МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Святцы

У нас, русских, имена в основном греческие, еврейские, латинские, сирийские, персидские… Есть в святцах и славянские имена. Но сколько их? По пальцам пересчитать можно. Мужские: Богдан, Боголеп, Борис, Боян, Бранко, Владимир, Владислав, Вячеслав, Всеволод, Глеб, Горазд, Игорь, Мстислав, Олег, Святослав, Разумник, Ростислав, Юрий, Ярополк, Ярослав. Женские: Вера, Надежда, Любовь, Людмила, Светлана, Злата, Мстислава, Милица. Всё! Не маловато ли для многомиллионной нации? Так больше и нет русских имён, скажет кто-то. Как нет? А Бронислав, Богорад, Боголюб, Велимудр, Волибор, Властемил, Гордей, Горислав, Гостомысл, Гранислав, Добронрав, Дружина, Ладимир, Лучезар, Любомудр, Милорад, Надёжа, Новик, Пересвет, Путимир, Радогост, Ратмир, Ратибор, Светозар, Славомир, Стоум, Святополк, Твердимир, Твердислав, Храбр, Яромир… А Божана, Веснянка, Видана, Голуба, Дарина, Добрава, Ждана, Зорина, Звенислава, Купава, Краса, Лада, Любомира, Лебедь, Милослава, Млада, Радмила, Светозара, Славяна… Имена есть, да забыты они, и в святцах их нет. А вот греки своими именами называли детей. Почему же они не брали еврейские имена — ведь христианство к ним пришло от евреев?

Отец Игорь Филин: — Так сложилось исторически. Греки приняли христианство на тысячу лет раньше нас. Это значит, что греки были современниками апостолов и что святых тогда ещё как таковых не было. Поэтому греки крестились под своими языческими именами, которые потом освящались подвигами, которые носившие их угодники Божии совершали во имя Христа. Болгары и сербы также сохранили свои языческие имена. И только на Руси стали креститься именем какого-либо святого. Ведь что такое Крещение? Крещение — это рождение нового человека, а коли родился новый человек, то и имя у него должно быть новое. Поэтому русичи отказывались от своих языческих имён, которые, тем не менее, не пропали безследно, а стали фамилиями. Кстати, у тех же сербов, сохранивших языческие имена, нет личных святых покровителей, но зато есть святой рода. А у нас каждый человек кроме Ангела-Хранителя имеет ещё и своего святого небесного покровителя и защитника. Это — вековая традиция именно Русской Православной Церкви. Кстати, греки тоже пользуются еврейскими именами, например, свт. Иоанн Златоуст.

Вот имя Федот (т.е. Богом данный). Так есть же русское имя — Богдан. Назову я так сына, и он с детства будет знать, что он — дитя, данное Богом. И у него вопрос возникнет: «А кто такой Бог? А почему Бог дал вам меня?» И вот уже можно с ним говорить о Боге, о Христе, о Любви. А если сына зовут Федя, возникнут у него такие вопросы? Возможно. Но много позже. Ибо его имя ему ничего не говорит. Сусанна — почему так и не назвать: Лилия?

Отец Владимир Сорокин: — Когда мы приняли христианство, греки воспользовались этим и привнесли и свои имена. У нас сейчас продолжается та же традиция: когда крестим в Православие татар, казахов, башкир… то даём им имена по святцам, а ведь у них тоже есть свои имена. Был Толгат, стал Анатолий. Хотя это интересный вопрос: почему мы не можем сохранить человеку его имя, каким назвали родители? А может быть, он его прославит! И мы, если бы крестились именами предков, имели бы сейчас небесных покровителей со славянскими именами. Это проблемы, которые перед нами жизнь ставит, и мы должны дерзать их как-то решать.

Отец Владимир: — Кстати, мы знаем примеры, когда наряду с православным именем сохранялось и прежнее. При крещении святой князь Владимир был наречён именем Василий, но мы его знаем и почитаем под именем Владимира, а в святцах записаны оба имени. Та же история и со святой равноапостольной княгиней Ольгой — в крещении она Елена.

— Жаль, что не сохранилась эта традиция двойных имён. Назвала я, например, сына Надёжа, а в крещении пусть будет Николай. Но имя Надёжа ему будет с детства понятно, и он невольно будет стремиться стать опорой своим родителям. А если я назову сына Коприй, т.е. навозный, или Корнилий — рогатый?..

Отец Владимир: — Пытались оставлять свои языческие имена. Так ведь такие попытки в Днепре топили… Но идея имён, на русский язык переведённых, имеет право быть. Можно посадить грамотных, заинтересованных диаконов за эту работу.

Отец Игорь: — Древнерусские имена тоже не все были благозвучны. Это хорошо видно из наших фамилий, образованных от имён собственных — Криворученков, Толстопузов… Значит, кого-то когда-то звали Толстопуз, Криворукий… А есть благозвучные имена в святцах: Александр — защитник людей, Виктор — победитель, Иоанн (Иван) — Благодать Божия, Илия — Крепость Господня…

— Почему бы тогда так и не назвать ребёнка: Победитель, Защитник… Зачем называть Лукина (лат.), Фаина (греч.), Фотина (греч.), Аглая — т.е. светлая, коли есть русское имя — Светлана? Или Виктория (лат.) — победа, можно ведь так и назвать — Победа. Хиония — снежная — по-русски Снежана; Хрисия — золотая, чем хуже славянская Злата? Анфиса — цветущая, Анфуса — цветок, а наша Цветана не лучше ли? Мелания (греч.) — чёрная, наша Чернава, Сусанна (евр.) — белая лилия, по-нашему — Лилия, и неважно какого цвета. Философ — любитель мудрости — наш Любомудр. Или с русскими именами наша вера менее крепкая и правильная?

Отец Игорь: — Потому что Аглая, Анфиса, Федот, Философ… — это имена святых. Их носители являли такие примеры благочестия и святости! И нужно уметь с честью носить их имена и стараться подражать хотя бы одной добродетели своего святого.

Впрочем, я не думаю, что если вдруг кому-то захочется назвать своего ребёнка древнерусским именем, этому будут какие-то препятствия. Хотя, конечно, вызовет недоумение у священника, привыкшего к определённому стереотипу, который передаётся из поколения в поколение. Лично я, когда приносят крестить ребёнка, всегда говорю: «В честь какого святого будем младенца нарекать?» Есть ведь особая молитва наречения имени! И я всегда рекомендую давать ребёнку православное имя. Крещение в честь святого даёт новорождённому небесного покровителя. И по смерти человека и переходе его души в мир иной встречают её Ангел-Хранитель и святой покровитель и помогают пройти мытарства.

— Имена должны быть православные. Тогда как понимать такие: Вакх — бог виноделия; Горгоний — принадлежащий Горгоне адской; Исидор — дар Изиды, египетской богини; Онуфрий — относящийся к священному египетскому быку; Нимфодора — дар нимф, низших языческих богинь… Все они есть в святцах. А смысловой перевод некоторых имён приводит в изумление. Например: Агав — саранча; Ардалион — сосуд для поения скота или замаранный; Дормедонт — на копьях носимый; Псой — мясо на чреслах; Сасоний — обезьяновидный; Сатир — похотливый; Капитон — головастый; Кондрат — квадрат; Силан — фонтанная труба; Марк — увядающий; Спиридон — круглая плетёная корзина; Виссарион — кашляющий; Уар — кривоногий; Клавдия — хромоногая. Например, долгожданную дочь будут звать Клавдия Виссарионовна — хромоножка кашляющая, или Клавдия Корниловна — хромоножка рогатая… Иные имена более похожи на клички, за которые мы ругаем детей. Понятно, что когда первые русские крестились — крестьяне, воины, ремесленники… они не знали перевода имён, но мы-то знаем. Замечательное значение у имени Иуда — славный. Но кто захочет назвать своего сына так? А в святцах это имя есть. Наконец, просто неприятно для русского слуха звучат имена: Гавиний, Хусдазат, Акакий…

Отец Владимир: — Да, я с вами согласен, что проблема есть… Священники ведь раньше держали монополию на присвоение крещаемому имени. Вот и появлялись всякие Акакии, Хуздазады, Проскудии, Каздои, Гады, Писты, Гавинии… Сейчас священники это право утратили.

Отец Игорь: — Какая разница, какое имя — греческое, русское, еврейское или сирийское и как оно переводится? Для людей верующих такой проблемы не существует. Они не смотрят на перевод имени, потому что дают не значение имени своему ребёнку, — они дают младенцу имя святого, который совершил какие-то подвиги во имя Христа. Святой своей праведной жизнью освятил это имя. И тут уж не важно, какому народу это имя принадлежит изначально, ибо у Господа «нет ни Еллина, ни Иудея» (Кол.3:11). И если даже имя не очень благозвучно переводится, надо читать житие святого, и вы проникнитесь любовью и благоговением к нему. Важно не имя — важен святой.

— Но бывают случаи: человека крестили, он вырастает и, получая паспорт, меняет имя. Была Еленой, захотела стать Аэлитой. Что же, получается, что человек отрекается от своего небесного покровителя? И, значит, святой покидает такого человека?

Отец Игорь: — Человек имеет право поменять имя, так же как и фамилию. Другое дело — зачем? Но Бог ни от кого не отказывается — Господь промышляет о любом человеке, пока тот жив. Благодать Божия действует вне всякой логики. И святые не оставляют человека, если тот прибегает к их молитвенной помощи. Ибо сегодня человек поменял имя, а завтра может вернуться к нему. И потом, это она по паспорту Аэлита, а, приходя в церковь, именует себя Еленой и причащается как Елена, и Господь знает чадо своё как Елену. Но лучше, когда у человека одно — христианское — имя.

— Батюшка, вы сказали в начале разговора, что если кому-то захотелось назвать сына Надёжей, то можно так и крестить. Почему священники отказываются крестить тех же Анжелик и Венер?

Отец Игорь: — Потому что существует многовековая традиция, которая воспринимается уже как благочестивый обряд, и человек действует не задумываясь — по заведённой традиции. Священник тоже ведь человек, который живёт внутри традиции. А для того чтобы ему рассуждать на эту тему, надо иметь в этом необходимость, время и желание. Кстати, к числу неразумных традиций относится, например, и то, что всякого человека, который был крещён, можно отпевать, подавать на проскомидию… Но ведь если человек был крещён, а по-христиански не жил, то какой же он христианин? Господь будет смотреть не на запись в свидетельстве о Крещении, а на твоё сердце, твои помыслы и деяния. Тем не менее традиция эта до сих пор кое-где сохраняется.

— Но у нас даже имена сказочных и былинных героев не русские: Елисей (евр.), Еремей (греч.), Илья (евр.) Муромец, Василиса (греч.) Премудрая, Елена (греч.). Машеньки (евр.) и Настеньки (греч.) — тоже не русские имена. Как же можно мыслить по-русски, коли с колыбели наши дети слышат имена, ничего не говорящие их уму и сердцу, ибо им непонятен их смысл, для них это просто — набор звуков. А если бы героя сказки или былины звали Добролюб, Святослав, Надёжа — вот это понятно и вызывает желание походить на добрых, сильных и справедливых героев. Но наши дети даже значение собственного нерусского имени не всегда знают. Мы говорим, что надо сохранить русский язык, который объединяет нацию. А разве сохранение языка не начинается с сохранения русских имён, которыми мы должны называться?

Отец Игорь: — Посмотрите, что происходит вокруг. Идёт деградации культуры как таковой и упрощение русского языка, как, впрочем, и других языков. И этот процесс начался не сегодня. «Слово о полку Игореве», открытое в конце XVIII века собирателем древнерусских рукописей А. И. Мусиным-Пушкиным, уже тогда(!) удивило тем, что каждая птица поёт по-своему, имеет свой глагол. Петух кукарекает, кукушка кукует, воробей чирикает, журавли курлыкают, ласточки щебечут, пеночка тенькает, гусь гогочет, утка крякает… В наше время мы лаконично говорим про всякую птицу: поёт. То есть утрачена богатая палитра названий, признаков, отличающих одно живое существо от другого. И так во всём. Мы обедняем свою речь, обедняя тем самым и свою жизнь. Всё равно как если бы мы имели не цветное, а чёрно-белое зрение. Сегодня молодёжь не любит читать… А знать свои корни, свою литературу, знать историю и обычаи, дохристианские в том числе, конечно, необходимо. Дабы понимать место и роль России и русского народа, русской цивилизации в мировой истории; понимать, что мы приобрели в процессе исторического развития, а что потеряли. А приобрели мы с принятием христианства неизмеримо больше.

Записала Ирина Рубцова
«Православный Санкт-Петербург»

ЧТО В ИМЕНИ ТВОЁМ?

Федот… С чего он богоданный?
Богдан, понятно, Богом дан.
Коль наши имена туманны,
То наша жизнь — сплошной туман.

Возьмём славянское — Людмила.
Звук прилагается судьбе:
Не станет кроха люду милой —
Не будет милой и себе.

Сухая — перевод Макрины.
Искать родство — напрасный труд!
Назвали Павлом исполина —
Глядишь, в Максимах лилипут.

Ужели имена — звучанье
Случайных звуков на пути?
Но если смысла нет в названьи,
То в жизни смысла не найти!

И звук, и знак — мерцанье сути,
Определяющее ход.
О чём оно сигналит людям,
Какую тайну им несёт?

И, к чудной тайне припадая,
Мы Имя на века даём!
…Пил Тихон горькую, не зная
О счастьи в имени своём*.

иеромонах Роман
4-5 марта 2013
скит Ветрово

*Феодот — Богом данный.
Макрина — сухая.
Павел — малый.
Максим — величайший.
Тихон — счастье.

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на