МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Единственное христианское оправдание подвигам отца Федора Конюхова может быть следующим:

Отец Федор действует не корысти ради, а волею пославшей его жены.

То есть так его матушка достаёт, что хочется куда-нибудь скрыться хотя на время. Я заметил, что на всякой работе неженатые мужчины всегда стремятся уйти пораньше — у них разные «нерабочие» интересы, личные дела, те же развлечения в конце концов. А женатые сидят до упора и после упора, совершенно не торопятся домой к любимым жёнам и детям. Кстати, даже к на самом деле любимым. Потому что трудно это, семья — это великий подвиг, не даром при венчании поют тропарь «Святые мученики…».

А если матушка — как я знаю про некоторых матушек, — ещё и непрестанно канючит, мол, денег мало, такой ты растакой… Тут или в петлю, или «ломать об колено» по-ткачёвски, либо — вот так: «В далёкий край товарищ улетает!»

Первое — для христианина невозможно. Второе — тоже не слишком по-христиански и в любом случае будет осуждено общественностью. Отцу Фёдору чрезвычайно повезло, что он может так сесть в лодку или аэростат — и воспарить духом, только его и видели.

Причём ездит-то он НЕ НА СВОИ деньги. Его очень неплохо обеспечивают спонсоры. И не всё уходит на оборудование, понятно, что что-то остаётся семье. Так что и овцы сыты, и волки целы, матушка счастлива, слава, почёт, похвалы.

Ведь совершает отец Фёдор свои духовные и телесные подвиги под телекамеры буквально. Под аплодисменты толпы, принимая награды, кажется и ордена-медали.

Вы можете представить себе, скажем, преподобного Антония Великого или Серафима Саровского, чтобы они объявили, мол, собираюсь простоять на камне 1000 дней, мировой рекорд, не могли бы вы проспонсировать это дело? И затем в режиме онлайн сообщали бы в СМИ о том, как проходит подвиг… Представили? Нормально?

Священническое служение — дело особое, страшное — в архаичном значение этого слова. Священник может рисковать собственной жизнью в исключительных случаях, например, ради спасения чужой жизни — или если от этого прямо зависит спасение чьей-то души. Или когда разбойники (обычные или политические) пришли экспроприировать священные сосуды или иконы, разрушать храм. Это да, тогда прямая обязанность встать так, чтобы только через его труп можно было осуществить задуманное.

Священник под страхом смерти не должен отрекаться от веры, от Христа. Впрочем, это любой христианин должен.

Но даже воевать, с оружием в руках защищать храм, монастырь священник может только в совсем уж исключительных случаях — пример этому есть, осада Лавры поляками. Но и тогда по канонам даже случайное убийство совершивший священник извергается из сана — навсегда. Увы, разные вещи я слышал про епископскую «икономию», но это уже не исключения, а безобразия.

Ещё один вариант — когда священник рискует жизнью ради паствы. То есть не как один известный протоиерей, который бросил своих духовных овец, бежав с Украины в богатый московский приход, а как Владыка Онуфрий — которому всяко опасней там оставаться, чем во всех отношениях полусреднему попу. Но тоже, это не обязанность, а возможность — пострадать за своих ближних, то есть за Христа, Который в них, постоять за правду Божию до крови, до смерти. Этого Христианство не требует с обязательностью во всех случаях:

Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой (Мф. 10:23).

Это Христос сказал.

На Крест не просятся.

Но если уж ты с креста сбежал, что простительно, так хоть не хорохорься, не разыгрывай брутального мачо и героического героя в телеящике. Ничего экстраординарного — просто имей совесть и будь скромнее. Будь благодарен тем, кто тебя приютил, кто тебя кормит.

В ситуации, когда на миссию выделяются — если вообще выделяются — сущие копейки, когда миссионеры — кстати, иногда и с риском для жизни и здоровья — несут Слово Божие в духовную глушь, что у нас в стране, что за её рубежами, опасные приключения отца Фёдора выглядят сущим издевательством над здравым смыслом и над самим священническим служением. Мы тут грошики собираем по редким благотворителям, чтобы хотя что-то из святоотеческого наследия перевести на иностранные языки, хотя бы хоть кого-то отправить на миссию, где люди готовы услышать Благую Весть — не говорю про те места, где они просто не догадываются о её существовании, — а кое-кто в режиме «шаталова пустынь» шляется по морям, по волнам ради… чего ради-то? Славы? Денег? Удовлетворения страсти? Это же безумие.

Ещё есть вопрос: кто у отца Фёдора епархиальный архиерей? Кто за него отвечает? Священник же служит не сам по себе, а от имени епископа. У него антиминс кем подписан?

Рукополагали его аж в Запорiжьи, там он, как я понимаю, годами не появляется. Кто его благословил на эти его сомнительные подвиги? Кого поблагодарить?

Попробую в заключение объяснить, что такое «подвиг». Не в плане этимологии, а по смыслу. Подвиг — это когда ты делаешь то, что НУЖНО, хотя делать это НЕ ХОЧЕТСЯ.

Когда ты не хочешь молиться, когда тебе хочется спать или есть, или развлекаться, а ты встаёшь на молитву и молишься, несмотря на то, что молитва, что называется «совсем не идёт», когда слипаются глаза, когда в голову лезут всякие глупости и сторонние мысли. Вот это подвиг.

Когда надо идти на работу, чтобы кормить семью — это тоже подвиг (вопреки Горинско-Захаровскому бургомистру — ничего как раз героического в том нет, это именно подвиг, от слова «двигаться» — настойчиво идти, несмотря на препятствия, лень и скорби).

И отправляться в опасное путешествие — это подвиг только тогда, когда ты этого не хочешь. Не хочешь, но надо. Причём, не чтобы убежать от забот и суеты, а ради некой объективно высокой цели.

И даже предпринимаемое с риском для жизни не будет подвигом, если оно происходит от собственного желания. Адреналиновые наркоманы тому пример. Люди реально рискуют жизнью, находя в том удовольствие.

Многие в мире люди готовы рискнуть жизнью за куда меньшую награду, чем получает отец Федор. Путешествовать по миру хотят ещё больше. Ради денег, славы, да и просто внимания к своей персоне согласятся рискнуть здоровьем — найдётся вагон желающих.

Но что в этом христианского?

Александр Люлька,
руководитель Школы православного миссионера при Синодальном отделе Московской Патриархии
6 апреля 2019

Картина отца Фёдора Конюхова «Апостол Пётр при дверях», в настоящее время представленная на персональной выставке работ священника в Русском музее

Заметки на полях

  • Редактор, , 20.04.2019 в 10:43

    Уважаемые читатели, хотелось бы сделать небольшое уточнение. Публикуя материалы о стихах отца Артемия Владимирова или путешествиях и картинах отца Фёдора Конюхова, мы ни в коем случае не хотим бросить тень на их имена (как написал нам один читатель, «товарищи, вы порочите имя народного Героя о. Федора Конюхова. Вы — Христиане ?»). Также мы не имеем ничего против путешествий, настоящей христианской поэзии и живописи: апостол Павел был путешественником (но путешествия его не были самоцелью), преподобный Иосиф Песнописец – гимнографом, преподобный Андрей (Рублёв) иконописцем. Мы хотим напомнить о том, что священник в первую очередь должен быть для нас образом Божиим, возгревающим желание встретиться с Первообразом. Предназначение священника – это служение Богу, очищение собственной души и посильная проповедь, призыв к покаянию, изменению, воцерковлению. На наш взгляд, ни путешествия и картины отца Фёдора, ни стихи отца Артемия не ведут к этой цели.

    Служение священника часто сравнивают со служением врача. Представьте себе, что вас мучает боль, и вы решились прийти на приём к врачу. Но вместо осмотра и лечения врач заводит с вами интереснейший разговор о путешествиях или об искусстве. Приятно поговорить с умным, интеллигентным и знающим человеком, но домой вы уходите с той же болью и, как ни пытаетесь заглушить её чтением книг или просмотром приключенческих фильмов, чувствуете себя с каждым днем все хуже. Врач не станет квалифицированнее, если будет принимать участие в соревнованиях по фитнесу и бодибилдингу или исполнять на сцене романсы. Если кто-то считает, что его предназначение – путешествовать или петь, если это для него важнее священнического служения, то честнее оставаться на своём месте. Иначе те, кто идёт к нему в поисках Бога, могут сбиться с Пути.

    О высоком предназначении священства можно прочитать у святителя Иоанна Златоуста.

  • Н.С. Михаил, , 20.04.2019 в 13:30

    Пастырство есть служение миру, но само оно не от мира.
    Истинное пастырское служение всегда было сопряжено с многими великими трудностями. Обязанность священнослужения требует постоянного подвига очищения своей души, ибо нельзя приступать ко Господу, имея оскверненную грехом душу. Духовное руководство своими пасомыми требует истинной мудрости и полного самоотречения ради спасения своих ближних.
    По примеру Пастыреначальника, каждый желающий получить благодать священства должен заранее направить все свои силы к тому, чтобы научиться отвергать все предметы искушений.
    Если человек принимает на себя священство по одним житейским расчетам, то он уже поддался искусителю, который предлагал и Христу богатство и славу.
    Ни Господь, ни Апостолы, ни каноны церковные не запрещают священнику за свое служение пользоваться доходами и содержанием от прихода. Но все дело в том, чтобы пастырь не ставил материальную сторону в основу своей жизни.
    Часто бывает, что пастыри по-разному относятся к людям влиятельным и простым. Первым для своей выгоды пастырь оказывает даже послабление и обходит их недостатки молчанием, готов совершить для них торжественное богослужение и проч. Что лежит в основе таких пастырских действий, как не скрытое начало корыстолюбия?
    Пастырю следует всегда помнить, что он обещался служить Богу.
    Священнику нужно с первых дней своего служения избегать всякого пристрастия к материальному благополучию, которое делает его нерадивым пастырем. Св. праведный Иоанн Кронштадский утверждал: «Всякое сердечное пристрастие к чему-либо земному есть измена наша Богу…»
    Нужно сказать, что ни один из истинных подвижников не заявлял о своей святости и не стремился обратить на себя внимание окружающего мира.
    Пастырю следует стремиться к утверждению в ангелоподобной жизни и не забывать, что он является служителем Бога. Св. Димитрий Ростовский говорил: «Если ты служитель Божий, если ты пастырь словесных овец, если ты учитель, то будь по жизни своей непорочен, как ангел Божий. Возвещая Слово Божие, не делай дел демонских».
    Пастырь также должен отвергнуть мысль о своевольном мученичестве, которое основывается не на любви ко Христу и к пастве, а только на тщеславии. Конечно, преодолеть это искушение пастырь может только тогда, когда он будет вести богоугодную жизнь, непрестанно очищать свое сердце от страстей. Это единственный путь, по которому он должен идти, чтобы быть истинным продолжателем дела Христова.

    Схиархимандрит Иоанн (Маслов) — из лекций по пастырскому богословию.

  • Марина, Днепр, , 20.04.2019 в 20:42

    Лихо товарищ Люлька ,в одной статье двух зайцев убил. Проехался по одному священнику , и другого ( бывшего Киевлянина ) зацепил. Раньше этот же товарищ изобличал как главного еретика профессора А.Осипова. В век дуэлей , у него бы потребовали сатисфакции, но что могут братья во Христе, только подставить другую щеку .

  • Светлана Сиротина, Ярославль, , 20.04.2019 в 21:36

    «ни путешествия и картины отца Фёдора, ни стихи отца Артемия не ведут к этой цели» (…воцерковлению)- не очень ли категорично? ведь неисповедимы пути Господни. Не устаю благодарить Бога за то, что однажды мне в руки попали стихи — отца Романа (Матюшина) — именно они позвали меня в Храм, к Богу.

  • Редактор, , 20.04.2019 в 21:45

    Светлана, конечно, есть такие произведения, которые могут привести в Храм, и дай Бог, чтобы их было побольше. Но разве приведет кого-то в Храм картина «Апостол Пётр при дверях», опубликованная в конце этого материала?

  • Ирина, Уссурийск, , 21.04.2019 в 12:44

    Дай Бог отцу Фёдору пройти и этот путь, на вёсельной лодке! Помоги ему выстоять, убереги его, если есть на то Воля Твоя! Слава Богу за всё!
    P.S. Пьющий-то, или корыстный священник на приходе, никуда не уезжающий, однозначно для народа полезней)))

  • Михаил, , 21.04.2019 в 16:17

    Не верно, если православный человек воспринимает за норму те явления, которые не должны быть в Церкви. Речь не об осуждении какого-то лица, а как мы относимся к происходящему вокруг нас.
    Священнослужитель, увлекающийся сценой, торговлей, спортом или другим занятием может ли сам усердно служить и вести за собой паству к Богу? Ведь Господь сказал, что невозможно служить двум господам.
    И если за путешествия священник Ф. Конюхов получил государственную награду, означает ли это, что он и в вечности за это получит награду, также как и иеромонах Фотий, преуспевающий на сцене?

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на