МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Епископ Североморский и Умбский Митрофан о попытках узаконить матерщину в России и возможных последствиях этого богоборчества

9 декабря в программе «Вести недели» на телеканале «Россия» главный государственный пропагандист Дмитрий Киселёв докатился до апологии матерщины. 8-минутный сюжет опубликован на сайте телеканала под пафосным названием «Мат как национальный ресурс: Киселёв посоветовал брать пример с классиков».

Некоторое время назад вышла в свет книга епископа Североморского и Умбского Митрофана (Баданина) «Правда о русском мате». Это глубокое исследование убедительно опровергает все те доводы, которые обычно приводятся в защиту русской материщины.

Предлагаем вашему вниманию беседу с епископом Североморским и Умбским Митрофаном о пагубности матерщины и непрекращающихся попытках легализовать матерную брань в России.

— И до выступления Дмитрия Киселёва предпринималась попытка легализовать сквернословие. В 2015 году группа известных российских режиссеров обратилась к премьер-министру с просьбой внести поправки в закон о запрете мата в произведениях искусства. К счастью, эта попытка, благодаря возмущенной общественности, провалилась.

Чем, на Ваш взгляд, продиктовано стремление легализовать матерщину? Почему не всеми осознается пагубность матерной брани? Действительно ли, как утверждает Дмитрий Киселёв, сквернословие является неотъемлемой частью русской культуры?

— Эта тема в полной мере раскрыта в моей книге.

Легализовать мат пытаются в связи с тем, что многие говорят на этом языке. Этот язык используют до сих пор в высшем руководстве и в командовании высших военных подразделений. Совершенно открыто на нем говорят военачальники высоких рангов. У них возникает дискомфорт и удивление от того, что они, используя ненормативную лексику, оказывается, нарушают какие-то нормы. Им необходимо чувствовать себя комфортно, и ничего страшного в этом не видеть. Такой человек, порой, искренне не понимает, почему он должен отказываться от этого языка, приписывая ему некую удаль и считая его едва ли не «нашим национальным достоянием». Собственно, к этой мысли обращался и Киселёв в своей недавней апологии.

Некоторые люди просто не могут отказаться от этой словесной грязи в силу того, что слово человека является отражением состояния его души. Из гнилого источника истекает гнилое. Глубокая поврежденность, которая наступила в нашем обществе в начале XX века, есть следствие духовного разорения, потери истинных ориентиров, истинных духовных ценностей. Матерные слова глубоко проникли в души людей. Можно сказать, что наш народ тяжело болен. Тьма, поселившая в душах людей после семнадцатого года, по-прежнему владеет людьми. Это дух ненависти, дух разрушения, дух неблагочестия.

Мы и наблюдаем, что от избытка сердца глаголят уста. Из сердца истекает то, что находится в сердце и душе. Поэтому надо измениться внутри для того, чтобы перестать материться. Мы знаем, что изменение себя — тяжелейший труд. Но если измениться — мат станет невозможным. А если внутри темнота, то эта темнота изливается словами. Человек с нечистотой в душе таким образом приходит в равновесие, во внутреннюю гармонию с собой. Поэтому и возникает потребность в самооправдании. А как же иначе?

— Если, не дай Бог, матерщина будет легализована, каковы могут быть последствия?

— Дело в том, что матерящийся человек отгоняет от себя Ангела-хранителя, данного ему при крещении. В России практически 90% людей крещены. И они, наверное, рассчитывают на то, что имя Божие, Господь, Ангел-хранитель в трудную минуту их защитят. Но, увы, Ангел-хранитель отступает, отходит от матерящегося. Он по своей природе абсолютно чист, непорочен и не может общаться с матерящимся человеком. Эта атмосфера отгоняет Ангела-хранителя — и человек оказывается во власти других сил, которых мат притягивает, и которые, по сути, им питаются. Речь идет о силах тьмы, о падших ангелах, о бесах, и всех иных тварях инфернального мира.

Нельзя служить двум господам. Нельзя угождать одновременно Богу и мамоне. Что общего у Христа с Велиаром? Дело в том, что человек, который легализует в себе мат, однозначно принимает сторону тьмы. Он уже не борется, он для себя решил, на чьей он стороне.

Мат — есть антимолитва. Основная проблема сегодняшнего военного духовенства состоит именно в том, что священник не может находиться в этой атмосфере, где окормляемые им военнослужащие матерятся. Священник страдает и оттуда, по сути дела, изгоняется, поскольку молитва в этой атмосфере исключена. Все цепляется одно за другое.

Нам надо выбрать, с кем мы. Либо мы остаемся на стороне сил тьмы и материмся, либо мы должны с этим бороться — и тогда с нами будут силы света. Они вновь вернутся в нашу страну в полной мере, как и положено в Святой Руси, а не так, как было заведено в богоборческом государстве ХХ века.

— Можно ли рассматривать возможную легализацию сквернословия как богоборчество?

— Безусловно. Мат был одним из необходимых элементов идеологической большевистской работы в начале XX века. Как раз в пику тому, что было в царской России.

— В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» говорится: «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому греху. В случае невозможности повиновения государственным законам и распоряжениям власти со стороны церковной Полноты, церковное Священноначалие по должном рассмотрении вопроса может предпринять следующие действия: вступить в прямой диалог с властью по возникшей проблеме; призвать народ применить механизмы народовластия для изменения законодательства или пересмотра решения власти; обратиться в международные инстанции и к мировому общественному мнению; обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению».

Если матерщина есть богоборчество, то Церковь должна возвысить свой голос против попыток её узаконить. Но что-то не слышны голоса официальных церковных спикеров…

— Было бы хорошо, если бы Церковь полноценно возвысила свой голос. Со своей стороны, не скрою, мне радостно видеть, что моя книга нашла активный отклик и поддержку в обществе. К сожалению, моих скромных возможностей не достаточно для ее полноценного распространения, а она чрезвычайно востребована. Так мне было приятно, например, видеть ее ксерокопию на столе начальника Академии Генерального штаба. Так что, еще не все потеряно, и я верю, что мы услышим более взвешенные суждения об этой серьезной проблеме со стороны авторитетных представителей медийного пространства.

Беседовал Александр Тимофеев
Русская народная линия
12 декабря 2018

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на