col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово. Ноябрь

Ольга Надпорожская. Евангельские слова

Возвращаясь из скита Ветрово, решили заехать в село Кобылье Городище на берегу Чудского озера, где, как мы думали, родился отец Николай Гурьянов. Но оказалось, что родина старца в другом селе, а в Городище он приходил в детстве вместе с отцом, который прислуживал здесь в алтаре Михайло-Архангельского Храма.

Этот Храм — белый, со звёздным, как в Псково-Печерском монастыре, куполом — был построен пять с половиной столетий назад. Всегда он был приходским, но недавно здесь положили начало монастырю, и теперь рядом с Храмом живут несколько монахинь. Одна из них вышла к нам с огромным ключом в руках:

— Отец Никандр, наш батюшка, увидел вас в окно и сказал: «Это наши». А то бывает, не благословляет Храм показать, если видит, что приехали в шортах или женщины в брюках.

Монахиня не очень молода, но очень красива — особой, монашеской красотой. Она открывает нам Храм. В нём полутьма, тускло блестят оклады на больших иконах, старинных, хотя и не древних — во всём ощущается цельность, спокойный порядок, чувствуется, что Храм никогда не разорялся.

— Там у нас чтимая икона Божией Матери, — говорит монахиня. — Перед ней совершается много исцелений от рака. Однажды мы ушли из Храма, лампаду перед иконой погасили, закрыли дверь. Потом приходим — а лампада горит. Затем это ещё раз повторилось, и ещё – всего трижды. Тогда мы уже стали постоянно поддерживать в ней огонёк.

Монахиня разувается и поднимается на солею, к большой иконе Одигитрии. Спокойный взгляд Божией Матери изливает особую тишину. Вслед за монахиней разуваемся и мы, прикладываемся к иконе, задевая лампаду. Она долго и мерно качается под тиканье часов над свечным ящиком, а монахиня рассказывает:

— На Праздники к нам приезжают из Пскова, из Петербурга, а так обычно приходят всего несколько человек. Есть местные жители, которые настроены против нас, всё время пишут какие-то жалобы. Одна из них хочет устроить тут эко-туризм, и ей нужно, чтобы здесь был пляж, хороший подход к воде. А Храм мешает.

— Какой же здесь может быть эко-туризм, если рядом кладбище? — удивляемся мы.

— Да вот не знаем. У нас ведь и Храм стоит на костях. Под фундаментом нашли очень много косточек медово-жёлтого цвета, а чьи они — неизвестно, никаких сведений об этом нет.

Монахиня ведёт нас на кладбище и показывает могилы отца старца Николая, Алексея Ивановича Гурьянова, скончавшегося в 1914 году, и протоиерея Бориса Лебедева, служившего здесь в советские годы и много претерпевшего от властей.

Но ни Храм, ни кладбище, ни красота спокойного озера не произвели на меня такого впечатления, как слова на иконе Спасителя у ворот. Эти слова мы слышали ночью в скиту за Божественной литургией: Кто хощет по Мне итти, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и по Мне грядет… Позже, за трапезой при свечах, иеромонах Роман говорил:

— Что значит кто хочет идти за Мною, отвергнись себя? Чего мы должны отвергнуться? Конечно, не образа Божия, а духа мiра сего. Подумайте, как мы молимся: Царю Небесный, Утешителю, Душе Истинный, прииди и вселися в ны… Прекрасные слова! Но мы призываем Духа Святого, а сами наполнены духом мiра. Пока мы от этого духа не освободимся, Дух Святый не вселится в нас. Ведь даже чтобы налить что-то в чашку, нужно, чтобы она была пустая, а если она уже наполнена, ничего не получится. Дух этого мiра настолько пропитал нас, что уже стал нами — частью нас, частью нашей души…

— Получается, потерять душу свою — то же, что отвергнуться себе?

— Можно сказать и так. И дальше в Евангелии мы слышим страшное обличение всем «жутковерующим»: Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий. А мы стыдимся быть Божьими, хотим нравиться мiру сему, а не Богу. Поэтому и одеваемся, и красимся, и ведём себя так, как угодно мiру…

Может быть, и очутились мы в этой глуши для того только, чтобы ещё раз вспомнить Евангельские слова. Они оказались важнее всего, а монастырь был как будто их воплощением — отвергшимся мiра, отвергнутым им.

Ольга Надпорожская
Октябрь 2018
Сайт «Ветрово»

Заметки на полях

  • Будем просить Божией помощи нести свой Крест. » Боже, в помощь мою вонми…».

  • Спасибо за чудесный рассказ, от которого веет неотмiрностью, тишиной, и возникает удивительное ощущение присутствия!

  • Спасибо большое за рассказ.

    «— Что значит кто хочет идти за Мною, отвергнись себя? Чего мы должны отвергнуться? Конечно, не образа Божия, а духа мiра сего.»

    «Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий. А мы стыдимся быть Божьими, хотим нравиться мiру сему, а не Богу.»

  • Спаси Господи! Очень трепетно изложено всё. Описать свои мысли и чувства, чтобы читатель их ПРОЧЁЛ, у Вас, Ольга, в очередной раз получилось! Для этого важно желать передать читателю свои эмоции, доверчиво, искренне. А мы, читатели, это чувствуем и наполняемся Вашими эмоциями.
    Помощи Божией Вам, Ольга!

  • Слава Богу за всё! Всё промыслительно. И не случайно вы попали в этот монастырь и Евангельские слова тому подтверждение…

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.