, которых уже тогда у него было немало. Но, чтобы книга вышла в свет, молодому поэту Александру Матюшину нужно было написать хотя бы одно стихотворение о партии или о вожде. Разумеется, он отказался. «Считаю, что просто Господь спас, — говорит отец Роман. — Ведь если бы издали мой сборник, мне бы уже было не до монастыря, носился бы с этим сборником, считая себя невесть кем. А так приехал домой и всю писанину, написанную с самых детских лет, и самую позднюю, бросил в печь, расчистил дорогу в монастырь».

В 1983 году в Псково-Печерском монастыре Александр Матюшин принял монашеский постриг с именем Роман, а спустя два года был рукоположен в иеромонахи. Он служил на приходах в глубинке, в Киево-Печерской Лавре, а в 1994 году поселился в скиту Ветрово на Псковщине. Там отец Роман в одиночестве подвизается и по сей день. Его трудами в Ветрово выстроен храм в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших», где отец Роман совершает богослужения. Хозяйственная жизнь скита тоже всецело на его плечах. Рассказывают, что попасть в скит можно только по речке Лочкино… и то если сам батюшка встретит на лодке.

Двадцать лет в скиту. Двадцать лет одиночества, и не простого, а монашеского, двадцать лет молитвы, двадцать лет всего того, чем наполнена внутренняя жизнь монаха и о чем мы только читаем в книжках. И вот там, в Ветрово, в этих таинственных, тяжелых и благодатных трудах рождаются стихи иеромонаха Романа.

Пишу стихи. Не знаю, как иные,
Но первым делом захожу в алтарь,
Молитвой освятить часы ночные…
И вот открыты — Библия, словарь.

У отца Романа пристальный, внимательный взгляд человека, который никуда не спешит и привык к наблюдениям и созерцанию. Все, все становится пищей для размышлений и удивительных обобщений, которые наполняют духовным содержанием обыденные явления. Вот, например, весенние сосульки. Ну что в них необычного и, тем более, духовного? Уж сколько писали поэты о весенней капели, так что и вспоминать этот образ как-то неловко. Но иеромонах Роман последние сосульки видит совсем по-другому.

…Снега, что на солнце сгорают,
Морозец повывесил в ряд –
Под старою крышей сарая
Сережки-сосульки искрят.

Таинственно светозвучанье
В победном остатнем строю –
Играют живым на прощанье
Последнюю песню свою!

Послушай подлунные звуки!
Им только до завтра звенеть.
Весенние свечи-сосульки,
Не вам этот мир обогреть!

Щемяще недолго искрили,
Огнем неопальным горя.
А все ж красоту отразили,
И, значит, являлись не зря!

А завтра… а нужно ль об этом?
И время ли горьким речам?
Вы были пронизаны светом,
А в свете какая печаль?

И горечи нет от разлуки:
Под этой же самой луной
Опять замерцают сосульки –
Служа Красоте неземной.

А ведь в скиту у отца Романа есть еще яблони, березы, розы и тюльпаны (И камышинка тоже не пустяк // Уж потому, что в Небеса взирает). В скит забредает лань, залетают синицы, сойки, журавли и лебеди, по реке проплывают бобры. Там шумит дождь, падает снег и стоит храм — «в царском облаченьи». И главное: там пребывает Господь. Именно Его присутствием, Его Красотой пронизано все вокруг, и поэтому все дышит, все имеет смысл, все становится «Храмом Земли». Потому-то нельзя нарушить эту Красоту – пусть даже сломать веточку вербы перед Вербным воскресеньем. Божиим присутствием наполнены и стихи, и песнопения иеромонаха Романа. Поэтому они так сильно воздействуют на сердце. Ведь и в нашей жизни есть отблеск Божественной Красоты… но как редко мы способны уловить его.

«Блаженны чистые сердцем, яко тии Бога узрят». Узрят – и восславят Его Красоту. А нам только бы услышать всем сердцем эту хвалу, только бы присоединиться к ней – хотя бы на мгновение.

Из сборника стихотворений иеромонаха Романа
«Чудный Свет» (СПб.: Петроглиф, 2014)

Заметки на полях

  • Да, уважаемая Ольга Сергеевна. «Несчастлив — кто не видит Красоты», кто не ищет Истину и не стремится к Чистоте. Всё это в Боге, приблизиться к Которому помогает поэзия иеромонаха Романа и всегда своевременные заметки и публикации на сайте «Ветрово». За этим сюда обращаюсь и не остаюсь без ощутимой поддержки и помощи. Слава Богу нашему!

  • Спасибо Вам, Ольга Сергеевна, за ещё одну возможность прикоснуться к светлому миру поэзии и жизни иеромонаха Романа! Спасибо за удивительный мир первозданной красоты храма природы!

  • «Красота поэзии отца Романа – это отсвет красоты его жизни…» — как же правильно вы об этом пишете, Ольга Сергеевна. Читая вашу статью и вчитываясь в стихи отца Романа , каждый раз открываешь для себя что-то новое в его стихах, что является проводящим мостиком между мыслями и чувствами, между Земным и Небесным. Хочется читать, впитывать в себя красоту и прилепляться к Богу поближе. С поклоном к вам…

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок