col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Александр Буздалов. Новороссия как потерянный рай

Актуальность фильма Гильермо дель Торо о гражданской войне в Испании

 

Великий фильм мексиканского режиссера Гильермо дель Торо «Лабиринт Фавна» (2006 год) по мотивам произведений Артура Мэкена никогда, наверное, не был так актуален, как теперь… Кратко напомню сюжет для тех, кто не видел этого шедевра киноискусства, без которого не обходится, кажется, ни один рейтинг лучших фильмов в истории кино. На дебютном показе в Каннах зрители удостоили картину двадцатиминутными аплодисментами. И это не преувеличение с их стороны: фильм, действительно, производит самое сильное художественное впечатление.

«Лабиринт Фавна» — это фильм о маленькой девочке с большим сердцем. События происходят в Испании 1944 года, после окончания гражданской войны в этой стране между сторонниками и противниками Франко, или между испанскими фашистами и республиканцами. И это — некоторая аналогия с сегодняшними событиями на Украине, пусть и не во всем точная. Противостояние Киева и Новороссии — это, по сути, тоже гражданская война. Зеленский — это украинский Франко, хотя и в постмодернистской (смеховой, или карикатурной) версии. Его сторонники (население Западной Украины) — это неонацисты, героизирующие бандеровцев тех же сороковых годов и наследников их «коричневого» дела — боевиков батальонов «Азов» с их фашистской символикой и идеологией. Их противники — это силы сопротивления этой диктатуре националистов в самопровозглашенных республиках Донбасса. Принципиальная разница заключается в том, что если в художественном произведении западному зрителю не составляет труда произвести правильное оценочное суждение — сопереживать добродетели и осуждать порок, то в реальности эти же самые европейские зрители оказываются уже на противоположной стороне, симпатизируя нацистам, а не тем, кто встал на справедливую борьбу с ними. И объясняется это противоположностью подачи: адекватной — в произведении искусства и извращенной — в западных средствах массовой пропаганды.

Секрет неизгладимого впечатления, которое производит фильм дель Торо, заключается в контрасте добра и зла: добродетели юной героини оттеняют инфернальные пороки злодея — ее отчима-фашиста, отчего первые становятся еще ослепительней, вызывая христианские ассоциации. Вообще, в «Лабиринте Фавна» очень сильны христианские мотивы. Во-первых, это тема «потерянного рая» (образом которого выступает волшебный мир с феями и чудесными предметами, в котором живет маленькая героиня). И во-вторых, это мотив «крови невинного», которую необходимо пролить для того, чтобы двери в сказочный мир отворились.

По сюжету, этим невинным является новорожденный сводный брат героини — сын ее умирающей во время родов матери и отчима. Девочка приносит младенца в центр лабиринта, спасаясь от преследующего ее отчима, еще не зная о страшных условиях этого (последнего из трех) заданий Фавна. Когда же Фавн (держа в руках кинжал, добытый героиней в предыдущих заданиях) сообщает ей о жертвоприношении, которое необходимо совершить, она отказывается отдать ему своего братика, несмотря на то, что это погубит ее и навсегда лишит ее возможности вернуться в свою волшебную страну.

Получив отказ, Фавн исчезает, и появляется отчим с вальтером. Он забирает у девочки своего единственного наследника и стреляет в нее. Истекая кровью, она падает в центр лабиринта, и ее кровь стекает в магическую спираль. Двери рая отворяются. Сама героиня и есть та невинная жертва, которая одна способна открыть этот сказочный портал. Только происходит это уже в ее посмертии: душа девочки видит своего настоящего отца и свою умершую мать, облаченных в царские одежды, сидящих в тронном зале на высоких престолах. На ней самой — одеяния принцессы. Фавн, обращаясь к ней «Ваше Высочество», поздравляет ее с успешным выполнением последнего задания. Над умирающем телом девочки в земной юдоли поет колыбельную молодая испанка из числа повстанцев, напевавшая сироте эту песню после смерти ее матери.

Катарсис зашкаливает. Классическая трагедия (гибель героя) усиливается религиозными мотивами, к которым можно добавить аллюзии на ветхозаветное жертвоприношение Авраамом своего сына Исаака, где замещение ребенка в последний момент агнцем прообразует заместительную Жертву Искупителя Нового Завета. Подобное иносказание, или прообраз выстроен в этом потрясающем произведении искусства.

Несмотря на то, что жанр фильма дель Торо зачастую классифицируется как фэнтези, с этими дурными мифологиями нового типа, лишенными христианских мотивов, данное произведение имеет мало общего. Гораздо более близкие параллели к этому фильму можно провести с «Ивановым детством» Андрея Тарковского или даже с архетипическим сюжетом сказки «Золушка» и столь же христианскими по духу сказками Андерсона.

Как и Золушка, главная героиня «Лабиринта Фавна» обыкновенная девочка, которая становится принцессой в награду за свою героическую добродетель. В ней удивительным образом сочетается детское целомудрие и мужественность, юная чистота и сила духа, слабость ребенка и стойкость бойца.

С не менее выдающимся фильмом Тарковского «Лабиринта Фавна» роднит тема детства на войне, что выступает формой классической оппозиции добра и зла. В фильме Тарковского есть пронзительный эпизод, когда оставшийся сиротой мальчик находит висящую на стене немецкую шинель и, воображая, что это фриц, убивший его семью, готовится произвести расправу над душегубом. «Что, трясешься? А ну, отвечай! Ты мне за всё… понял! Да, я тебе… Ты думаешь, я не помню? Да я тебя… я тебя судить буду». Максимумом «зла», на которое способна детская душа, несмотря на всю причиненную ей боль, оказывается намерение предать преступника суду… Это можно сравнить с отношением к военнопленным в ходе военной операции на Украине. Есть жуткие видео с пытками пленных россиян укронацистами. А есть видео, где представитель чеченского подразделения, участвующего в спецоперации ВС РФ, беседуя с взятым в плен испуганным солдатом ВСУ, говорит ему «Не бойся, русские не бьют…»

Волшебный мир, в который детская душа героини прячется от страшной «второй реальности», созданной человеческим безумием, это не столько мир сказки-вымысла, сколько мир «первой реальности», созданной Богом, способным возвратить ее человеку при определенных условиях. Поэтому фантастический мир сказки в фильме дель Торо показан не менее или даже более реальным, чем сюрреалистический мир человеческой истории, в котором действуют такие нравственные «зомби», как фашиствующий антигерой. При этом сущность фашизма изображена весьма достоверно: главным здесь является именно показанная слепая воля к абсолютной власти, стремление господствовать над всеми «другими», или «доминировать», как говорят главные идеологи нацизма — англосаксы. Воля к тотальному доминированию представителей «высшей расы» — это и есть основная причина всех войн последнего столетия в Европе и мире, последней из которых является война в Новороссии. Соответственно, для нормального человека должно быть очевидно, на чьей стороне правда в этом противостоянии.

Временами, не справясь с тоскою
И не в силах смотреть и дышать,
Я, глаза закрывая рукою,
О тебе начинаю мечтать.

<…>

И я знаю, что в детской постели
Не спалось вечерами тебе,
Сердце билось, и взоры блестели,
О большой ты мечтала судьбе.

<…>

Этот мир не слукавил с тобою,
Ты внезапно прорезала тьму,
Ты явилась слепящей звездою,
Хоть не всем, только мне одному.

<…>

И, таинственный твой собеседник,
Вот, я душу мою отдаю
За твой маленький детский передник,
За разбитую куклу твою.

Николай Гумилёв. Девочка (фрагменты)
Июль 1917

Художественная история, рассказанная в фильме «Лабиринт Фавна», никого не оставляет равнодушным, потому что в основу ее положен экзистенциальный сюжет, то есть фундаментальный для каждого человека. Зритель интуитивно ощущает себя перед лицом основного вопроса своего существования, а именно вопроса обретения потерянного рая, безвозвратно ушедшего детства с его целомудрием, любовью, счастьем…

Вспоминаются строки из духовного песнопения иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина) «Яблони детства», написанного в том же 2006 году, в котором вышел фильм Гильермо дель Торо, и еще сильнее резонирующего с его сюжетом:

Давным-давно, совсем еще ребёнком,
Когда мечтой и чистотой дышал,
При матушке, да на родной сторонке,
Под листопадом яблоньки сажал.

Родина, моя Родина,
Родниковая тихая Русь!
Родина, моя Родина,
Неужели к тебе не вернусь?

<…>

В чужом краю душой не отогреться.
О сердце, сердце, прошлым не живи!
Когда б не Бог, зовущий всех нас в Детство,
Кто выжил бы без смысла и Любви?

Родина, моя Родина,
Родниковая тихая Русь!
Родина, моя Родина,
Я вернусь, непременно вернусь.

Иеромонах Роман. Яблони детства (фрагменты)
3 августа 2006
Скит Ветрово

Такой «чужбиной» для жителей Новороссии стала неонацистская Украина. Испанские республиканцы во времена Франко «вернуться» на свою родину не смогли, потерпев поражение в той войне (образом этого, в частности, является трагедия главной героини фильма). Защитники же Новороссии теперь, напротив, возвращают себе свое отчество, делая сказку дель Торо былью. Тех же, кто погиб в этой отечественной войне, пролив свою кровь ради победы, да упокоит Всемилостивый Господь в Своем Небесном Отечестве.

Фрагмент из фильма «Лабиринт Фавна». Режиссер Гильермо дель Торо. 2006

Александр Буздалов
Сайт «История идей»
21 мая 2022

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок