col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. Нож над храмом

Недавно в одном селе был освящён воссозданный из руин православный Храм. Над восстановлением трудились больше пятнадцати лет — тяжёлый труд для села с населением в два человека. Большую часть этого труда взяли на себя дачники, приезжающие на лето из большого города, и жители окрестных деревень.

Но вот, наконец, Храм освятили. Настоятель, прихожане и гостьи-монахини сели за стол, накрытый прямо перед Царскими вратами, и… съели храм. Торт, изготовленный в виде новоосвящённого Храма, стоял на столе на самом видном месте, среди бутылок и закусок. Настоятель сам взялся за нож, и храм быстро превратился в развалины, а вскоре и вовсе исчез.

Выходит, люди столько лет возрождали Храм — но так и не поняли, что возрождали. Дом молитвы, место ощутимого Божьего присутствия, клочок пространства, вырванный у падшего мiра и отданный Небесам. Место, где могут главу преклонить Сам Господь и измученный человек. Обычно говорят, что, восстанавливая Храм, люди восстанавливают и собственную душу, есть даже такая пословица: «Храм не в брёвнах, а в рёбрах». Храм — это ещё и символ человека. Однако едва ли кому-то понравится увидеть на праздничном столе собственное изображение из крема и шоколада, которое будет разделено ножом на кусочки и роздано гостям. А это значит, что к себе мы относимся с гораздо бо́льшим трепетом и бо́льшей верой, чем к тому, что свято.

У нас дома на полочке с иконами много лет хранится яйцо с изображением Воскресения Христова, подаренное стареньким монахом-иконописцем. Вручая подарок, он твёрдо сказал, что есть его не нужно. Даже дети знают, что нельзя украшать пасхальные яйца наклейками с изображением икон или Храмов — ведь во время трапезы придётся их разорвать. А вот взрослые легко и необратимо теряют голову: додумался же кто-то производить шоколадные конфеты «Ганина Яма». Или делать свечи в виде ангелов, у которых потом горит голова и плавится лик. Пусть эти пухлые младенцы и не похожи на Бесплотные Силы Небесные, всё равно картина ужасная.

Путешествуя по России, часто приходится видеть разрушенные и полуразрушенные Храмы. Сердце сжимается от того, что некому, да и не для кого их восстанавливать, и через несколько десятков лет от них ничего не останется. И всё же даже в руинах они остаются святыней, и пошлость не прикасается к ним.

Конечно, пошлость не может осквернить святости. Но рядом с ней делается особенно нестерпимой.

Ольга Надпорожская
Сайт «Ветрово»
11 октября 2018

Заметки на полях

  • Очень правильно замечено, что нет ревности к святыне. И календари не делают так, чтобы перелистывать как книгу, а изображения при перелистывании перевертываются.

  • Ольга Сергеевна! Доброго вам здравия! Вы затронули такую тему, которая давно волнует, наклейки с иконами на пасхальные яйца, которые сначала освящают в храме, а затем снимают, бросают в мусор. Главная тема статьи, торт, сделанный в виде храма, который сам настоятель разрезал на куски, превратился в развалины. Все зависит от глубины православной веры, торт в виде храма скорее мирское. Статья очень грустная, не возрождаются православные храмы, стоят в виде развалин. Как затягивает мир! Завлекает красивыми вещами, и все нужно, а главное, суета, разыгравшийся аппетит. Все нужно! Все хочется. Ольга, пишу про себя. Только оставшись одной, начинаешь «приходить в себя». Читаю молитвы, стихи отца Романа. Спасибо, Ольга Сергеевна, за статью. Остается надеяться, что храмы начнут возрождаться, а зависит от нас самих, от нашей веры православной.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа