МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Сергей Иосифович Фудель (1900-1977) – православный богослов, философ, духовный писатель, литературовед, один из ближайших сторонников святителя Афанасия (Сахарова). Участвовал в антиобновленческом движении, за что был неоднократно репрессирован, провёл в лагерях и ссылках, в общей сложности, около тридцати лет.

С. И. Фудель – наследник традиции аскетической письменности, начиная с отцов Добротолюбия. Особенно близки ему преподобные Макарий Великий, Исаак Сирин, Симеон Новый Богослов. Близки ему были и русские духовные писатели – святители Димитрий Ростовский, Феофан Затворник и особенно Тихон Задонский.

Свою жизнь Сергей Иосифович видел не как нескончаемую череду несчастий и злоключений, а как должное: идущий за Христом должен нести крест. Ему было свойственно глубокое внутреннее покаянное ощущение своего недостоинства, он рассматривал Литургию как квинтэссенцию Церкви, выражение её сути. В своих произведениях Сергей Иосифович постоянно поддерживал и развивал идею монастыря в мiру как противопоставление разделению жизни в вере и жизни в мiре, которая оказалась оказалась чрезвычайно плодотворной и востребованной в трудный полуподпольный период существования Церкви. Жить в миру подвижнической жизнью – это стремление, которое сберегло подлинный опыт богообщения в условиях, казалось бы, тотальной пустыни обезбоженности.

Труды С. И. Фуделя выдержали испытания долгим периодом безвестности по причине их недоступности или доступности лишь для узкого круга знавших его людей. Исследователи творчества Сергея Фуделя называют его самым сокровенным духовным писателем XX века. Он писал о том, что действительно было обречено оставаться глубоко сокровенным в холодной пустыне советской эпохи обезбоженности. То, о чем он пишет, невозможно было придумать или переписать из других книг. Его свидетельство о вечной жизни, которая открывается человеку уже здесь и сейчас – это свидетельство, подтвержденное опытом жизни.

Предлагаем Вашему вниманию отрывки из книги С. И. Фуделя «У стен Церкви».

Марина Наследникова

Сергей Иосифович Фудель Около тепла святой души тает лёд сердца. Мне трудно в каком-то смысле, быть рядом со старцем, и в то же время, около него я снова, словно в материнском лоне. Может быть, и в лоне младенцы не всегда чувствуют себя уютно. Бесконечность человеческой заботы о всяком, кто к нему подходит, или кто нуждается в духовной помощи, в сочетании с уже не человеческой, но сверхчеловеческой силой, много духовного зрения, – вот как можно было бы приблизительно определить обаяние всякого истинного старца.

Святость человека есть его благодатность, наполненность его благодатью Божией. Мы плохо понимаем, что такое благодатность, и потому нет понятия более далёкого и загадочного для современной церковности, чем понятие святости. Реальная, то есть несимволическая святость уже давно заменяется в Церкви её словесными знаками – титулами. Это один из признаков отвердения христианства в истории: Церковь болеет и на Востоке, и на Западе тяжкой и давней болезнью обмирщения. И в то же самое время мы знаем, что, несмотря на эту болезнь, Церковь живёт как Святая. Святость её не только в святыне таинств, но и в реальной святости её, может быть, неведомых миру праведников, в любящей вере простых сердец. Отец Николай Голубцов настойчиво говорил: “Записывайте все, что знаете, о современных святых”.

Солоухин ищет «черные доски» икон, чтобы под чернотой открыть красоту. Мы ничего специально не ищем, но Бог посылает встречи с живыми иконами: людьми Божиими.

Святость есть действительность причастия Святого Духа. Поэтому весь вопрос о Церкви сводится к её святости — к её наполненности Святым Духом, к наполненности людей, её составляющих, Святым Духом.

Если Церковь не святая, она уже и не единая, и не соборная, и не апостольская.

Когда круг будет замыкаться, на земле останутся непобеждённые в своей святости «двое или трое» — Церковь Христова, и свет их святости будет такой, какой уже невозможно будет вместить этой истории. Это и будет её конец, конец земной истории. Эти непобежденные «двое» покажут, что Царство Божие и Воля Божия осуществились в них «и на земле, как на небе», и что всё человечество могло бы стать таким же, как и они.

***

Отец Нектарий Оптинский говорил: «Мария Египетская в пустыне была по любви», то есть любовь двигала ее подвигом.

Монашество как истинный подвиг любви уже давно оскудело, и тот дух оскудения – омертвения в форме – перешел и к современным нам остаткам монашества в России. Иногда удивляешься: сколько холода в мире, такой в нем холодный сквозняк, а мы этого холода еще от себя добавляем!

И вот, в то же самое время, когда из среды этих самых монашествующих вдруг, как чудо, возникают настоящие подвижники любви, ученики Христовы, то именно они, а не миряне, делаются светильниками света, делаются вождями людей.

Тот, кто не понимает монашества, не поймет и первохристианства.

Сергей Фудель
Из книги «У стен Церкви»

Заметки на полях

  • Светлана , 24.09.2017 в 15:28

    Спаси Господи, за витаминку. Такие витамины регулярно появляются на сайте, упрепляют и поддерживают.

  • Валентина, Волгодонск , 05.10.2017 в 11:22

    Спасибо огромное! Очень проникновенно и благостно! Пожалуйста,напечатайте что-нибудь еще из богословских трудов Сергея Фуделя.

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на