col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Петр Давыдов. Не желающие «оптимизироваться» сербы

Беседа с учительницей русского языка из Косово

В сентябре 1999 года сербская гимназия из города Гнилане, что в Косовском Поморавье, отметила новоселье. Нельзя сказать, чтобы оно сопровождалось торжественными речами, фанфарами и оркестром: новоселье было вызвано опасностью для жизни учеников и педагогов, если бы гимназия продолжала работать в когда-то сербском городе. Проще говоря, гимназия была изгнана. Трудно, знаете, учиться и учить, если ты ежедневно подвергаешься риску быть если не убитым (и это бывало), то уж оплеванным, униженным точно. Так себе стимул, если честно. Вина твоя лишь в том, что ты – а) серб, б) православный. Причем на родной земле.

Вот уже в течение двадцати почти лет гимназия, которой в следующем году исполняется 100 лет, работает в селе Шилово, одном из больших сербских анклавов на юге Косово и Метохии. Надежды на лишь временное пребывание в селе, пусть и большом, исчезли во время погромов 2004 года, прошедших по всему краю. В Гнилане новые его хозяева закрепили победу осквернением и разрушением сербского кладбища. Сейчас в городе живут не больше десяти сербов, и не сказать, чтобы они светились от счастья. Остальные – да, отметили новоселье в других местах.

Но это не значит, что сербы полностью сдались, опустили руки, начали унывать и причитать. Заметил, кстати, что уж где-где, а в Косово и Метохии это вообще не принято. Беды, испытания, боль, слезы здесь каким-то непостижимым совершенно образом соседствуют с умением радоваться, работать и любить. Любить, среди прочего, и далекую Россию, подавая пример многим и ее жителям. Если на улицах сербских сел Косовского Поморавья причину этой любви вам будут объяснять по-братски эмоционально и громко, то в строгих условиях достойной гимназии расскажут спокойно и четко. И даже по-русски.

Мы беседуем с преподавателем русского языка и литературы гимназии Гнилане/Шилово Еленой Янкович.

Оптимизация по-косовски

– Госпожа Янкович, сколько сегодня учится человек в вашей гимназии? Каков педагогический состав?

– Сейчас у нас всего 156 учеников: в Шилово приезжают на уроки из других сел анклава; есть еще отделение гимназии в большом селе Пасьяне, это километрах в двадцати отсюда. У нас преподают сербский, русский, английский и латинский языки, математику, биологию, химию, музыку, изобразительное искусство и остальные предметы – в общем, всё то, что предусматривает учебная программа.

– Учебная программа Сербии или, простите, «независимого Косова»?

– Сербии, конечно: мы придерживаемся правил официальной программы Министерства просвещения и науки Республики Сербия.

– Хватает ли педагогов?

– Да. Нас 56 человек. Так что, как видите, учителей достаточно, но условий для преподавания нет. Точнее, эти условия отличаются от обычных. Мы работаем в маленьком здании основной школы: не хватает места, своих кабинетов у нас, учителей-предметников, нет, лабораторий тоже. Приходится импровизировать. Но ничего, пока получается.

– В России сейчас идет «оптимизация» сельских школ: те, которые власть посчитала «неперспективными», просто закрываются, и всё. Уничтожаются.

– Ну, а в наших реалиях приходится говорить об «оптимизации по-косовски».

– Да, только в России войны нет.

– И слава Богу. У нас, правда, сейчас тоже относительно мирно. Относительно…

– Из-за этой относительности, как я понимаю, выпускники гимназии стремятся покинуть родные края: уезжают в «большую Сербию», а то и за границу?

– Да, так и есть. Что касается выпускников, то они чаще всего переезжают в другие районы Сербии. Причина проста: поиск лучших условий жизни и работы. С работой здесь вообще беда – найти ее чрезвычайно сложно. Те, кто остаются, часто работают вместе с албанцами. Им тоже несладко приходится: страдают от нынешних реалий не только ведь сербы. Часто вспоминают, как хорошо жилось всем вместе, без всяких войн, погромов и «миротворцев». Такова жизнь.

– А как вы, косовские сербы, относитесь к вашему краю? Я почему спрашиваю: многие молодые жители российской «глубинки», по моим наблюдениям, даже стыдятся своей малой родины, стремясь во что бы то ни стало покинуть ее, не говоря уж об уважении или любви к родной земле.

– Совершенно уверенно говорю: мы любим Косово и Метохию, и не только в смысле земной малой родины, для нас это – святыня. То есть тут речь идет о гораздо большем, чем дом предков, их могилы, родные храмы в чисто материальном смысле, что ли. Хотя и этого вполне было бы достаточно, чтобы почитать родной край. Но есть и духовный смысл: здесь сербы стали христианами, здесь они доказали свою преданность Христу ценой многих страданий. Не понимаю, как можно презирать свое отечество, честно, не понимаю. Ладно, предположим, я начну презирать свою малую родину – потом совершенно логично это чувство переносится на всю страну – и перед вами «человек мiра», искренне любящий не родителей, а «босса», в какой бы он стране ни находился. Такие есть и в Сербии, если это утешит, конечно.

Любовь к России: не «обязаловка»

– Не утешит. Скажите, Елена, почему преподаванию русского языка и литературы уделяется в вашей гимназии такое пристальное внимание? Обязательная программа?

– Не просто программа, а попытка осознания давних и глубинных общих связей – осознания и сохранения. Ученики любят русский язык, потому что Россия для нас – старшая и могучая сестра; мы славяне, а русская литература очень близка нашему характеру. Любят Достоевского, Пушкина (все знают наизусть «Письмо Татьяны Онегину»), Ахматову, Цветаеву, Чехова, Толстого… Мы несколько раз проводили онлайн-уроки русской литературы со старшими школьниками из России, из Вологды, и мне кажется, тамошние ребята были очень впечатлены нашими знаниями.

– Не просто впечатлены: поражены. Сам проверял.

– Рада слышать. А после окончания гимназии многие из наших продолжают изучать русский язык и в университете с надеждой легче найти работу в Сербии. Слава Богу, сейчас связи между нашими странами хорошие, но, мне кажется, стать им крепче поможет владение языком друг друга, основанное не только на учебниках, но и идущее от сердца. Вот в случае с нами, сербами из Косово и Метохии, это так и бывает. А еще мы три года подряд устраиваем «Русский вечер» в гимназии: когда вы отмечаете День России, у нас проходит большой концерт: народные песни (русские, конечно), литературные чтения, приезжают русские дипломаты – благодарят. Мы очень довольны: учимся не зря, значит.

Доверие, выросшее на общих страданиях

– Знаю, что в Сербии Закон Божий, или, как это у вас называется, «Веронаука», – обязательный предмет. Как относятся к его преподаванию у вас? В России, кстати, многие прогрессивно мыслящие граждане считают это преподавание (даже на уровне факультатива) нарушением личных прав.

– Если под «у нас» понимать всю Сербию, то по-разному: иногда слышны возмущенные крики таких вот прогрессивно настроенных граждан, это бывает. А если брать Косово и Метохию, то всё еще живущие здесь ретрограды, ежедневно сталкивающиеся с опасностью, почему-то совершенно уверены: Бог, Церковь – наше спасение. С Церковью отношения здесь ближе, чем в остальной Сербии. К ней есть доверие, основанное, на мой взгляд и по общему опыту, на общих скорбях, испытаниях (ведь священники и монахи живут в таких же условиях, как и мы, а то и похуже). Мы часто ездим в монастырь Драганац – бываем на службах, да и просто беседуем с монахами. Кстати, вот вы спрашивали про отношения с албанцами, живущими здесь. Должна вам сказать, что в тот же монастырь, как и в другие, сохранившиеся в Косово и Метохии, приходят и албанцы, ставшие православными. Тайком, конечно. Наша православная вера дает нам надежду и смирение претерпеть все беды. И мы не отчаиваемся. В этом смысле мы не желаем «оптимизироваться».

– Как вы считаете, Елена, были бы полезными поездки ваших учеников в Россию?

– Все бы хотели поехать в Россию и послушать живую речь, познакомиться с жизнью русских братьев. Я знаю, что читатели портала «Православие.Ру» помогают сейчас в сборе средств на такую поездку: спаси их Господь! Действительно, одно дело – учить русский язык и культуру в теории, по учебникам и книгам, даже самым хорошим, другое дело – увидеть Россию своими глазами, прочувствовать ее сердцем. К тому же, Россию православную, настоящую. Это не единичное впечатление туриста: раз съездил, пофотографировал, забыл – тут влияние сохранится, я думаю, на десятилетия. Летом у вас побывали Горан и Александра Величковичи, бывшие наши ученики, – до сих пор рассказывают. Остальные, понятно, мечтают.

Радость веры сильнее страха

– Вспоминаю свою первую поездку в Сербию – абсолютно с вами согласен. Тогда же, побывав в Косово и Метохии, понял, что существует страх, который можно ощущать даже физически, – такое вязкое, тянущее чувство. Как вы с ним живете, с этим чувством?

– Привыкли. В Косове и Метохии страх уже стал нормальной частью повседневной жизни. Но вы забыли, что у нас есть и другое чувство, не менее сильное: радость. А радость мы чувствуем в душах, надеясь на милосердие Бога. Уж не знаю как, но так получается.

– Что же, желаем всем братьям из косовской гимназии Гнилане/Шилово настоящей радости.

– Всем русским православным братьям мы желаем того же. И мира!

С Еленой Янкович беседовал Петр Давыдов
Православие.ru
5 декабря 2018

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок