МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Чув­ство бла­го­дар­но­сти — это од­но из есте­ствен­ных и, в то же вре­мя, бла­го­род­ных чувств, свой­ствен­ных че­ло­ве­ку. Бла­го­дар­ность это па­мять о по­лу­чен­ном доб­ре, ко­то­рая хра­нит­ся в серд­це, как бы на­пи­сан­ная на кам­не, вы­ра­жа­ет­ся в же­ла­нии от­ве­тить доб­ром за доб­ро. Мож­но ска­зать по-дру­го­му: бла­го­дар­ность это теп­лое чув­ство, ко­то­рое со­зда­ет осо­бое эмо­ци­о­наль­ное по­ле меж­ду людь­ми. Бла­го­дар­ность — удел сми­рен­ных; гор­дый не мо­жет быть бла­го­дар­ным, так как ему ка­жет­ся, что он за­слу­жи­ва­ет толь­ко вос­хи­ще­ние за свои лич­ные до­сто­ин­ства. Бла­го­дар­ность ду­хов­но сбли­жа­ет лю­дей, устра­ня­ет не­до­ве­рие и по­до­зри­тель­ность, и да­же вра­гов де­ла­ет дру­зья­ми. Од­на­ко здесь мо­гут воз­ник­нуть не­пра­виль­но­сти и ошиб­ки, о ко­то­рых сле­ду­ет пом­нить.

Основа христианства — любовь. Деятельное выражение любви — жертва. Милостыня — это вид повседневной жертвы, в которой сгорает, как в огне, человеческий эгоизм. Господь сказал: Блаженнее давать, не­жели принимать (Деян. 20:35). Любовь ничего не считает своим. В христианстве дар и милостыня имеют не только нравственное, но и мистическое значение: дать ради Христа или сделать ради Христа — это дать Самому Христу через чело­века. Слово «милость», прежде всего, это не поступок, а душевное расположение. Милость — это сострадание, сопереживание; милость — это одно из свойств духовной любви, это чувство единства человеческого рода. Для милостивого каждый чело­век — это его близкий.

Виды и формы милости разнообразны, но основа их одна — уметь видеть себя в другом, заменять другого собой. Поэтому ми­лость расширяет человеческое сознание и бытие, а эгоизм и себялюбие сужает и обедняет жизнь. Милостыня — неразлучная спутница любви, а в любви — великая свобода, покой и «простор» сердца.

Слово «дар» означает «даром», «безвозмездно»; дар это то, что не подлежит расчету и даже мирским понятиям о справедливости. Дар — это посильное для человека подражание Богу, Который все дает человеку даром. Дар и милостыня, как свободное действие человеческого духа, не должны рассчитывать на ответ и отдачу, иначе они превращаются в расчет, взаимообмен, взаимную помощь, услугу и плату за нее. Тогда слова «дар» и «милостыня» перестают отвечать своим названиям и должны быть заменены другими словами: торговля и купля, а иногда выгодное предприятие, от которого ждут отдачу с процентами и лихвой.

Самый худший вид этого ложного дара — когда за него покупается свобода человека, и раб должен работать для своего нового господина. Поэтому тот, кто дает, не должен ничего ждать в ответ от человека. Если он делает действительно ради Христа, то получит от Христа больше, чем даже ожидает. Если это он сделал ради любви, то получит награду в самой любви: иметь в сердце любовь — великое счастье. Если он сделал с тайным желанием выгоды, то благо для него, если он ничего не получит и его хитрость будет посрамлена.

Часто можно слышать слова: я делаю человеку добро, а получаю от него неблагодарность. Странное противоре­чие: ведь то, что сделано в ожидании благодарности уже не добро, а ко­рысть. Христос сказал: Когда творишь милостыню, пусть левая твоя рука твоя не знает, что делает другая (См. Мф. 6:3). Человек должен забыть о добре, которое сделал другому, оно должно исчезнуть из его памяти, как письмена, написанные на воде. Этим он положит свое сокровище в надежный тайник.

Обычно люди не могут успокоиться, переживают и рассказывают о том, сколько они сделали добра и не получили ничего в ответ, как будто их обманули. Схожую ошибку совершают те люди, которые принимают дар не как знак христианской любви, а считают себя обязанными от­платить или отработать за него, как бы закабаленные чужим добром. Они напряженно думают, что сделать или по­дарить взамен, боясь показаться неблагодарными и этим унизить себя. Они начинают оказывать своему благодетелю особые знаки внимания, ищут случая, чтобы предложить свои услуги, то есть поскорее расплатиться с ним. Нередко они принуждают себя подделываться, притворяться и кривить совестью, то есть расплачиваться своей душой, как разменной монетой. Тогда вместо любви у человека возникает внутренняя рабская зависимость, которая может вызвать тайное, глухое раздражение к тому, кто оказал по­мощь и милостыню: ведь должник не может любить своего заимодавца. При этом иногда происходит психологический парадокс: чтобы освободиться от зависимости, которую навязал себе сам человек, он идет на конфликт с тем, кто сделал ему добро. Поэтому в мире существует такое странное явление: за добро отплачивают злом, как будто мстят за него. А виновата в этом лож­ная установка, ложное чувство благодарности, как долга, который надо отработать, чтобы снять цепь с шеи.

Дар и милостыня не должны стеснять свободы человека, тогда у него будет ис­тинная благодарность и истинная любовь не ради дара, а ради самой любви. Лю­бовь, как чувство, отдавая себя, не уменьшается, а увеличивается еще больше. Обычно те, кто хотят перевести благодарность в мелочный счет и расчет, сами в милости небескорыстны. Наша испорченность и ложь спекулируют самыми святыми словами и понятиями, поэтому мы должны следить за тем, чтобы, давая дар и совершая дела милосердия — не покупать, а принимая дар и помощь — не продаваться.

Надо прежде всего и больше всего быть благодарным Богу, без Которого не совершается ничего, а затем человеку — как Его орудию, и этим сохранять внутреннюю свободу, данную Христом.

Официальный сайт архимандрита Рафаила (Карелина)

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на